П.К. Дашковский, И.А. Усова Алтайский государственный университет, г. Барнаул, Россия РЕКОНСТРУКЦИЯ ЖЕНСКОГО ГОЛОВНОГО УБОРА ИЗ МОГИЛЬНИКА ПАЗЫРЫКСКОЙ КУЛЬТУРЫ ХАНКАРИНСКИЙ ДОЛ

  В течение нескольких лет Краснощековская археологическая экспедиция АГУ проводит изучение могильника пазырыкской культуры Ханкаринский дол, расположенного в Краснощековском районе Алтайского края (Дашковский, тишкин, 2006; Дашковский, тишкин, тур, 2005 и др.).
Предварительный анализ материалов раскопок и результаты радиоуглеродного исследования позволили отнести памятник к ^-нач. III в. до н.э. (тишкин, Дашковский, 2007). В 2008 г. исследован самый большой на данном памятнике курган (№15) пазырыкской культуры, диаметр которого составлял 14,25 м, а высота 0,75 м. В нем была похоронена женщина 35-40 лет с сопроводительным захоронением лошади. из погребального инвентаря обнаружено: бронзовое зеркало, гривна, покрытая золотой фольгой, железный нож, удила, шпильки, золотые серьги, костяная подпружная пряжка, каменная курильница, керамический сосуд, «мясная пища». Уникальной находкой оказался головной убор, реконструкции которого и посвящена настоящая публикация.

следует отметить, что в археологических памятниках кочевников Южной сибири и Центральной Азии головные уборы, изготовленные из органических материалов, сохраняются в редких случаях. В большинстве случаев только наличие золотых аппликаций в непотревоженном виде на остатках головного убора позволяет восстановить его конструкцию и форму. В связи с этим убор-парик из женского погребения №15 могильника Ханкаринский дол демонстрирует свою уникальность, благодаря большому количеству аппликаций из золотой


  Рис. Реконструкция женского головного убора из могильника Ханкаринский дол

фольги, представленных в виде фигурок оленя, грифона, баранов и спиралевидного узора (рис.).    Кроме этого, в районе шеи были обнаружены бронзовая гривна, обложенная золотой фольгой, и две серьги. Недалеко от гривны находились четыре пары аппликаций из золотой фольги, имеющие форму «запятой» (6 экз.) и ромба (2 экз.). Возможно, они крепились на вороте верхней плечевой одежды с двух сторон, поскольку на каждой из аппликаций имелись отверстия для пришивания их к одежде.

В районе черепа зафиксированы следы высокого головного убора в виде черного пятна с элементами золотой фольги из целых волнообразных полосок, которые симметрично с двух сторон располагались по кромке высокого навер- шия и у его основания. Высота сооружения достигала 35,5 см. На правой стороне нижней части головного убора по центру находился необычный, декоративно оформленный орнамент из листового золота, основным мотивом которого был растительный. Здесь также преобладают другие комбинации, характерные для изобразительного искусства кочевников скифской эпохи Алтая: мотив «запятой», пальметок, розеток, «оленьего рога» (Руденко, 1960: 245-272). Основной композицией орнамента, состоящего из симметрично расположенных двух 5-образных фигур с ромбовидной прорезью в центре, возможно, является стебель цветка с бутоном и двухлепестковыми листьями по краям (рис. -б). Схожий по форме, но не по композиционным элементам листовидный орнамент являлся украшением конского снаряжения из Туэктинского кургана (Руденко, 1960: 252, рис. 130 ч).

На уборе-парике с правой стороны были обнаружены хорошо сохранившиеся сдвоенные головы баранов из золотой фольги в количестве восьми экземпляров, четыре одиночных головки горного барана располагались слева (рис. -а). Аппликации размещались по всей длине головного убора и шли вертикальным рядом. Местоположение нескольких одиночных головок горных баранов в общей структуре убора определить сложно, поскольку они хаотично располагались в нижней части головного убора справа. Возможно, изделия являлись частью на- косников, материалом для которого, кроме дерева (Полосьмак, 2001: 145; Кубарев, 1991: 113), могла служить ткань. В частности, накосники из шелка были встречены в ноин-улинских погребениях хунну (Руденко, 1962: 44, таб. XIX, 1).

