<<
>>

ГЛАВА 5 ЭНЕОЛИТ

Неолит исчерпал возможности принципиального улучшения каменных орудий. В бронзовом веке хотя и появляются некоторые новые приемы обработки камня, все же с появлением металлургии камень потерял значение единственного сырья для изготовления наиболее важных орудий.

Будущее открывалось перед металлом, а камень уходил в прошлое.

В изучении истории появления металла с самого начала немалая роль принадлежит методам естественных наук, когда было открыто, что древнейшие металлические орудия были сделаны именно из меди без искусственных примесей. Но только недавно в число этих методов были включены приемы металлографические, причем металлографическому анализу были подвергнуты многочисленные серии древнейших метелических изделий. Это дало весьма ощутимые научные результаты. Прежде всего оказалось неверным господствовавшее предположение о коренном различии ранней и развитой металлургии, т. е. металлургия меди оказалась частью металлургии бронзы. Поэтому эпоху, когда появлялись орудия из меди, следует считать первым этапом бронзового века.

Первый период эпохи металла называют энеолитом. Это слово состоит из латинского энеус — медь и греческого литое — камень. Некоторые предпочитают термин «халколит», где обе составные части взяты из греческого языка. В обоих случаях термин переводится как меднокаменный век. Этим хотели подчеркнуть, что в энеолите появляются медные орудия, но преобладают каменные. Это действительно так: даже в развитом бронзовом веке продолжают производить многочисленные орудия из камня. Из него делали ножи, стрелы, скребки для обработки шкур, вкладыши серпов, топоры и многие другие орудия. Время преобладания металлических инструментов было еще впереди.

Не может считаться решенным вопрос о месте возникновения древнейшей металлургии. Одни полагают, что она возникла во многих местах примерно в одно и то же время, другие — что был единый центр, откуда новое открытие распространилось по всем странам, где была возможна металлургия.

Ведь металлургия не могла бы возникнуть в стране, где не было природных запасов меди, самородной или в руде. Если же взглянуть на карту распространения медных руд, то можно увидеть, что мест, где имеются такие запасы, крайне мало. Следует также отметить, что медные руды залегают в основном в горных районах. Один из таких районов примыкал к ареалу древних переднеазиатских цивилизаций, заходя в наше Закавказье. Считают, что переднеазиатский металл проникал на Балканы, а оттуда достигал правобережья Днепра. На территории Восточной Европы можно указать лишь уральскую и карпатскую меднорудные зоны; в Азиатской части — Тянь-Шань и Алтай.

Различают четыре этапа развития металлургии. На первом этапе медь принимали за разновидность камня и обрабатывали ее как камень — техникой двусторонней об- бивки. Это было начало холодной ковки. Сравнительно скоро узнали преимущество ковки нагретого металла.

Каким образом открыли металл, можно только догадываться. Не исключено, что человека привлек красный цвет самородной меди, недаром из нее раньше всего выковывают украшения. Некоторые разновидности медных руд в природе также красивы, например малахит, из которого сначала делали украшения, а потом стали использовать как медную руду. Может быть случай, когда изделия из самородной меди попали в огонь, расплавились а при остывании приняли новую форму, привел к открытию плавления меди. Археологи-металловеды напоминают по этому поводу слова Л. Пастера, что случай помогает подготовленному уму. Как бы то ни было, плавление самородной меди и отливка простых изделий в открытые формы составляет содержание второго этапа открытия древней металлургии. Он подготовил следующий, наиболее важный этап, который знаменуется выплавкой меди из руд. Открытие выплавки датируют VI тысячелетием до н. э. Считают, что оно произошло в Передней Азии.

Наконец, четвертый этап соответствует уже той эпохе, которую называют бронзовым веком в узком смысле слова. На этом этапе изобретают искусственные сплавы на медной основе, т.

е. бронзы.

Древние рудники хотя и редки, но все же известны археологам и, сколько возможно, изучены. Месторождения меди, видимо, открывали по внешним признакам — они выдают себя, например, выступающими на поверхности земли зелеными пятнами окислов. Такие признаки древние рудокопы несомненно знали. Однако не всякая бедная руда была пригодна для выплавки меди. Для этого не годились сульфидные РУДЫ, так как древний металлург не умел отделить медь от серы. В дело шли так называемые окисленные руды, в использовании которых тоже существует трудность: в большинстве они перекрыты мощными залежами бурой железной руды. Это еще более сужало круг и без того редких меднорудных залежей. В тех местах, где не было высококачественных руд, использовали небогатые медистые песчаники, например на Среднем Поволжье, но это было позже.

