>>

ВВЕДЕНИЕ

Настоящий сборник посвящен различным вопросам этногенеза народов Средней Азии.

Проблема этногенеза чрезвычайно сложна. Она требует для своего разрешения совместных исследований антропологов, этнографов, историков, археологов и лингвистов, вооруженных методом марксизма-ленинизма, который нашел исчерпывающее выражение в трудах И.

В. Сталина по национальному вопросу pi вопросам языкознания.

В сборник вошло пять статей, расположенных в определенном порядке. Эти статьи посвящены следующим вопросам.

Статья первая. Подавляющее большинство родовых групп, племен и народностей Средней Азии уже сложились в нации. Исчерпывающее определение нации дано И. В. Сталиным:

«Нация — это, прежде всего, общность, определенная общность людей. Общность эта не расовая и не племенная. Нынешняя итальянская нация образовалась из римлян, германцев, этрусков, греков, арабов и т. д. Французская нация сложилась из галлов, римлян, бриттов, германцев и т. д. То же самое нужно сказать об англичанах, немцах и про* чих, сложившихся в нации из людей различных рас и племен. Итак, нация — не расовая и не племенная, а исторически сложившаяся общность людей» (1, стр. 5).

Как и все нации, национальные объединения Средней Азии также исторически сложились из различных племен и рас.

Анализ племенного состава национальных объединений Средней Азии является основной задачей этнографов, поскольку они заняты проблемами этногенеза.

Совместными исследованиями этнографов и историков создается история сложения наций из различных племен. Вместе с тем последовательность заселения данной территории весьма важна и для антропологов, так как племена двигались из центров распространения различных человеческих рас, принося в Среднюю Азию различные расовые компоненты.

Первоочередной задачей, стоявшей перед советскими антропологами, было изучение расового состава современных национальных объединений Средней Азии, а равно некоторых племен и народностей, вошедших в их состав.

Краткая характеристика рас Средней Азии и анализ расового состава различных ее народов — тюркских, иранских и семитических—lt; вошли в первую статью настоящего сборника.

а

Для разрешения проблем этногенеза кардинальное значение имеет тот факт, что одни из рас Средней Азии являются местными, автохтонными, сформировавшимися на территории Средней Азии, другие —gt; переселившимися позднее из иных стран. По явному преобладанию в одних случаях местйопо древнейшего расового типа, в других — переселившегося на данную территорию позднее, мы судим о том, какая основная, преобладающая масса населения вошла в состав данной нации, народности или племени — местная древнейшая или пришлая.

На территориях Средней Азии, где из различных рас и племен формировались нации, исторически складывались и языки. Общность языка, наряду с общностью территории, как указывает И. В. Сталин, также является одним из характернейших признаков нации. В Средней Азии имело место скрещивание различных языковых семейств. Однако, как указывает И. В. Сталин, «совершенно неправильно было бы думать, что в результате скрещивания, скажем, двух языков получается новый, третий язык, не похожий ни на один из скрещенных языков и качественно отличающийся от каждого из них. На самом деле при скрещивании один из языков обычно выходит победителем, сохраняет свой грамматический строй, сохраняет свой основной словарный фонд и продолжает развиваться по внутренним законам своего развития, а другой язык теряет постепенно свое качество и постепенно' отмирает.

Следовательно1, скрещивание дает не какой-то новый, третий язык, а сохраняет один из языков, сохраняет его грамматический строй и основной словарный фонд и дает ему возможность развиваться по внутренним законам своего развития.

Правда, при этом происходит некоторое обогащение словарного состава победившего языка за счет побежденного языка, но это не ослабляет, а, наоборот, усиливает его» (2, стр. 27).

На территории современных советских республик Средней Азии скрещивались языкй тюркские, монгольские, иранские и семитические.

Но, как известно, многоязычные племена вскоре были тюркизованы, а семиты восприняли частью язык таджикский, частью тюркский. В результате на территории Таджикистана «языком победителем» оказался потомок древнего местного языка иранской лингвистической группы, на территории Узбекистана и Туркмении—тюркский язык, принесенный сюда тюркоязычными племенами, переселившимися позднее.

В антропологических работах, посвященных этногенезу, необходимо учитывать смены не только расового состава населения, но и языков, исторически совершавшиеся в Средней Азии и сопредельных странах. Формируясь на определенной территории, данное племя — носитель определенного языка—должно было включать в свой состав и расу, которая имеет или имела центром своего распространения ту же территорию.

Антропологические исследования показали, что монголоиды двигались в Среднюю Азию с севера и востока, европеоиды—с юга и запада. Однако эти новые пришельцы отнюдь не застали Среднюю Азию незаселенной. Наоборот, они нашли здесь уже довольно густое древнее местное европеоидное население, с которым и смешались.

Известно, что во все исторически обозримые времена с юга и запада в Среднюю Азию двигались племена иранской группы индоевропейской лингвистической семьи и семьи семитической, а с севера и востока — племена тюркской ц монгольской языковых семейств.