В налобной части убора было обнаружено своеобразное навершие, выполненное в виде деревянной головы орлиного грифона со звериными ушами, обложенное золотой фольгой. Фигурка мифического животного могла крепиться либо в основании женской прически, либо верхнего головного убора (войлочный колпак с полями) при помощи шпильки, фрагменты которой не сохранились. Фигурки хищных птиц (орлов), копытных являлись более распространенным средством украшения женских и мужских головных уборов пазырыкского населения, нежели использование в качестве навершия изображений грифонов. В искусстве кочевников обычно противопоставлялись образы животных Верхнего и Нижнего уровней в трехчленной структуре мира, что находит отражение в их расположении на предметах костюма (одежда, головной убор). Изображения оленей, горных баранов, козлов, лошадей, орлов являлись непременным атрибутом сакрализованного головного убора, в то время как образ грифона (гриф) украшал подол одежды, что свидетельствует о его соотнесении к символам сакрального низа, смерти (Кубарев, 1991: 157 — 159).

В районе черепа на парике женщины, погребенной в кургане №15, найдено две шпильки из железа, шаровидные дольчатые навершия которых были покрыты листовым золотом. Шпильки располагались рядом с разрозненными головами баранов. Это может свидетельствовать либо о креплении при помощи заколок косы женщины к убору-парику, либо к накосникам. Шпильки, найденные в курганах Юстыда и Уландрыка также конструктивно были связаны с на- косниками. (Кубарев, 1991: 111).

На вершине женского убора-парика находилась деревянная фигурка оленя высотой 5 см, обложенная золотой фольгой. Фигурка животного со вставными ушами, ветвистыми рогами и сведенными к центру основания ногами, прикреплялась к прическе деревянной палочкой-каркасом, фрагменты которой были найдены в парике. Вместе с навершием высота головного убора составляла 39,5 см (рис.). Аналогичные длинные шпильки с навершием в виде стоящего оленя зафиксированы при исследовании кургана Аржан (могила №5) и объекта №2 могильника Уландрык-^ (Чугунов, Парцингер, Наглер, 2002: 120; Кубарев, 1987: 96 и др.). Такие предметы закрепляли узел, полученный при связывании косы женщины с искусственной косой (Кубарев, 1987: 96).

Исходя из расположения элементов украшения женского головного убора, можно предположить, что он представлял собой высокое сооружение, основу которого составляло, вероятно, углисто-глинистое вещество, волосы, войлок, ткань. Аналогичный по своим морфологическим показателям головной убор- парик обнаружен при исследовании захоронения женщины в кургане №1 могильника Ак-Алаха-3 (Полосьмак, 2001; Полосьмак, Баркова, 2005).

Навершие, судя по сохранившейся черной краске, могло быть изготовлено из войлока, обтянутого шерстяной тканью, которой покрывалась нижняя часть головного убора. На навершие вертикально в ряд нашивались одиночные и сдвоенные аппликации головок горных баранов, которые крепились при помощи отверстий, расположенных на них. Палочка-каркас с фигуркой оленя наверху проходила через весь головной убор, что делало его устойчивым при ходьбе. Кроме этого, вся конструкция держалась благодаря нескольким шпилькам, которые закрепляли парик на затылке и по бокам головы. По краям убора шла тонкая полоска золотой фольги в виде волнообразного орнамента, конец одного из которых переходил в нижнюю часть парика. Растительный орнамент и разрозненные одиночные головки горных баранов были прикреплены на ткань, которая покрывала волосы женщины. Сооружение в основании головного убора украшала головка грифона. По вороту верхней плечевой одежды были нашиты аппликации, выполненные в форме ромбов и запятых.

Учитывая масштабность кургана №15 в сравнении с другими исследованными объектами пазырыкской культуры на могильнике Ханкаринский дол, а также сопроводительное захоронение и состав инвентаря, можно предварительно отметить высокий социальный статус погребенной женщины. Дальнейшие изучения семантики головного убора и других признаков погребального обряда пазырыкской культуры позволят расширить представления о мировоззрении и социальной организации кочевников.

Литература

дашковский П.К., Тишкин А.А. Ханкаринский дол — памятник пазырыкской культуры в Северо-Западном Алтае // Современные проблемы археологии России: Мат. Всерос. археол. съезда. — Новосибирск, 2006. Т. II. — С. 20 — 22.

дашковский П.К., Тишкин А.А., Тур С.С. Вторичные погребения в курганах скифского времени на памятнике Ханкаринский дол // Западная и Южная Сибирь в древности. — Барнаул, 2005. — С. 62 — 68.

