<<
>>

ГЛАВА 17 ДРЕВНЕРУССКАЯ ДЕРЕВНЯ

Закономерным итогом разложения первобытнообщинного строя и появления классового общества у всех народов, в том числе и у восточных славян, является возникновение государства. Этот процесс причинно связан с развитием средств производства.

К концу I тысячелетия хозяйство восточнославянских племен уже в течение длительного периода было земледельческим. На смену подсечному земледелию, требовавшему коллективных усилий, приходит земледелие пашенное, ведущее к индивидуализации сельскохозяйственного производства. Родовые отношения быстро распадались, социальное развитие древнерусских племен переступало порог классового общества.

Древняя Русь всем своим развитием была подведена к возникновению рабовладельческого строя, однако по этому пути она не пошла. Путь развития от первобытнообщинной формации к феодальной, минуя рабовладельческую, не является особым путем, специфичным только для Древней Руси. Этот путь прошли и другие славяне, и древние германцы. Если вспомнить историю рабовладения на Древнем Востоке, в Египте, Греции или* Риме, то всюду рабовладельческие государства в развитии производства значительно опередили соседние с ними народы. В этих государствах более широко применялись металлические орудия и оружие, сделанные сначала из бронзы, потом из железа. Раннее овладение металлическими орудиями — одна из причин, которая привела к более ранним, чем на соседних территориях, возможностям извлечения прибавочного продукта, сделавшим выгодным использование рабского труда. Более совершенное оружие обеспечивало успех походов на соседние народы в целях захвата рабов. Рабы сгонялись в Египет, Грецию и Рим громадными толпами; там в полной мере оформились рабовладельческие отношения. Одним из главных условий их развития была дешевизна рабов.

Древняя Русь находилась примерно на одинаковом уровне развития со своими соседями. Угро-финские племена также переживали процесс классообразования, а скандинавские племена имели приблизительно тот же уровень социально-экономического развития, что и на Руси.

Византия, хотя и опередила Русь в этом отношении, была уже загнивающим государством. Таким образом, силы Руси и ее соседей были примерно равны.

Древнерусские летописи чаще отмечают торговлю рабынями, чем рабами; экспедиции за женщинами-рабынями в соседние страны или перепродажа такого живого товара были довольно обычны; это объясняется тем, что рабыни стоили дорого. Для осуществления рабовладельческого способа производства цена рабской мужской силы на рабовладельческих рынках должна была быть низкой, но в этом случае экспедиции по добыче рабов не оправдывались. Отсутствие дешевой рабской силы препятствовало сложению рабовладельческих отношений на Руси.

Следует иметь в виду, что рабовладель

ческая фаза развития средиземноморскими государствами была уже пройдена и там вырабатывались новые, более прогрессивные и рентабельные формы экономики. Это не могло не влиять на тесно и давно связанные с южными цивилизациями племенные группы Центральной и Восточной Европы.

Это, конечно, далеко не полный ряд причин, обусловивших возникновение на Руси феодального, а не рабовладельческого государства.

В сложный и многосторонний процесс образования государства было вовлечено все население Древней Руси, а оно состояло из земледельцев. Древнерусская деревня известна нам пока недостаточно. Летописцы почти не уделяли внимания столь заурядным, с их точки зрения, фактам, как сельское хозяйство и быт земледельцев. К настоящему времени древнерусских селищ— остатков неукрепленных поселений — известно намного меньше их истинного количества. Конечно, многие современные деревни занимают свои места искони, и это значительно усложняет поиски их древних остатков, часто уничтоженных более поздними перекопами культурного слоя. Но остатки деревень, покинутых в древности, найти тоже трудно, так как они не имеют никаких внешних признаков, а их культурный слой тонок. Укрепленные деревни очень редки: ведь их укрепления направлены против феодалов, которые закрепощали сельское население.

Значительно лучше изучены древнерусские деревенские курганные кладбища — их на той же территории обнаружено втрое больше, чем селищ, причем многие из них исследованы.