Руды, если было возможно, разрабатывали открытой ямой, как, например, на Бакр-Узяке в Северном Казахстане (Бакр- Узяк по-башкирски — Медный Лог). Древний карьер Еленовского месторождения на речке Киимбай, как оказалось, снабжал медью огромную территорию вплоть до Дона. На Алтае известен Белоусовский рудник. В нем найден скелет рудокопа с кожаным мешком, в котором была руда. При добыче руды использовались каменные молоты, которые встречаются в таких рудниках. Подобные находки очень редки, но они свидетельствуют, что глубокие разработки рудных месторождений существовали еще в бронзовом веке.

Установлено, что применять металл первыми начали, как правило, племена, основу хозяйства которых составляло земледелие или скотоводство, т. е. производящие отрасли. Это вполне согласуется с активным характером деятельности металлурга. Металлургия в известном смысле может рассматриваться как отрасль производящего хозяйства.

Древнейшие в мире металлические вещи найдены при раскопках в Чатал-Уюке (Анатолия). Они датируются рубежом VII— тысячелетий до н. э. В Двуречье металл узнали в VI тысячелетии, в Египте — в V тысячелетии. На территории СССР древнейшие находки датируются V—IV тысячелетиями до н.

э.

Еще недавно считали, что мягкая от природы медь не выдерживала соперничества с камнем, и полагали, что в этом причина малой распространенности медных орудии.

Действительно, медное лезвие в работе тупится , но каменное выкрашивается. Каменное приходилось заменять, а медное можно было наточить. Опыты, проделанные в специальной археологической лаборатории, показали, что производственные процессы, выполненные параллельно инструментами из обоих материалов, быстрее завершались медными орудиями, несмотря на их мягкость. Следовательно, малая распространенность медных орудий объясняется не их плохими рабочими качествами, а редкостью самого металла, высокой стоимостью меди. Поэтому из меди сначала делали украшения и мелкие колющие и режущие орудия — ножи, шилья. Топоры и другие орудия ударного действия не делали еще и лотому, что не знали упрочняющего действия наклепа (проковки).

Открытие металла способствовало развитию обмена между удаленными странами: ведь производить медь могли только гам, где имелись медные руды. Складываются тысячекилометровые торговые пути, расширяются экономические связи. Длинным путям были нужны надежные средства передвижения, и именно в энеолите делается одно из важнейших открытий человечества: изобретается колесо. В эту эпоху, открывающую бронзовый век, широко распространяется земледелие, которое у ряда племен становится основной формой хозяйства. Оно господствует на огромной территории от Египта до Китая. Это земледелие в основном мотыжное, но уже тогда начинает развиваться и подсечное земледелие, невозможное без металлического топора. Главное содержание прогресса в энеолите — изобретение металлургии, дальнейшее расселение человечества и распространение производящего хозяйства. Но это не значит, что земледелие составляло единственное занятие энеолитических племен. К энеолиту относят и ряд скотоводческих и даже охотничье-рыболовецких культур. В эпоху энеолита был изобретен гончарный круг, а это означало, что человечество подошло к порогу классообразования.

В южных областях Туркмении продолжало развиваться земледельческое хозяйство. Кроме территории джейтунской культуры, занимавшей юго-запад Туркмении, в V— тысячелетиях до н. э. земледелие охватило и ее юго-восток, т. е. была освоена вся территория, пригодная для этого вида хозяйства. История этой сравнительно небольшой и узкой полосы, зажатой между Копет-Дагом и Каракумами, оказала большое влияние на всю последующую историю среднеазиатских племен.

Остальную часть Средней Азии занимали охотничье-рыболовецкие племена, в частности кельтеминарской неолитической культуры. Их связи с югом были вначале эпизодические, но впоследствии стали постоянными, что повлияло на распространение уже в бронзовом веке производящих форм хозяйства.

Энеолитические племена Средней Азии называют анаускими, по остаткам поселения у аула Анау, рядом с Ашхабадом. Наибольшее и важнейшее энеолитическое поселение — Намазга-тепе у ст. Каахка. Термином «тепе» называют холмы, иногда огромные, состоящие из культурных напластований. Здесь некогда существовали поселения с глинобитными домами. Когда такие дома разрушались, люди не разбирали их, а выравнивали площадку и строили на ней дом. Поэтому уровень почвы здесь быстро повышался и образовывался холм. Тепе характерны не только для Средней Азии, но и для других районов глинобитного строительства, где люди долго жили на одном месте, например для Месопотамии, Кавказа.

