<<
>>

Все началось с Колумба.

«Мои посыльные сообщают, — писал великий путешественник 6 ноября 1492 года, — что после долгого марша нашли деревню, состоящую из 1000 жителей. Местные встретили их с почестями, поселили в самых лучших домах, позаботились об оружии, целовали им руки и ноги, пытаясь дать понять любым способом, что они (испанцы.— Авт.) — белые люди, пришедшие от бога.

Около 50 жителей попросили моих посыльных взять их с собой на небеса к звездным богам».

Это первое упоминание о почитании белых богов среди жителей Нового Света. Бесчисленные легенды индейцев обеих Америк повествуют о том, что некогда к берегам их континента прибыли на больших странных судах белые бородатые боги, голубоглазые и светловолосые. Они принесли индейцам основы знаний, законы, зачатки культуры. Ацтеки и тольтеки Мексики называли своего белого бога Кецалькоатль, инки — Кон-Тики Виракоча, а майя— Ку- кулькан.

В письме Колумба ясно видны те благоговение и почтение, которые были оказаны первым европейцам на американской земле. Могучая цивилизация ацтеков с прекрасной военной организацией и многомиллионным населением пала

перед горсткой испанцев. В 1519 году отряд Кортеса свободно прошел через джунгли к столице ацтеков. Ему не препятствовали. Конкистадоры Писарро, покорившие Перу, также использовали заблуждения инков, поражаясь странному поведению индейцев — те почти не оказывали сопротивления белым пришельцам.

Много лет занимаются этой проблемой ученые. Собраны обширные данные устной традиции индейских племен Центральной и Южной Америки, археологические свидетельства и материалы средневековых испанских хроник. Одна за другой рождаются гипотезы. Многие исследователи либо пытаются связать «белых богов» с древними народами Средиземноморья (крито-минойцами, египтянами, финикийцами, греками, римлянами и т.д.), либо углубляются в дебри, ими самими придуманные (Атлантида, пришельцы из космоса и прочий бред).

Но в последние десятилетия в поисках места происхождения «белых бо-

Индейцы видели в европейцах вернувшихся «белых богов»

Индейцы видели в европейцах вернувшихся «белых богов»

гов» ученые все чаще начинают обращать свои взоры к Тихому океану...

В Перу, на пустынном тихоокеанском побережье, археологи обнаружили многочисленные древние некрополи. Сухой климат позволил ученым детально изучить найденные там останки. По первоначальным предположениям, древние мумии должны были дать исследователям исчерпывающий ответ на вопрос: каков был тип древнего доинкского населения Перу? Однако все произошло с точностью «до наоборот»: мумии загадали ученым новые загадки. Вскрыв захоронения, антропологи обнаружили там типы людей, доселе не встречавшихся в древней Америке.

В 1925 году археологи открыли два больших некрополя с сотнями мумий на полуострове Паракас в южной части центрального перуанского побережья. Радиокарбонный анализ определил возраст этих захоронений — 2200 лет. Рядом с могилами исследователи в больших количествах нашли обломки твердых пород деревьев, которые обычно использовались при постройке плотов. Когда захоронения вскрыли, то обнаружилось разительное отличие мумий от основного физического типа древнеперуанского населения.

По мнению американского антрополога Споарта, «это была обособленная группа людей, абсолютно нетипичных для населения Перу». Пока Стюарт изучал останки этих людей, перуанский антрополог М. Троттер делала анализ волос девяти мумий. По ее данным, цвет их в целом был краснокоричневый, но в отдельных случаях пробы дали очень светлый, почти золотой цвет волос. А волосы двух мумий вообще отличались от остальных — они вились! Далее Троттер установила, что срез волоса у различных мумий разный, и в захоронении встречаются практически все формы...

Еще один показатель — толщина волос. Она здесь меньше, чем у остальных индейских, но и не такая маленькая, как у средней европейской популяции, например голландцев.

Сама Троттер, сторонница теории монорасового заселения Америки, попыталась оправдать столь неожиданное для нее самой наблюдение тем, что смерть-де меняет форму во

лос. Но ей возразил другой авторитет в этой области, английский антрополог Доусон: «Я считаю, что после смерти с волосами не происходит сколь-нибудь значительных изменений. Бьющиеся остаются вьющимися, прямые — такими же прямыми. Да, после смерти они становятся ломкими, но цветовых изменений не происходит».