Известные нам селища и курганы дают возможность установить некоторые закономерности расположения древнерусских деревень и выяснить основные черты хозяйства и быта сельского населения Древней Руси. Деревни располагались на невысоких берегах небольших рек, рядом с возделывавшимися пашнями. Близость к реке обусловлена тем, что под пашню начинали разделывать, в первую очередь, речные долины, плодородие которых обеспечивала их аллювиальная почва. Лишь позднее стали обрабатываться прилегающие к берегам рек лесные участки. Немалое значение имели заливные луга. Наконец, учитывались удобства водного пути: сухопутные дороги были редки и обычно связывали деревни с ближайшим городом. При размещении деревни у рек принималась во внимание и возможность рыбной ловли. Бассейны крупных рек были заселены наиболее плотно, однако сельское население предпочитало селиться на малых притоках, так как берега крупных рек были небезопасны. По рекам слишком часто плыли люди, которые одновременно занимались торговлей, войной и разбоем. Для крупных городов, расположенных на больших водных артериях, шайки грабителей большой опасности не представляли. Сельские поселения существовали и на водоразделах, где обра* батывались лесные участки. Вдалеке от естественных водоемов селились только в том случае, когда высокое стояние грунтовых вод давало возможность вырыть колодец.

Распространенное представление о том, что древнерусские деревни состояли из небольшого числа дворов, неточно. Среди этих деревень было немало крупных. Но с X в. происходит постепенное уменьшение размеров поселений, что является следствием разложения семейной общины и индивидуализации сельского хозяйства. Основой сельского хозяйства было хлебопашество и связанные с ним скотоводство и огородничество. В конце I тысячелетия в северных районах Руси преобладала огневая система земделения, при которой вспашка земли и тягловый скот были почти не нужны; для обработки почвы требовалось лишь боронование.

При залежной системе, господствовавшей на юге, часто приходилось поднимать целину, а поэтому надо было пахать землю, для чего требовался тягловый скот. В Южной Руси почвообрабатывающие орудия с железным на

конечником появились раньше, чем в Северной. Здесь ими стали пользоваться только в конце I тысячелетия, когда подсечная система земледелия вытесняется пашенной. Может быть, южная агротехника проникла на север с первыми славянами- переселенцами и не сразу пришла в соответствие с местными природными условиями.

Основным орудием обработки земли в Древней Руси было рало (плуг появляется лишь в послемонгольское время). Сеяли на Руси рожь, пшеницу, овес, ячмень, просо, горох, бобы, чечевицу, лен, коноплю, сажали капусту, а также возделывали ряд других культур. Зерна и семена этих растений найдены во многих сельских и городских поселениях, причем их ассортимент по археологическим данным шире упоминаемого в летописях. Примеси семян сорняков к зернам находимых при раскопках культурных растений позволяют судить и о системе земледелия: на старопахотных почвах набор сорняков иной, чем на целинных; яровым культурам свойственны не те сорняки, что озимым. Главными возделываемыми культурами были пшеница (в основном на юге) и рожь (как правило, на севере). По материалам раскопок в Новгороде, рожь появилась на русском Севере в в., что связывают с переходом к паровой системе земледелия. Но преобладающее значение эта культура получила в XII в. Пшеница, судя по тем же материалам, в Северной Руси являлась яровой культурой. Пшеничный хлеб ценился там, видимо, высоко, так как упоминается только на боярских дворах. Хлеба на Руси жали, а травы косили. Известно большое количество древнерусских серпов и коротких кос-горбуш и других сельскохозяйственных орудий.

Важной отраслью сельского хозяйства было животноводство. О составе стада дают представление письменные источники. О нем можно судить и по находкам костей животных при раскопках. На поселениях XII вв. обнаружены кости лошади, коровы, мелкого рогатого скота, свиньи (их больше всего), собаки, кошки, курицы, утки, гуся.

Главную роль в хозяйстве играла лошадь.