Известно' далее, что все эти переселившиеся племена нашли в Средней Азии оседло© и кочево'е население, говорившее на местных языках, — хорезмийском, согдийском, бактрийском и сакских. За последние два года, благодаря блестящим открытиям археологических экспедиций М. Е. Массона, стал известен и парфянский язык. Лингвисты относят все эти древние местные языки Средней Азии к иранской группе.

Сопоставив сказанное с тем, что говорилось выше об исходном географическом распространении европеоидных и монголоидных рас, мы видим, что в Средней Азии и в сопредельных с нею странах первоначальные ареалы европеоидов совпадали с местами обитания иранцев и семитов, а ареалы монголоидов — с территориями народов тюркского и монгольского языков.

Во всяком случае такое совпадение отмечается в исторически обозримые времена, т. е. с VI в. до н. э., когда впервые о древнейшем населении Средней Азии начинают говорить исторические источники в лице знаменитой бехистунской надписи. Начавшийся позднее и шедший с севера процесс тюркизации по языку местного европеоидного населения сопровождался монголизацией его noi типу. Однако параллелизм этих двух процессов далеко не всегда был полным. В одних случаях полная тюркизация местного дотюркского населения соответствовала почти полной монголизации его по типу, в других — такая же полная тюркизация сопровождалась лишь примесью м он г олои дн Ы!х пр из н а ков.

Например, на территориях Казахстана и Киргизии, ближайших к исходному ареалу монголоидов, тюркизация местного дотюркского населения сопровождалась очень сильной монголизацией древнего евро* пеоидного типа. Поэтому в расовом составе современных казахов и киргизов монголоидный компонент явно преобладает. Наоборот, в Узбекистане и Туркмении тюркизация древнего населения Хорезма, Согда, Бактрии, Маргианы и Парфии сопровождалась лишь примесью (местами значительной) монголоидных признаков к автохтонному европеоидному населению этих стран. В расовом составе не только таджиков, но и узбеков и туркмен явно преобладает не монголоидный, а европеоидный компонент. Након'ец, в областях, давно уже тюркизованных, но лежащих далеко! от ареалов монголоидов (например, у анатолийских ту- рок-османлы и исследованных мною азербайджанцев, Ирана) примесь монголоидных признаков либо' ничтожна, либо вовсе отсутствует.

Последнее объясняется тем, что переселившийся народ, даже незначительный по своей численности, может ассимилировать в языковом отношении всю массу местного1 населения, hoi в антропологическом отношении будет ассимилирован численно! преобладающей массой этого населения.

Таким образом, процессы языковой и расовой ассимиляции могут совпадать почти полностью, могут совпадать частично, но могут быть и противоположными.

Основные этногенетические процессы —J смены расового, племенного и языкового состава населения протекали на Территориях нынешних советских республик Средней Азии различно. При разрешении проблем этногенеза народов Средней Азии необходимо- учитывать своеобразда этих процессов.

Первая статья настоящего сборника посвящена указанному кругу вопросов. Она представляет собою сжатое предварительное изложение монографии Л. В. Ошанина на тему «Антропологический состав насе

ления Средней Азии и этногенез ее народов в свете данных антропологии».

Вторая статья сборника (В. Я. Зезенкова, «Антропологический состав женщин различных этнических групп Средней Азии») дополняет фактическим материалом первую статью.

В краниологических работах мужские и женские черепа всегда сравниваются отдельно. В антропологических исследованиях, проводимых на живых особях, анализ расового состава, как правило, давался лишь для мужского населения той или иной страны или того или иного народа, в связи с меньшей доступностью женщин для исследования. То же имело место и в наших ранее опубликованных работах. Благодаря возросшей культуре населения сотрудники кафедры антропологии Среднеазиатского государственного университета имели полную возможность собрать за последние годы весьма обширные и разнообразные материалы по- антропологии женщин. На основе этих материалов, охватывающих 2000 особей, были проведены сравнительно-антропологические исследования женщин различных этнических групп Средней Азии. Советские антропологи стремятся возможно полнее изучить изменчивость такзсоно'мически важных антропологических признаков. В этом отношении весьма существен учет возрастной и половой изменчивости у женщин.

Расовый состав исследованных нами женщин вполне совпадает с расовым составом мужчин тех же этнических групп, но некоторые измерительные признаки, дифференцированные между европеоидами и монголоидами, у женщин менее ясно выражены, чем у мужчин.

Статья В. Я. Зезенковой приводится в качестве материала, подтверждающего результаты расового анализа, проведенного на мужских группах, и в дальнейшем может быть использована для изучения изменчивости расовых признаков.

Третий раздел сборника представлен статьей Л. В. Ошанина «К проблеме этногенеза уйгуров» (по данным сравнительной антропологии населения Средней Азии и Синьцзяна).

Для разрешения ряда вопросов этногенеза народов Средней Азии очень важна степень участия в этом историческом процессе народов сопредельных стран. Поэтому мы собрали в свое время материалы по антропологии этнических групп, переселившихся из Ирана и Передней Азии. Они приводятся в первой статье сборника.

