<<
>>

Значение образа (символа) в регуляции поведенческих стереотипов и внутриорганических процессов. ИСС и психология искусства

Приведенные примеры из конкретных ритуалов с ИСС показывают сложность духовной культуры индейцев и специфически человеческие способности взаимодействия с идеальными сущностями (образами, видениями), которые дают возможность управлять внутренним субъективным миром переживаний и воздействовать на внутриорганичес-кие процессы.
Последний аспект наиболее детально описан в статье Э.Фрески и С.Кюльсар прежде всего в форме анализа влияния образов, представлений на сложную систему Siskind T. To Hunt in the Morning. New York, 1973. P. 136. Bourguignon E. Psychological Anthropology. New York, 1979. P. 266. А.А.Белик. ИСС как область исследований 531 взаимодействий, опосредованную «социальной привязанностью». Как очень точно отметили эти авторы: в процессе развития общества «...роль внутренних представлений становится выдающейся и символические знаки или ментальные образы могут занять место “реальных” людей»12 , и тем самым влиять как на внешние поведенческие стереотипы, так и на внутриорганические процессы. Таким образом, субъективные переживания или действия с образами могут воздействовать на биологические структуры организма так же, как и события, взаимодействия, происходящие во внешней реальности. Эту же идею выразил и Р.Принс в виде теории — гипотезы «иммитативного гиперстресса», рассматривающей торможение, затруднение «тестирования реальности» как позитивный момент, обеспечивающий активацию внутренних систем организма. Основное положение, рассмотренное Принсом, — то, что организм реагирует на образы (в его примерах — сновидения) как на реальность, «верит» в действительность происходящего. В этом, видимо, суть особого человеческого способа жизнедеятельности, создавшего особую «вторую» реальность — культуру, в которой образы, символы, мифы, то есть продукты творчества людей, результат их действия с идеальными образованиями, имеют тот же статус реальности, что и материальные образования.
При этом надо иметь в виду, что феномен «иммитативного гиперстресса» проявляется не только во сне, но и в бодрствующем состоянии. Особенно отчетливо он проявляется в ситуации ожидания чего-либо страшного, угрожающего… Вообще, психологическое состояние ожидания (в определенном смысле предвосхищения) сопровождается, видимо, сложным комплексом явлений, протекающих вне сознания человека, который является «запускающим» механизмом ряда процессов, в том числе и обезболивания. В этом плане инициирующие (настоящие, жуткие в действительности) ритуалы имеют назначение сформировать определенную доминанту, играют роль сильнодействующего средства. Последующие ритуалы есть уже изображение воспроизведения, нередко драматизация ужаса первого испытания. Таким образом, небезосновательно будет предпо- 12 Freska E., Kulcsar Z. Social Bonding in the Modulation of the Physiology of Ritual Trance // Ethos. 1989. ? 1. P. 77—78. 532 ИСС, биология и ложить, что последующие ритуалы действуют аналогично эффекту «плацебо»13 . Вера в действительность изображаемого (мифологические, сказочные герои и т.д.) проявляется в процессе восприятия и сопереживания произведениям искусства (появление первобытного искусства в виде наскальной живописи есть маркер появления человека культурного). Катарсичес-кий механизм сопереживания, умение трансформировать образы в воображении формируется в детстве вместе с усвоением человеческого способа жизнедеятельности в особенной этнокультурной форме14 . Фундаментальную роль здесь играет стремление и потребность в «сообщности, опосредованная социальной привязанностью». В восприятии произведений искусства, также как и во сне, заторможена функция проверки реальности (критичность) на чувственном уровне. Интенсивность этого феномена значительно слабее, чем во сне или в трансе, оно проявляется слабо, чуть-чуть, но все же на какое-то мгновение, неуловимый момент мы забываем свое «Я», сопереживаем «Другому» (вымышленному, воображаемому). Таким образом, всякое достаточно глубокое переживание произведений искусства содержит ИСС.