Находки на полуострове Паракас заставили ученых вспомнить то, что писал об инках знаменитый конкистадор Франсиско Писарро: «Правящий класс в перуанском королевстве был светлокожим, с кожей цвета спелой пшеницы. Большинство вельмож удивительно походили на испанцев. В этой стране я встретил индейскую женщину такую светлокожую, что поразился. Соседи зовут этих людей детьми богов»...

Таких «вельмож» — членов королевской семьи — к приходу испанцев наситывалось около пятисот человек. Хронисты сообщают, что восемь правителей инкской династии были белыми и бородатыми, а их жены — «белыми, как яйцо». Один из хронистов, Гарсильясо де л а Вега, имевший инкское происхождение, оставил описание того, как однажды, когда он был еще ребенком, один сановник водил его в царскую усыпальницу. Он показал мальчику одну из комнат дворца в Куско, где вдоль стен лежало несколько мумий, и сказал, что это бывшие инкские императоры, и он спас их тела от разложения. Мальчик остановился перед одной из мумий. Волосы ее были белы как снег. Сановник объяснил ему, что это мумия Белого инки, 8-го правителя страны Тауантинсуйу. Известно, что умер он в юном возрасте, и белизна его волос никак не может быть объяснена сединой...

Сопоставив данные о светлопигментированном элементе в Америке и Полинезии с легендами острова Пасхи, ряд исследователей предположил, что белокожие люди шли из Америки в Полинезию, но не наоборот. Одно из доказательств тому — сходный обычай мумификации тел умерших в Полинезии и Южной Америке и полное отсутствие его в Индонезии.

Распространившись на берегах Перу, способ мумификации тел знати был перенесен мигрантами на ост

рова Полинезии. Две мумии, найденные на Гавайских островах, «продемонстрировали» в деталях все подробности этого обычая в Перу.

Значит, источником распространения «белых богов» было Перу? Достаточно поверхностного знакомства с огромной и разножанровой литературой по истории этой страны, чтобы обнаружить там множество упоминаний о бородатых и белокожих индейских богах, и прежде всего о Кон-Тики Вира- коче. Писарро и его люди сообщали, что в храме Куско стояла огромная статуя бога Виракочи, изображавшая человека в длинном одеянии и сандалиях, «точно такая же, что рисовали испанские художники у нас дома...». Современник событий писал, что когда испанцы увидели эту статую, то подумали, что святой Бартоломей дошел до Перу и индейцы создали монумент в память об этом событии. Конкистадоры были так поражены странной статуей, что не разрушили ее сразу, и хрчм на время миновала участь иных культовых сооружений. Но скоро и его обломки растащили в разные стороны нищие крестьяне.

Когда хронист Бетансос, принимавший участие в перуанских походах испанцев, спросил у индейцев, как выглядел Виракоча, те ответили, что он был высокого роста, в белом одеянии до пят, волосы на голове собраны в пучок, ходил он важно и в руках держал нечто напоминающее молитвенник. Озеро Титикака оказалось в самом центре деятельности Виракочи. Там, на озере и в соседнем городе Тиауанако, находилась его резиденция.

Обследуя территорию Перу, испанцы наткнулись и на огромные мегалитические сооружения доинкских времен, лежавшие в развалинах. «Когда я спросил местных индейцев, кто построил эти древние памятники, — писал испанский хронист Сьеса де Леон в 1553 году, — они отвечали, что это сделал другой народ, бородатый и белокожий, как мы, испанцы. Эти люди прибыли задолго до инков и осели здесь». Насколько сильно и живуче это предание, подтверждает свидетельство перуанского археолога Валькарселя, который через 400 лет после Леона слышал от индейцев, живших

  1. - 8432 Низовский

    близ руин, что «эти сооружения были созданы народом-чу- жестранцем, белым, как европейцы».