Однако эти материалы не дают пока возможности выяснить черты сходства или отличия основных этногенетических процессов, которые протекали на территории республик Средней Азии и сопредельных стран. Некоторое исключение в этом отношении представляют данные по сравнительной антропологии населения Средней Азии и Передней Азии. Еще в одной из первых опубликованных работ нам приходилось указывать на сходство в процессах смены языков и расового состава, совершавшихся на территориях двух междуречий — Среднеазиатского и Переднеазиатского. Аналогично тому, как в Мавераннахре тюркизация по языку сопровождалась заметной монголизацией населения по типу, в Месопотамии и прилегающих к ней странах северной части Передней Азии семитизация досемитического населения сопровождалась примесью средиземноморского расового типа к местному переднеазиатскому (арменоидному).

За последние годы мы имели возможность провести более полное сравнительно-антропологическое исследование населения Средней Азии

и Синьцзяна. Это позволило нам, с одной стороны, подойти к некоторым вопросам этногенеза уйгуроав—(наиболее многочисленной народности Синьцзяна, с другой стороны, отметить черты сходства в основных этногенетических процессах — в сменах языков и расового состава, совершавшихся на территории Узбекистана и Синьцзяна.

Мы полагаем, что такого рода «сравнительно-этногенетические исследования» должны проводиться всюду, где только к тому представляется возможность. Сказанное побудило нас выделить материалы по сравнительной антропологии Средней Азии и Синьцзяна в особую статью.

Следующая статья сборника — «Палеоантропологические и исторические данные о расселении монголоидных рас в северной степной полосе Средней Азии» Л. В. Ошанина.

Разрешение ряда важнейших вопросов этногенеза невозможно без палеоантрошмогических материалов Имению костные материалы, добытые из хронологически датированных, а по возможности и этнически определенных древних погребений служат наиболее надежным историческим источником, на основании которого! мы судим о заселении в определенную эпоху определенной территории различными человеческими расами, входившими в состав древних племен и народов.

В ранее опубликованных работах, основываясь на данных сравнительной антропологии, истории и лингвистики, мы высказывали мнение, что европеоидные расы, ныне явно преобладающие среди таджиков, узбеков и туркмен, являются древними местными, автохтонными, а монголоидные наслоились позднее. Ту же точку зрения высказывали и другие антропологи, работавшие в Средней Азии (Ярхо, Гинзбург). Для окончательного решения этого вопроса нехватало палеоантропологических материалов.

В настоящее время, благодаря капитальному труду московского антрополога профессора Г. Ф. Дебеца по палеоантропологии СССР и серии очень ценных работ ленинградского антрополога В. В. Гинзбурга, мы располагаем весьма обширным и разнообразным материалом, уже не вызывающим сомнений в том, что в Средней Азии древнейшим расовым типом был тип европеоидный. Смешение двух основных рас Евразии — монголоидной и европеоидной — началось в северной степной полосе Средней Азии, носившей в средние века название Дешт-и-кипчака. Отсюда шло движение монголоидов на юг в страны Хорезма, Согда, Шаша, Давани, Бактрии, Маргианы и Парфии. Обзору палеоантропологических работ и посвящена упомянутая статья Л. В. Ошанина.

В последней статье сборника (В. Я. Зезенкова, «Материалы к палеоантропологии Узбекистана и Туркмении») приводится описание палеоантропологических материалов, переданных археологами на кафед- ру антропологии Среднеазиатского государственного университета. Материалы эти добыты главным образом на территории Узбекистана и частью Туркмении. Они пока еще не велики, но уже намечают время появления монголоидов в странах, лежащих к югу от северной степной полосы Средней Азии.

Таковы вопросы, освещаемые в настоящем сборнике. Разумеется, мы отнюдь не претендуем на разрешение проблем этногенеза народов Средней Азии в должной полноте. Мы, антропологи, базируемся на фактическом материале своей науки, привлекая, насколько это возможно,

данные сопредельных с антропологией гуманитарных дисциплин. Разрешение проблем этногенеза чрезвычайно сложно и, естественно, в наших законченных работах найдутся ошибки и упущения.

А\ы представляем материал настоящего сборника для критики советской научной общественности, считая, что «никакая наука не может развиваться и преуспевать без борьбы мнений, без свободы критики» (2, стр. 28).

Л. В. Ошанин

| >>
Источник: Л. В. ОШАНИН и В. я. ЗЕЗЕНКОВА. ВОПРОСЫ ЭТНОГЕНЕЗА НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ. 1953

Еще по теме ВВЕДЕНИЕ:

  1. Введение
  2. Введение, начинающееся с цитаты
  3. 7.1. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. [ВВЕДЕНИЕ]
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение Предмет и задачи теории прав человека
  8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. ВВЕДЕНИЕ,
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ. БОРЬБА ЗАВВЕДЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ
  15. Раздел II ИСТОРИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕВ ПСИХОЛОГИЮ