Данное положение отражено в трудах современных исследователей15 , а основатель подобного взгляда — Платон («Федр», «Законы» и др.). Весьма интересная интерпретация функции искусства предложена классиком российской антропологии Я.Я.Ро-гинским. Он полагает, что важнейшим назначением искусства является преодоление аритмичности человеческой мыслительной деятельности и утраты яркости, живости восприятия при монотонной активности. Иначе говоря, Ро-гинский развивает идею о синхронистической функции искусства по отношению к асинхронным тенденциям, существующим в культуре и человеке. Рассматривая процессы творчества, создание образов, российский антрополог под- 13 См.: Rossi E.L. The Psychobiology of Mind-Body Healing. New York, London, 1988. P. 3—20. 14 См. подробнее об этом: Белик А. Человек: раб генов или хозяин своей судьбы? М., 1990. С. 57—61. 15 См.: Леонтьев Д.А. Психология смысла. М., 1999. С. 429; Tart C. The systems approach to states of consciousness // Beyond Ego: Transpersonal Dimensions in Psychology / R.Walsh, F.Vaughan (Eds.). Los Angeles, 1980. P. 116. А.А.Белик. ИСС как область исследований 533 черкивает, что это не просто воспроизведение, это особая трансформация, переделка того, что есть. В развитие этой идеи он приводит слова историка и философа Эдгара Кинэ (1803—1875) из книги «Творение» (1869—1871) о том, что образы искусства не есть простая репродукция существующих форм. Лучшие произведения искусства — разве это «...не великий порыв человеческого разума к созданиям, которые еще не существуют, может быть никогда не будут существовать, но тем не менее принадлежат потоку в организованном мире? <…>Человек в нетерпении войти в будущее. Он заранее овладевает им в искусстве»16 . Человек — существо, устремленное в будущее. Даже ребенок в детстве осознает свое будущее состояние (быть «большим», взрослым) и активно готовится к нему, моделирует мир «взрослых», учится действовать с воображаемыми сущностями (палка у него становится то самолетом, то лошадью в играх).
Функция предвосхищения, «проигрывания» возможных вариантов будущих действий — одна из важнейших в ритуалах вообще17 . Ритуалы инициации играют здесь особую роль, также как и сны — иммитации гиперстрессовой ситуации. Но одновременно здесь же содержится возможность замещения реального действия (например, кровавого сражения) его изображением, сопереживанием, драматизацией. Таким образом сопереживания в восприятии искусства содержат ИСС, а ритуалы (в том числе и с ИСС) есть представление, но нередко весьма реалистическое. В связи с такой постановкой вопроса нельзя не привести положение Э.Бургиньон о ритуалах как способе отбора психологических черт личности в свете будущих социальных ролей и рассмотрение одержимого транса как драматического представления, в котором его участник становится «Другим», теряя свою идентичность, свое «?». При этом, если транс — это переживание, то одержимый транс — это представление и перевоплощение, предполагающее деперсона-лизацию18 . Хотелось бы подчеркнуть, что само наименова- 16 Рогинский Я.Я. Об истоках возникновения искусства. М., 1982. С. 23—24. 17 Eibl-Eibesfeldt I. Ritual and ritualization from biological perspective // Human Ethology / M. von Granach et al (Ed.). Cambridge, 1979. P. 12. 18 Bourguignon E. Psychological Anthropology. New-York, 1979. P. 262. 534 ИСС, биология и ние рассматриваемого типа феноменов — «измененное состояние сознания» — несколько неточно, поскольку изменения затрагивают не только сознание, но касаются и всего внутриорганического функционирования, предполагая в том числе и трансформацию мускульной активности. При этом могут наблюдаться (в зависимости от вида транса) парадоксальные состояния: активизация мышечной активности при пассивности (торможении) работы головного мозга и наоборот. При всем многообразии явлений, объединенных понятием ИСС, их функциональную направленность все же можно описать единым интегративным принципом, предложенным российским ученым А.А.Ухтомским: доминанта как комплекс симптомов во всем организме, как совокупность центров с повышенной возбудимостью в единстве ЦНС и АНС. Доминанта есть важнейший принцип поведения и реагирования человека, определяемый соединением наличной ситуации и этнокультурного опыта, учетом одновременно в динамике процессов торможения и возбуждения, использованием прошлого опыта и предвосхищением будущих ситуаций в интегративной форме. Значительную роль здесь играет наш мозг — «...этот удивительный аппарат, представляющий собой множество переменных, калейдоскопически сменяющихся органов предупредительного восприятия, предвкушения и проектирования среды. Процесс же смены органов достигается посредством образования доминанты и торможения прочего мозгового поля»19 .
<< | >>
Источник: А.А.Белик. Личность, культура, этнос: современная психологи-Б 66 ческая антропология /Смысл. — 555 с.. 2001

Еще по теме Значение образа (символа) в регуляции поведенческих стереотипов и внутриорганических процессов. ИСС и психология искусства:

  1. Значение образа (символа) в регуляции поведенческих стереотипов и внутриорганических процессов. ИСС и психология искусства