«Они рассказали также, — продолжает Леон, — что на озере Титикака на острове в прошлые века жил народ белый, как мы, и один местный вождь по имени Кари со своими людьми пришел на этот остров и вел войну против этого народа и многих убил...» В отдельной главе своей хроники, посвященной древним сооружениям Тиауанако, де Леон сообщает следующее: «Я спросил местных жителей, были ли эти строения созданы во времена инков.

Они посмеялись над моим вопросом и заявили, что им доподлинно известно, что все это сделано задолго до власти инков. Они видели на острове Титикака бородатых мужчин. То были люди тонкого ума, пришедшие из неведомой страны, и было их мало, и убито много в войнах...

Инка Гарсильясо де ла Вега расспрашивал своего царственного дядю о ранней истории Перу. Тот отвечал: «Племянник, с удовольствием отвечу на твой вопрос, и то, что я скажу, ты навеки сохрани в своем сердце, знай же, что в древние времена весь этот район, тебе известный, был покрыт лесом и зарослями и люди жили как дикие животные — без религии и власти, без городов и домов, без обработки земли и без одежды, ибо они не умели выделывать ткани, чтобы сшить платье. Они жили по двое или по трое в пещерах или расселинах скал, в горах под землей. Они ели черепах и коренья, фрукты и человеческое мясо. Тело свое они прикрывали листьями и шкурами животных. Они жили как звери и с женщинами тоже обращались как животные, ибо не умели жить каждый с одной женщиной». Де Леон продолжает рассказ Гарсильясо: «После этого появился белый человек высокого роста, и обладал он большим авторитетом. Говорят, он во многих поселках научил людей нормально жить. Везде они называли его одинаково — Тикки Виракоча. И в честь него создали они храмы и воздвигли в них статуи...

Откуда пришел Виракоча? «Многие считают, что его имя Инга Виракоча, и означает оно «морская пена», — замечает

хронист Сарате. Другой хронист, Гомара, утверждает, что, по рассказам старых индейцев, он перевел своих людей через море. Легенды индейцев чиму повествуют о том, что белое божество пришло с севера. Многие легенды сходятся на том, что Виракоча с соратниками приплыл на камышовых лодках по озеру Титикака и построил мегалитический город Тиауанако. Отсюда он посылал своих бородатых «апостолов» во все уголки Перу, чтобы те учили людей и говорили, что он — их творец. Но, в конце концов, недовольный поведением жителей, он решил покинуть их земли.

Во всей огромной инкской империи вплоть до прихода испанцев индейцы единодушно называли путь, по которому уходил Виракоча и его сподвижники.

Они спустились к Тихоокеанскому побережью и ушли по морю на запад вместе с солнцем в сторону Полинезии.

На севере инкского государства, в горах Колумбии, жили индейцы чибча, достигшие к приходу испанцев высокого

Виракоча. Рельеф на воротах Солнца в Тиуанако, Перу

Виракоча. Рельеф на воротах Солнца в Тиуанако, Перу

уровня культуры. Его легенды также содержат сведения о белом учителе Бочика. Описание его то же, что и у инков. Он правил ими много лет, и его назвали также Суа, то есть «солнце» на местных диалектах. К ним он пришел с востока.

К востоку от области чибча, в Венесуэле и соседних областях мы снова наталкиваемся на свидетельства пребывания таинственного странника. Его назвали здесь Тсума, или Суме. Он обучил местных индейцев земледелию. По одной из легенд, он велел всем людям собраться вокруг высокой скалы, встал на нее и поведал им законы и наставления. Пожив здесь какое-то время, он покинул эту страну.

К северу от Колумбии и Венесуэлы, в области сегодняшнего Панамского канала живут индейцы куна. Они сохранили легенды о том, что давным-давно, после сильного наводнения, к ним пришел некто и обучил людей ремеслам. С ним было несколько его сподвижников. Любопытно, что в 1920-х годах американский исследователь Ричард Марш, много общавшийся с индейцами куна, слышал от них рассказы о загадочном племени «белых индейцев», которое в прежние времена жило по соседству с куна. Марш даже отыскал среди куна несколько индейцев, явно с белой кожей; позднее исследователи объяснили этот феномен наследственным альбинизмом.