Еще в условиях родоплеменной общины в Древней Руси наблюдался подъем металлургии железа и улучшение техники металлообработки, следствием чего было появление железных наральников. Обработка почвы орудием с железным наконечником повысила урожайность. До X в. использовался наральник длиной не более 20 см- позже, особенно с XII в., его длина увеличивается. Изменение формы и величины наральника несомненно связано с изменением пахотного орудия, которое не прослеживается само, так как было сделано из дерева.

Подъем сельского хозяйства обусловил увеличение концентрации сельского населения, он способствовал и возникновению городов, которые появились, в первую очередь, там, где существовало достаточно развитое сельское хозяйство. Развитие земледелия было не единственной причиной этого явления. Огромную роль играли процессы возникновения классового общества и отделения ремесла от земледелия. По увеличению числа и плотности сельских поселений можно определить время возникновения города. Так, в XI—X вв. число и плотность таких поселений резко возрастают.

Значительно лучше деревень изучены крестьянские курганы. Обычно они расположены небольшими группами по 25—50 невысоких насыпей. Под насыпями сначала нет могильных ям, они появляются позже под влиянием христианизации общества и чем дальше, тем становятся глубже. Ранние курганы (рубежа X и XI вв.) иногда содержат остатки трупосожжений, но в более поздних их нет. Церковь запрещала к кремацию, и курганный обряд, однако, несмотря на запрет, в деревнях он держался долго.

Еще недавно думали, что в крестьянских курганах нет предметов роскоши и дорогих привозных вещей. Но при исследова

нии найденных тканей выяснилось, что кроме льняных и шерстяных имеются остатки привозных шелковых, золотых тканей, что свидетельствует о значительном имущественном разделении деревни. Впрочем, в других предметах значительной разницы между отдельными захоронениями нет. Мужские погребения содержат только ножи, пряжки, горшки, сделанные на гончарном круге.

В женских погребениях вещей больше: это украшения из плохого серебра, бронзы. Изредка встречаются серпы, которые были женским орудием.

Указанные признаки характерны в равной степени для всех русских племен. Термин «племя» здесь употребляется для удобства изложения, так как в летописные времена, о которых идет речь, были уже не племена и, вероятно, даже не союзы племен, а экономические общности, территории которых соответствуют бывшим племенным княжениям. В XI—XII вв. с развитием феодальных отношений племенные организации всюду распадались, но пережитки племенной изоляции держались долго и отразились в своеобразии женских нарядов, разных у различных племен.

Каждому из этих нарядов соответствовал определенный набор украшений. При картографировании этих украшений оказывается, что полученные этим методом области их распространения повторяют карту расселения древнерусских племен, известную из летописи. Границы этих областей, неясные у летописца, по археологическим материалам определяются четко.

Наиболее характерным племенным признаком оказались так называемые височные кольца — украшения, которые поддерживали прическу и носились женщиной на висках. Нет племенного типа височных колец только у полян, живших вокруг Киева.

У              древлян на Тетереве эти кольца перстнеобразны, их много в каждом женском погребении. У северян на р. Сейм височные кольца сделаны из проволоки, скрученной в плоскую спираль. У дреговичей на р. Припять они похожи на нанизанные бусы.

Височные кольца радимичей, живших на р. Соже, и у вятичей на р. Оке похожи. Радимические кольца имеют щиток, кончающийся семью лучами, а вятические —

1


Рис. 94. Височные кольца:

1 — витичское; 2 — кривичское;              3 — нов городе кия

словен; 4 — северянское

такой же щиток, кончающийся семью расширяющимися лопастями. Это сходство племенных украшений перекликается с летописной легендой о том, что родоначальники этих племен Радим и Вятко были братьями. Легенде противоречит большая древность некоторых типов семилучевых колец.

О              кривичах летопись пишет, что они жили в верховьях Волги, в верховьях Двины и в верховьях Днепра. Если основной территорией кривичей полагать смоленское течение Днепра, то племенным типом их височных колец следует считать проволочные, в виде браслетов большого диаметра. Но на остальной территории, приписываемой кривичам, височные кольца лишь в самых общих очертаниях кольцеообразны, а в деталях значительно расходятся, что заставляет предполагать по крайней мере

племенные различия среди населения, занимавшего эту территорию.

