<<

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Существо концепции, изложенной в данной книге, состоит в создании типологии античных учений о человеке, обобщеннопроблемной картины античной антропологии в виде четырех типов: мифологического, религиозного, натурфилософского и социокультурного.

Мифологический тип антропологии выведен из положений гомеровского и гесиодовского эпоса и отчасти орфизма. На этом же материале, но уже с упором на учение орфиков, показано зарождение религиозного типа антропологии. На основании взглядов преимущественно ранних ионийских философов был воссоздан натурфилософский (натуралистический) тип антропологии. Из воззрений софистов, линии атомистической философии Демокрита, Эпикура, Лукреция, взглядов Цицерона и некоторых других философов сложился облик социокультурной концепции человека.

Изучение представлений о человеке, содержащихся в литературных памятниках мифологии, показало, что это очень разноречивые, в определенной степени противоположные мнения о богах, людях и взаимоотношениях между ними. В ходе исследования мы отказались от того, чтобы видеть в этом разнообразии и различии антропологических взглядов эволюцию воззрений на человека в пределах одного и того же мифологического основания, и пришли к мысли, что здесь имеет место формирование существенно иного образа человека, а именно - религиозного. Таким образом, «античная мифология в ее историческом развитии», о чем писал А. Ф. Лосев, предстала у нас в виде мифологический антропологии в ее историческом развитии к религиозной.

Мифологическая антропология - это представления о человеке, присущие исключительно древнейшем пластам сознания греков — хтонической мифологии. О религиозной же антропологии можно говорить начиная только с олимпийской мифологии в ее гомеро-гесиодовом и особенно орфическом вариантах, а завершением ее считать труды религиозных философов Античности. В итоге обычное и принятое в историко-философской литературе описание человека в рамках некоего синкретического религиозно мифологического мировоззрения было более определенно разделено на достаточно существенно различающиеся между собой мифологическую и религиозную антропологию.

В первой человек включен в семью богов в качестве их прямого потомка, элементы его существа и жизнедеятельности представляются особыми живыми существами, властвующими над ним, сам он героизируется, ориентирован на телесную жизнь и земной мир. Во второй он рассматривается уже как творение богов из некоего материала; его существование ставится в зависимость от их воли, он получает религиозно-нравственное измерение в виде изначальной греховности и ориентацию на духовную жизнь и небесный мир.

Рассмотрение антропологических воззрений в пределах философии обнаружило, что имело место их развитие на едином основании натурфилософии. Первоначально натурфилософские учения

о человеке существовали в виде достаточно чистой, единообразной системы воззрений, центральным элементом которой предстает прямое подчинение жизнедеятельности человека разумной вселенной, приводящее к представлению об обществе, культуре и нравственности как установлениях природы. При этом надо подчеркнуть, что античная натурфилософия устанавливала прямую неопосредованную связь и соответствие межу человеческим существом и физическими началами космоса, минуя биологический уровень, что проистекает из характерного для Античности гилозоизма и панпсихизма. Античная натурфилософская (натуралистическая) антропология характеризуется крайней, предельной формой «космеизации» человека, ведущей к «физикализму», однако ее своеобразие состоит в том, что по своей мировоззренческой сущности она является пантеистической (или природотеистической), а также гилозоистической антропологией.

Затем на этом основании - представлении о человеке как природном существе - стало надстраиваться новое понимание человека, суть которого состояла в том, что человека начали объяснять не из природы, а из него самого, его собственных характеристик, пусть и данных ему все той же природой; приняли его в качестве самодостаточного основания антропологических учений. Это отдаленно напоминало то отношение к человеку, которое в европейской философии Нового времени было названо антропологическим принципом, или антропологизмом.

Наиболее значительным нововведением при этом было то, что философы стали наделять человека чертами социального и культурного существа и соответствующими потребностями. Это привело к «кентаврическому» характеру антропологических воззрений конкретных философов, у которых переплетались элементы как натурфилософского, так и социокультурного подхода к человеку, и потребовало их размежевания для конструирования типа социокультурной антропологии.

Последняя базируется на концепции человека - деятеля (homo faber), обладающего собственной сущностью в виде материальных и духовных потребностей, и отмечена мощной гуманистической тенденцией, которая выражается, с одной стороны, в представлении

о социальном и нравственном развитии человека в направлении его гуманизации, а с другой - в учении о врожденной гуманной сущности человека, дарованной ему от природы.

Построение модели античной социокультурной антропологии обнаружило, в свою очередь, ппубинное расхождение философов, повсеместно встречающееся и постоянно воспроизводящееся в истории философии при объяснении того, откуда берутся у человека качества социального существа: даются ли они ему природой или приобретаются им самим. Вследствие этого портрету социокультурной антропологии пришлось придать вид двуликого Януса, выделив в ней черты «эпигенетического» и «преформистского» вариантов, которые различаются представлением о сущности и источнике социальных и культурных характеристик человека, считая их в одном случае исключительно продуктом деятельности последнего, а в другом - задатками, заложенными в него природой. Это опять-таки потребовало не столь простого и легкого в осуществлении разделения ткани реальных философских учений. Поэтому хотелось бы подчеркнуть, что создание типологии античных учений о человеке основывалось не просто на сборе, анализе и синтезе фактов, но и на осмыслении многих действительных противоречий, свойственных античной антропологической теории.