Еще дальше на севере, в Мексике, к моменту испанского вторжения процветала цивилизация ацтеков. От Анаука (современный Техас) до Юкатана ацтеки рассказывали о белом боге Кецалькоатле. По преданиям, он был пятым правителем тольтеков, прибыл из страны восходящего солнца (конечно, ацтеки имели в виду под этим названием не Японию) и носил длинную накидку. Он долго правил в Толла- не, запретив человеческие жертвоприношения и проповедуя мир. Люди больше не убивали животных и питались растительной пищей. Но это длилось недолго. Дьявол заставил Кецалькоатля предаться тщеславию и погрязнуть в грехах. Однако скоро ему стало стыдно за свои слабости и он решил покинуть страну. Перед уходом бог заставил улететь всех тропических птиц и превратил деревья в колючие кустарники. Он ушел в южном направлении...

«Карта Секунда» Э. Кортеса содержит отрывок речи Монтесумы: «Мы знаем из письмен, доставшихся нам от предков, что ни я, ни кто-либо другой, населяющий эту страну, не являются ее коренными жителями. Мы пришли из других земель. Мы знаем также, что ведем свой род от правителя, подчиненными которого являлись; он пришел в эту страну, он снова захотел уйти и забрать с собой своих людей. Но они уже женились на местных женщинах, построили дома и не хотели идти с ним. И он ушел. С тех пор мы ждем, что он когда-нибудь вернется. Верг нется как раз с той стороны, откуда пришел ты, Кортес... Какой ценой расплатились ацтеки за свою «сбывшуюся» мечту, нам известно.

Соседи ацтеков — майя — рассказывали, что их предки пришли на Юкатан двумя волнами. Первый раз — это была наиболее крупная миграция — из-за океана, с востока, под предводительством культурного героя Ицамны. Другая группа, меньшая, пришла с запада, и ее привел белый и бородатый Кукуль^сан. О Кукулькане вспоминают как о строителе пирамид и основателе городов Майяпан и Чичен-Ица. Он же научил майя пользоваться оружием, а затем покинул их и ушел на запад...

Путешественник, едущий из Юкатана на запад, непременно должен проехать через область Цельталь в джунглях Табаско. Легенды населения этих мест хранят сведения о Вотане, в давние времена пришедшем сюда с востока. Его послали боги, чтобы разделить землю, раздать ее человеческим расам и каждой дать свой язык. Страна, откуда он пришел, называлась Валум. Когда Вотан прибыл в Цель- таль, люди находились «в плачевном состоянии». Он распределил их по деревням, обучил сельскохозяйственным навыкам и изобрел иероглифическое письмо, образцы которого остались на стенах их храмов. Говорят также, что он написал там свою историю. Миф кончается очень странно: «Когда наконец подошло время печального ухода, он не ушел через долину смерти, как все смертные, а прошел сквозь пещеру в подземный мир».

Но в действительности таинственный Вотан ушел не под землю, а на плоскогорье Соке и получил там имя Кондой. Индейцы Соке, о мифологии которых почти ничего не известно, были соседями жителей Цельталя. По их легенде, пришел «отец-бог» в легком золотом одеянии и научил их правильно жить. Они тоже не верили в его смерть, а считали, что он удалился в пещеру и, заделав отверстие, ушел к другим народам...

К югу от майя жили племена киче, по культуре близкие к майя. Из их священной книги «Пополь Вух» мы узнаем, что их народ также был знаком с белым странником, проходившим через земли. Киче называли его Гугумац...

Как мы видим, легенды о белых бородатых богах распространены во всей Центральной Америке — от Юкатана до перуанского побережья. Помимо легенд, в Мексике, Перу в Эквадоре, Колумбии, Гватемале, Мексике, Сальвадоре встречаются многочисленные изображения белых людей. На фресках одного из храмов Чичен-Ицы изображена даже битва индейцев с белыми людьми. Таким образом, широкий круг источников указывает на распространение в Новом Свете светло-пигментированного населения. Но что это за население? Откуда оно появилось? И как могло это кавказоидное меньшинство сохранить свой расовый тип, будучи окруженным многочисленными индейскими племенами?