Новгородские словене использовали как бы вариант кривических височных украшений: это то же самое браслетообразное широкое кольцо, но расплющенное в четырех (или пяти) местах, в которых образуются щитки в виде ромбов.

Наряд русской крестьянки был красив. Височные кольца из сплава серебра с медью имели цвет благородного металла, т. е. белый. Из подобного же материала сделаны другие металлические украшения, в частности многочисленные перстни и браслеты. Вятичи носили ожерелья из белых и красных бус, сделанных из горного хрусталя и сердолика. Судя по остаткам тканей, находимым в курганах, цвет одежды был белый и красный. Сочетание белого и красного было характерно для вятических крестьянок. Платье их было, вероятно, с короткими рукавами, поскольку носилось большое количество браслетов.

Бипирамидальные сердоликовые бусы, как бы состоящие из двух сложенных основаниями семигранных пирамидок, являются массовой находкой только в славянских древностях, в частности в курганах всех русских племен. Они делались из привозного сердолика — красного полупрозрачного камня. Хрустальные бусы тоже изготовлялись на Руси. В Киеве найдена мастерская ремесленника, изготовлявшего бусы из горного хрусталя, или, может быть, торговца ими. Во время монголо-татарского разорения Киева он положил бусы в большую корчагу (сосуд) и хотел вместе с ней уйти в безопасное место, но на пороге, видимо, упал, и корчага разбилась. В ней было несколько тысяч бус. Предположению, что это был ремесленник, противоречит отсутствие недоделанных экземпляров.

Орудий труда в курганах мало. Кроме серпов встречаются железные медорез- ки — коленчатые ножи для вырезания пчелиных сот. Бортничество было важным промыслом, и не следует думать, что оно заключалось только в выемке меда диких

пчел:              бортник в случае необходимости

подкармливал и оберегал их. Из меда делали сладкие блюда — сахар не был известен, — а также хмельной напиток — водки еще не было.

Наряду с городским ремеслом развивалось и деревенское. Продукция деревенских сыродутных горнов сбывалась на территории радиусом около 15 км. Toi же радиус сбыта определился для кузнечной продукции. Но деревенские кузнецы не делали предметов из стали, поэтому стальные изделия крестьяне получали из города. Радиус сбыта вещей, сделанных в одной литейной форме, оказался равным тоже 15 км. Гончары производили посуду на заказ, для сбыта, хотя и были связаны с сельским хозяйством. Малые размеры районов сбыта могут быть поняты в свете слов В. И. Ленина о том, что «докапиталистическая деревня представляла из себя (с экономической стороны) сеть мелких местных рынков, связывающих крохотные группы мелких производителей, раздробленных и своим обособленным хозяйничаньем, и массой средневековых перегородок между ними...»[13].

<< | >>
Источник: Авдусин Д.П. Археология СССР. 1977

Еще по теме ГЛАВА 17 ДРЕВНЕРУССКАЯ ДЕРЕВНЯ:

  1. III. Северная Русь и Славийа
  2. III. Совет знати и вече
  3. РУССКИЙ язык
  4. Культура Киевской Руси
  5. Любительская лингвистика как орудие перекройки истории
  6. Глава 3 ОБЩНОСТИ СОЦИАЛЬНЫЕ И ЭТНИЧЕСКИЕ
  7. Глава 20 СОХРАНЕНИЕ НАРОДА
  8. ГЛАВА 17 ДРЕВНЕРУССКАЯ ДЕРЕВНЯ
  9. ГЛАВА 18 ДРЕВНЕРУССКИЕ ГОРОДА IX—XIII ВВ.
  10. ГЛАВА 19 ВОЛЖСКАЯ БОЛГАРИЯ
  11. ОБЗОР КОЛЛЕКЦИИ ДОКУМЕНТОВ Г.В. ВЕРНАДСКОГО В БАХМЕТЕВСКОМ АРХИВЕ БИБЛИОТЕКИ КОЛУМБИЙСКОГО УНИВЕРСИТЕТА В НЬЮ-ЙОРКЕ