Кубарев В.д. Курганы Уландрыка. — Новосибирск, 1987. — 301 с.

Кубарев В.д. Курганы Юстыда. — Новосибирск, 1991. — 190 с.

Полосьмак Н.В. Всадники Укока. — Новосибирск, 2001. — 336 с.

Полосьмак Н.В. Костюм и текстиль пазырыкцев Алтая (IV — III вв. до н.э). Новосибирск, 2005. — 232 с.

Руденко С.И. Культура населения Центрального Алтая в скифское время. М.; Л., 1960. — 361 с.

Руденко С.И. Культура хуннов и ноинулинские курганы. — М.; Л., 1962. — 203 с.

Тишкин А.А., дашковский П.К. Результаты радиоуглеродного датирования памятников пазырыкской культуры Ханкаринский дол и Яломан-Ш // Радиоуглерод в археологических и палеоэкологических исследованиях. — СПб., 2007. — С. 291 — 299.

Чугунов К.В, Парцингер Г, Наглер А. Элитное погребение эпохи ранних кочевников в Туве (предварительные публикации полевых исследований российско-германской экспедиции в 2001 г.) // Археология, этнография и антропология Евразии СО РАН. — 2002. — №2. — С. 115 — 126.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме П.К. Дашковский, И.А. Усова Алтайский государственный университет, г. Барнаул, Россия РЕКОНСТРУКЦИЯ ЖЕНСКОГО ГОЛОВНОГО УБОРА ИЗ МОГИЛЬНИКА ПАЗЫРЫКСКОЙ КУЛЬТУРЫ ХАНКАРИНСКИЙ ДОЛ:

  1. П.К. Дашковский Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ФОРМИРОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ЭЛИТЫ У КОЧЕВНИКОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ
  2. Н.Н. Серегин Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия ПРОБЛЕМА ВыдЕЛЕНИЯ ЛОКАЛЬНЫХ ВАРИАНТОВ тюркской культуры саяно-алтая
  3. А.А. Тишкин, В.В. Горбунов, Н.Н. Серегин Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ЗЕРКАЛА КАК ПОКАЗАТЕЛИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР АЛТАЯ ПОЗДНЕЙ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (ХРОНОЛОГИЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ КОНТАКТЫ)1
  4. Д. Эрдэнэбаатар, А.А. Ковалев Улан-Баторский государственный университет, г. Улан-Батор, Монголия Санкт-Петербургский государственный университет, г. С.-Петербург, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ МОНГОЛИИ В БРОНЗОВОМ ВЕКЕ
  5. Е.М.данченко Омский государственный педагогический университет, Г. Омск, Россия. ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  6. Н.П.Гуляева Сибирский федеральный университет, г.Красноярск, Россия о методике палеодемографических РЕКОНСТРУКЦИЙ
  7. А.д. Цыбиктаров Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Россия ХЭНТЭЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
  8. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  9. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ
  10. С.А. Васютин, А.С. Васютин Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия состав оружия как маркер ВОЕННО-СОЦИАЛЬНОЙ ИЕРАРХИИ (по материалам погребений с кремациями верхнеобской культуры)
  11. Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ
  12. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  13. С.А. Васютин Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия СОЦИАЛЬНАЯ АТРИБУТИКА ТЮРКСКОГО «МУЖА-ВОИНА» ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ИСТОЧНИКАМ
  14. А. А. Крупянко Дальневосточный государственный университет, г.Владивосток, Россия. культурно-сырьевая стратиграфия ЛИТОКОМПЛЕКСОВ ЭПОХИ КАМНЯ долины РЕКИ ЗЕРКАЛЬНОЙ
  15. Е.В. Ковычев Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Чита, Россия о некоторых знаковых аспектах изучения шилкинских городищ
  16. Ю.И.Ожередов1, А.Ю.Ожередова1, Ч. Мунхбаяр2 1Томский государственный университет, 2Ховдский государственный университет ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ ПОМИНАЛЬНИК СО СКУЛЬПТУРОЙ В ДОЛИНЕ РЕКИ У ЛАН-ДАВАНЫ В БАЯНУЛЬГИЙСКОМ АЙМАКЕ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ.
  17. Ю.А. Емельянова Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ КЕРАМИКИ СЕВЕРОБАЙКАЛЬСКОГО ТИПА
  18. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