Легче всего ответить на последний вопрос. Тут достаточно вспомнить цыган — аналогия весьма уместная. Строгое соблюдение эндогамии — браков внутри этнической группы — способствовало сохранению антропологического типа. О существовании эндогамии в среде «белых богов» свидетельствуют индейские легенды и сообщения средневековых хронистов.

Кем были эти белые бородатые боги? Не инопланетянами — это точно. Их происхождение явно земное. Были ли они древними протоберберами — строителями мегалитов Старого Света, «народами моря», крито-минойцами, греками или финикийцами? А может быть, пришельцами с другой стороны мира — китайцами, японцами, индусами, полине-

зийцами? На этот счет существует масса гипотез, имеющих один общий недостаток: они беспочвенны. Давайте лучше задумаемся вот над каким простым вопросом: насколько древними являются эти легенды? Ведь большинство из них известно нам только в пересказе испанских авторов XVI века. Вполне вероятно, что подобные легенды были изобретены европейскими миссионерами уже после испанского завоевания, чтобы облегчить христианизацию индейцев.

Образ культурного героя, насаждающего у отсталых народов зачатки цивилизации, широко распространен среди народов как Америки, так-и Африки, Азии и Океании, и нет оснований считать его специфически американским явлением. А по поводу «бородатости» индейских культурных героев стоит заметить, что борода — естественная или искусственная — являлась у доколумбовых индейцев символом мудрости. Как культовый атрибут борода неоднократно изображалась на рисунках ольмеков (I тыс. до н.э.) и майя (I—XV вв.). Вполне естественно, что мифология наделяла культурного героя бородой — кому же еще быть мудрым, как не ему?

Остается вопрос белокожести — самый интересный, и, пожалуй, самый трудный. А может быть, и наоборот — самый легкий. Дело в том, что существует ряд свидетельств того, что в Америке жили и продолжают жить в наши дни группы белых индейцев!

Когда немецкий путешественник XIX века Генрих Барт впервые обнаружил в иссушенной Сахаре наскальные изображения слонов и бегемотов и рассказал об этом в Европе, его подняли на смех. Когда другой немецкий исследователь, Карл Маух, поделился с коллегами своими впечатлениями о гигантских сооружениях Зимбабве, его окружила стена холодного молчания и недоверия. Англичанина Перси Фоссе- та, путешествовавшего по Бразилии в начале XX века, очевидно, ждала та же неблагодарная участь, если бы он не исчез навсегда в джунглях, оставив лишь книгу путевых заметок, названную потом «Неоконченное путешествие».

« “На Кари живут белые индейцы”, — сказал мне управляющий, — пишет Фоссет. — Мой брат однажды отпра

вился на баркасе вверх по Тауману, и в самых верховьях реки ему сказали, что поблизости живут белые индейцы. Он не поверил и только посмеялся над людьми, которые это говорили, но все-таки отправился на лодке и нашел безошибочные следы их пребывания... Потом на него и его людей напали высокие, красивые, хорошо сложенные дикари, у них была чистая белая кожа, рыжие волосы и голубые глаза. Они сражались как дьяволы, и, когда мой брат убил одного из них, остальные забрали тело и убежали».

Свидетельству Фоссета верят немногие. Может быть, это объясняется таинственностью и кажущейся нереальностью событий, описываемых в книге?

«Здесь я снова услышал рассказы о белых индейцах... “Я знал человека, который встретил такого индейца”, — сказал мне британский консул. — “Эти индейцы совсем дикие, и считается, что они выходят только по ночам. Поэтому их зовут «летучими мышами” “Где они живут?” — спросил я. “Где-то в районе потерянных золотых приисков, не то к северу, не то к северо-западу от реки Диаман- тина. Точное местонахождение их никому не известно. Мату-Гроссу— очень плохо исследованная страна, в гористые районы на севере еще никто не проникал... Возможно, лет через сто летающие машины смогут это сделать, кто знает...”»

«Летающие машины» смогли сделать это через три десятка лет. Никаких белых индейцев, о которых пишет Фосетт в своей книге, они не обнаружили. Но это не значит, что их нет. В 1926 году американский этнограф Гаррис изучал индейцев Сан-Бласа и писал, что волосы у них цвета льна и соломы и комплекция белого человека. Французский исследователь Омэ описал встречу с индейским племенем вайка, волосы у которых были каштанового цвета. «Так называемая белая раса, — писал он, — имеет даже при поверхностном обследовании массу представителей среди амазонских индейцев». Отметим, что американская сельва обладает способностью изоляции не меньшей, чем острова Тихого океана, причем изоляции многовековой...