Характер антропологических материалов, представленных в источниках и подвергнутых типизации, показывает такую особенность и общую черту (закон) античных антропологических воззрений любого типа, как их «двухуровневый» характер, когда человек представлен опосредованно, в некоторых превращенных формах, что можно назвать «метафизикой» антропологии, или «трансцендентальной антропологией», и непосредственно, собственно как человек в его реальных формах существования, что можно, в свою очередь, назвать «физикой» античной антропология.

Итак, в античной философии человек представлен как таковой; в мифологической и религиозной антропологии он выступает на «метафизическом» уровне в виде богов, а его жизнь описана в жизни божественного сообщества; в натурфилософской концепции человек рассматривается в виде очеловеченной природы; в социокультурной - в форме полиса (государства) - человека, что является выражением глубокого антропоморфизма всего античного сознания.-

Типологизация антропологических учений античных философов подвела к тому очевидному выводу, что их возможными началами, предпосылками служат; соответственно, имманентные или трансцендентные по отношению к миру боги, природа и сам человек в качестве социокультурного существа - три творческие силы, известные культурному человечеству, - когда основания человека ищут либо в богах, либо в природе, либо в нем самом как творце, признавая его самодостаточным (субстанцией). С этой точки зрения антропологические взгляды конкретных античных философов являются, как правило, комбинацией или смешением названных оснований.

Предложенная нами типология имеет некоторую особенность, которая заключается в том, что в ней учитываются не только сходные линии, признаки, «логическое движение» [Briining, s. 6], но также историческое, хронологическое движение, временная последовательность типов. Тем самым типология выступает одновременно как история, историческая типология - периодизация. Такая типология оказывается наиболее приближенной к конкретно-историческому материалу, позволяет наиболее эффективно работать с ним.

Выявляя типы учений о человеке на основе конкретных концепций, исторически, во времени, в их следовании друг за другом, мы вместе с тем получаем историю типов антропологии. Складываясь поочередно, типы эта наследовали Друг другу,сохущеигвуя^ всей Античности, взаимодействуя между собой и дополняя один другого в учениях отдельных философов. Поэтому мы считаем, что рассматриваемые типы образуют общую картину, панораму античной антропологии и являются моделями, в пределах которых складывались и развивались воззрения тех или иных философов Античности.

В связи со сказанным едва ли допустимо приписывать Античности какую-то одну модель человека, например рационалистическую, как это делает Г. Дюран, (как, впрочем, и многие другие авторы), когда пишет о «немом универсальном мифе о человеке как “разумном живом существе” [Durand, р. 51]. Подобные мнения об античной антропологии сами являются мифом.

Как уже говорилось, наше исследование ограничено по большей части самыми ранними, так сказать, исторически исходными проявлениями того или иного типа античной антропологии. По этой причине в дальнейшем еще предстоит показать, вернее, доказать, что предложенная типология, которая основана на первичных, ранних формах того или иного представления о человеке, может быть использована в качестве методологического инструментария и «работает» во всей последующей истории античной антропологии, т. е. предстоит установить, что учения всех последующих философов либо вписываются в тот или иной тип антропологии, либо представляют собой соединение нескольких типов. Если такая работа даст положительный результат; это докажет плодотворность осуществленной нами типоло- гизации античной философской антропологии. Впрочем, уже сейчас можно привести некоторые литературные данные, подтверждающие это. Например, по мнению Б. Т. Григорьяна, Аристотель синтезировал две антропологические тенденции: религиозно-этическую и космиче- ски-натуралистическую(см.: [Григорьян, 1973, с. 67]).

Определенные перспективы имеет и размежевание мифологической и религиозной антропологии, в частности размежевание, построенное на предложении, которое мы считаем важным нововведением, считать основанием мифологической антропологии именно хтоническую мифологию, а героическую (олимпийскую) мифологию относить к числу оснований религиозной антропологии. Во-первых, это позволяет исторически взглянуть на формирование религиозно-философской атро- пологии АНТИЧНОСТИ И представить этот процесс в виде трех стадий: мифологической, религиозной и религиозно-философской. Во-вторых, это будет содействовать различению мифологического и религиозного сознания, граница между которыми, насколько нам известно, пока еще нигде и никем четко не проведена, поэтому историки философии большей частью предпочитают пользоваться не очень ясным синкретическим поііятиєм «религиозно-мифологическое мировоззрение».

<< |
Источник: Звиревич В. Т.. Античная антропология: от героя-полубога до «человечного человека»/В.Т. Звиревич ; [науч.ред.С.П.Пургин].-Екатеринбург: Изд-во Урал, ун-та. - 244 с.. 2011

Еще по теме ЗАКЛЮЧЕНИЕ:

  1. 5.14. Заключение эксперта
  2. 15.4. Окончание предварительного следствия с обвинительным заключением 15.4.1.
  3. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ
  4. Примечание [Обычный взгляд на умозаключение]
  5. В. УМОЗАКЛЮЧЕНИЕ РЕФЛЕКСИИ
  6. а) Умозаключение общности
  7. Ь) Индуктивное умозаключение
  8. с) Умозаключение аналогии 1.
  9. а) Категорическое умозаключение 1.
  10. Ь) Гипотетическое умозаключение