Одно из преданий о белых индейцах связано с загадкой манданов — племени, принадлежащему к группе североамериканских племен сиу. Манданы, коренные обитатели верховьев Миссисипи, некогда жившие на территории, поделенной теперь между штатами Висконсин, Миннесота и Дакота — пожалуй, самое необычное из всех индейских племен Северной Америки. Населенные манданами земли стали ареной деятельности белых переселенцев только после 1850 года. Однако уже на протяжении 200 лет манданы привлекали к себе внимание этнографов в связи с тем, что они очень сильно отличались от всех остальных индейских племен внешним обликом, обычаями и религиозными воззрениями. Притом в их физическом облике проявлялись признаки, наводившие на мысль о смешении с какой-то северной расой, ибо у одной пятой или одной шестой части этих индейцев была почти белая кожа и светло-голубые глаза. Среди манданов часто встречались люди с белокурыми волосами и таким необычным для индейцев выражением лица, что этот «более чем наполовину белый народ» некоторые этнографы даже отказывались считать индейцами. Жилища манданов сильно напоминали древние строения североевропейских народов. Ближайшее подобие их архитектуры мы находим только в средневековой Норвегии и Швеции. А в одном из преда-

Белые индеанки. Рисунок XIX в.

Белые индеанки. Рисунок XIX в.

ний манданов говорилось, что отцом племени был белый человек, прибывший в их страну на каноэ. Еще в те времена, когда ни один европеец не побывал в этих местах, ман- даны уже были знакомы с основными догматами христианства: они рассказывали о Спасителе, о непорочном зачатии, крестных муках, чудесном насыщении 5 тысяч человек, о грехе прародительницы рода человеческого, о потопе, спасшемся ковчеге и посланном из него голубе, который принес ветку ивы, и т.д.

Подобные представления еще 200 лет назад поразили первого европейского исследователя, проникшего в эти отдаленные области, — француза Ла-Верандри. Этот исследователь в 1738 году по поручению французского генерал-губернатора предпринял путешествие по суше из Канады до Тихого океана. Он захотел воспользоваться этим случаем, чтобы лично познакомиться со странными «белыми индейцами», слухи о которых дошли до него. Побывав у манданов, француз заключил, что на территорию этого племени когда- то давно была предпринята «большая военная экспедиция из известных стран земного шара», и манданы «произошли от смешения туземцев с цивилизованным народом». Но Ла- Верандри не мог понять, как в эти отдаленные местности, находящиеся на расстоянии более 1500 км от Атлантического океана и заселенные белыми только во второй половине XIX века, в давние времена могли попасть европейцы?

Загадку манданов многие исследователи связывают с плаваниями средневековых викингов-скандинавов. Но загадку «белых индейцев» в целом с помощью викингов не разрешить. На помощь здесь могут прийти... полинезийцы, или, как их называют, «викинги Тихого океана».

Современные ученые сходятся во мнении, что расовая принадлежность полинезийцев до сих пор неясна. Судя по всему, они обязаны своим происхождением двум, а может быть, и нескольким расам, смешавшимся между собой. Среди полинезийцев и поныне часто встречаются люди с ярко выраженной долихокефалией и светлой, как у южных европейцев, пигментацией кожи. По всей Полинезии обнаружен

так называемый арабо-семитский тип (термин Тура Хейердала) — с прямым носом, тонкими губами и прямыми рыжими волосами. Эти черты отмечали еще первые европейские путешественники на всем протяжении от острова Пасхи до Новой Зеландии, так что говорить о поздних смешиваниях с европейцами в данном случае нельзя.

Антропологические данные указывают на юго-восточно- азиатские корни обитателей Полинезии, однако первые европейские исследователи Полинезии отмечали в своих трудах, что на островах Тихого океана много людей со светлой кожей и рыжими волосами. В то время и родилась версия о европеоидных (кавказоидных) элементах в океанийском расовом типе. В последнее время антропологи установили, что светлая кожа и рыжие (или светлые) волосы встречаются не только у коренных жителей Полинезии, но и у коренных жителей Австралии и Новой Гвинеи.

Жители острова Пасхи, наиболее приближенного к Америке клочке суши, утверждают, что часть их предков имела белую кожу и рыжие волосы, в то время как остальные были темнокожими и черноволосыми. Это засвидетельствовали первые европейцы, побывавшие на острове. Когда в 1722 году остров впервые посетил голландский корабль, то европейские путешественники с удивлением отметили у островитян следующее: «Среди них есть и темно-коричневые, как испанцы, и совсем белые люди, а у некоторых кожа вообще красная, будто ее жгло солнце...» Заинтригованный этими сообщениями, Тур Хейердал в 1950-х годах отправился на остров Пасхи и, после проведенных здесь исследований, заявил, что остров был впервые заселен в IV—XI веках кавка- зоидами (европеоидами), выходцами из Перу — из Тиауана- ко. Затем, в начале среднего периода, сюда прибыли новые переселенцы из Перу, принесшие с собой культ человека- птицы и культ предков (отсюда возведение гигантских статуй вождей на каменных платформах). Чуть позже, но в том же среднем периоде, на острове Пасхи появились собственно полинезийцы. Обе группы долго сосуществовали друг с другом, пока, наконец, в позднем периоде полинезийцам не

удалось уничтожить всех потомков южноамериканских индейцев.

Эта гипотеза долго не просуществовала — ее смела волна критики. На острова Океании отправились десятки археологических, этнографических и других экспедиций, было предпринято множество экспериментальных плаваний на судах, построенных по полинезийским образцам, с помощью методов математического моделирования удалось понять различные аспекты процесса заселения Полинезии. Результаты этих исследований полностью опровергли основные положения концепции Хейердала. Гораздо более обоснованно выгладит сегодня другая концепция — о том, что именно полинезийцы (а среди них — и белокожие и светловолосые или рыжеволосые элементы) первыми высадились на побережье Южной Америки. «В настоящее время ни один серьезный ученый не будет отрицать, что задолго до Колумба между жителями Полинезии и Южной Америки, несмотря на разделяющие их невообразимые океанские просторы, существовали реальные связи»[‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡‡]

Французский ученый и путешественник Э. Бишоп, многие годы своей жизни посвятивший изучению тайн Тихого океана, всесторонне обосновал гипотезу о том, что полинезийцы, осваивая океан, добирались и до берегов Америки — вспомним, ведь перуанские индейцы говорили, что их Виракоча пришел «из моря», и само имя его означает «морская пена». Учитывая высокое мореходное искусство полинезийцев, большинство ученых сегодня считает, что именно они первыми пересекли Тихий океан и достигли берегов Америки. По мнению известного советского американиста Ю.В. Кнорозова, «полинезийские экспедиции должны были, конечно, попасть и на побережье Америки, базируясь, скорее всего, на островах Маркизского архипелага. В Полинезии бывают сезоны, когда дуют достаточно сильные западные ветры. Кроме того, экспедиции следовало предпочесть идти против обыч

но господствующих восточных пассатов, чтобы в случае истощения съестных припасов можно было с попутным ветром быстро вернуться назад. Берега Америки, сравнительно густо населенные, вряд ли подходили для основания там колоний. Возможно, контакты ограничивались только разведочными экспедициями. Запасаясь на американском берегу съестными припасами, полинезийцы вывезли оттуда местные культурные растения. Перуанский сладкий картофель — кумар — попал в Полинезию под тем же названием, что свидетельствует о прямых контактах полинезийцев с местными жителями... Наиболее благоприятный маршрут на восток для полинезийцев пролегал в непосредственной близости к экватору, между встречными Северным и Южным Экваториальными течениями, где возникает восточное противоэква- ториальное течение, хотя и ненадежное. Однако, возвращаясь на свои острова, полинезийцы могли проплыть на юг вдоль американского берега примерно до широты города Лимы, чтобы воспользоваться попутным Южным Экваториальным течением, хорошо им известным».

Можно привести и другие интересные сведения о контактах полинезийцев с жителями Южной Америки — как фольклорные, так и археологические. Например, в Перу в древних погребениях обнаружены две боевые палицы полинезийского происхождения — «пату». Здесь же найдены обсидиановые наконечники копий. Поразительное сходство имеют каменные тесла, найденные в Полинезии, Чили и Аргентине. Таким образом, вряд ли приходится сомневаться в том, что задолго до открытий Колумба отважные полинезийские мореплаватели неоднократно пересекали величайший океан планеты и высаживались на южноамериканском побережье. Впрочем, «о результатах подобных «визитов» можно только гадать, — отмечает В.И. Гуляев, — хотя маловероятно, что они оказали сколько-нибудь заметное влияние на развитие культуры как индейцев, так и жителей Полинезии».

Но как же тогда быть с рассказами о том, что «белые боги» принесли на Американский континент многочислен

ные культурные достижения? Нет сомнения в том, что основа этих рассказов скорее всего сильно мифологизирована. Но реальной, не мифической основой преданий о белых и бородатых культурных героях может служить (это не более чем версия!) факт удивительного сходства айнской культуры Дзёмон с находками в Вальдивии (Эквадор), о чем мы говорили выше. То, что айны «белые и бородатые», никто, кажется, отрицать не станет. Интересно и другое: схожая с айнской керамика Вальдивии представляет собой настоящий «культурый очаг» в стране, население которой в то время не знало керамики!

Первооткрыватели вальдивийской керамики — эквадорский археолог Э. Эстрада и его американские коллеги Б. Меггере и К. Эванс и Э. Эстрады объяснют это так: около

  1. тысяч лет назад лодку с рыбаками-айнами могло унести тайфуном от побережья острова Кюсю в открытое море. Если это произошло в октябре или ноябре, то она попала в зону течений северной части Тихого океана, двигаясь со скоростью 24—32 мили в день. Плавание длилось много месяцев, но экипаж лодки или его часть выдержала тяготы путешествия, и в итоге айнов принесло к эквадорскому побережью, где они были дружески встречены индейцами. Азиатские пришельцы научили местных жителей искусству изготовления керамики дзёмонского типа. Скоро вальди- вийцы и сами стали отличными гончарами и даже во многом превзошли своих учителей. По мнению авторов гипотезы, происхождение керамики Эквадора и всей доколумбовой Америки восходит к гончарным традициям культуры Дзёмон.

«Если основные положения гипотезы Эстрады и его коллег справедливы, — пишет советский этнограф С.А. Арутюнов, — то каково же принципиальное научное значение их открытия? Сам по себе эпизод с появлением древних жителей Японии в Южной Америке сыграл сравнительно небольшую роль в ее этнической и культурной истории, хотя, возможно, он дал первый толчок распространению керамики на побережье Эквадора».

Как бы то ни было, сам по себе факт, что пришедшие из- за моря «белые и бородатые» айны — носители культуры Дзёмон — научили индейцев изготавливать керамику и тем самым дали толчок новым культурным традициям в Новом Свете, вполне мог лечь в основу преданий о «белых богах».

<< | >>
Источник: А. Низовский. ЗАГАДКИ АНТРОПОЛОГИИ. 2004

Еще по теме Все началось с Колумба.:

  1. 5.4. Позднее Средневековье (XVI – нач. XVII вв.)
  2. Глава 8. Маневренная война, террор и начало иностранной интервенции (июль – сентябрь 1936 года)
  3. § 25. ОТКРЫТИЕ НОВОГО СВЕТА
  4. Все началось с Колумба.
  5. ЧЕРНЫЕ ИНДЕЙЦЫ
  6. Кельтские священники
  7. МЫ ОТКРЫВАЕМ КОНТИНЕНТЫ
  8. Позднее Средневековье (XVI - нач. XVII вв.)
  9. В. Г. Сергеева ВОПРОСЫ ЗАСЕЛЕНИЯ АМЕРИКИ И ТРАНСОКЕАНСКИХ КОНТАКТОВ В ТРУДАХ ХУАНА КОМАСА
  10. Лекция 7. Эпоха раннего Нового времени
  11. ОТКУДА ПОШЛА «РОССИЙСКАЯ АМЕРИКА»