Наслоения Намазга-тег.е образовали холм высотой в 32 м. Его напластования делят на шесть слоев, нумерация которых идет снизу вверх:              внизу лежит первый

слой, вверху — шестой. Для характеристики культуры привлекаются материалы многих поселений того же типа.



alt="" />

Рис. 19. Инвентарь культуры Намазга-1;
-6— сосуды и роспись на них; 7—8 — женские статуэтки, 9 — бусы; 10—11—металлические булавки, 12 — металлическое шило; 13 — металлическая пронизка; 14 — стенная роспись дома

Первый слой, или Намазга-1, относится к концу V — началу IV тысячелетия до н.

э. Существовавшее здесь поселение наследовало и развивало традиции неолитической культуры Джейтуна. Земледельческое хозяйство в нем несомненно. Скотоводство вытесняет охоту, встречаются кости коровы, свиньи и козы. Глиняные пряслица становятся обычной находкой почти на каждом поселении. Находят первые медные вещи — украшения, ножи, шилья, иглы, есть даже плоское тесло. Металлографический анализ показывает, что эта медь не самородная, а выплавленная из руд. Но первый этап металлургии здесь не прослеживается. Видимо, эта медь была привозной. Очень важно, что племена анауской культуры знали отжиг — нагревание после холодной ковки для снятия межкристаллических напряжений, делавших металл хрупким. На рубеже и IV тысячелетий становятся известны предметы, полученные литьем в двусторонней форме, но нет уверенности, что они изготовлены здесь, на месте, а не привезены.

Техника земледелия прежняя — лиманное орошение и мотыжная обработка. Обрабатываемая площадь растет. Поля засевали ячменем и пшеницей. Дома сложены не из глиняных блоков, а из сырцового кирпича (высушенного на солнце). Так на территории СССР появляется кирпич. Дома в большинстве все еще однокомнатные. Рядом с домами расположены амбары и другие хозяйственные постройки.

Появляются весьма крупные поселки (например, Намазга-тепе) площадью свыше 10 га. Сосуды плоскодонные и расписаны краской. На верхней части сосудов изображались криволинейные треугольники и ромбы. Роспись на большой территории сходна, что говорит о единстве культуры.

Намазга-И относится к IV тысячелетию до н. э. На ручьях и небольших реках появились подпорные плотины — первый шаг к поливному земледелию. Медные изделия литые, часто крупные: пробойники, ножи, топоры, копья. Меди стало больше, а каменных орудий — меньше. Есть каменные вкладыши серпов, стрелы, зернотерки,, ступки, булавы. Глиняные миски, чашки, кувшинчики обжигались в специальных печах, открытых раскопками. Роспись сосудов восточной территории анауской культуры одноцветна, а западной — многоцветна. В росписи преобладают треугольники, ромбы, иногда встречаются изображения козлов и человеческие фигурки.

Из поселений лучше всего изучены небольшие. Они еще примитивны и близки джейтунским, но уже несколько подняты над окружающей местностью благодаря образовавшимся наслоениям. Дома по- прежнему однокомнатные, с плоскими крышами. Поселок был окружен стеной, сделанной из сырцового кирпича. В центре поселка находился обширный дом, стены которого расписаны в два цвета. В доме помещался очаг-жертвенник. Это было родовое святилище и место собраний рода. Почиталась богиня-мать. Обычны статуэтки широкобедрых и полногрудых женщин.

Толщина напластований слоев Намазга-1 и Намазга-И составляет 8 м.

Слой Намазга-Ш имеет переходный характер. Медные вещи становятся большими. Найден медный меч с загнутой рукоятью — характерная ранняя форма. Наконечники стрел оставались каменными. Многочисленны бусы из кости и камня, в том числе халцедоновые. Найдены глиняные колеса моделей реально существовавших повозок, что вероятно отражает существование упряжных животных. Применение тяглового скота должно было значительно повысить производительность земледелия.

В конце IV — начале III тысячелетия до н. э. территория поселения Намазга-тепе- выросла до 100 га. Поселки состояли из больших многокомнатных домов, разделенных узкими улочками. В каждом доме имелось до 15 комнат, в том числе склады, закрома. Возле домов размещались большие хозяйственные дворы. Такой дом занимала родовая община — провозвестница начала распада родового строя. Наряду с женски* ми статуэтками встречаются мужские.

Рис. 20. Инвентарь культуры Намазга-П:

1—8 — сосуды; 9—11 — женски* статуэтки; 12 — долото; 13 — нож; 14 — украшения (12—14 — металл)


Рис. 21. Инвентарь культуры Намазга-III:

1—9 — сосуды, 10—11 — женские статуэтки; 12—14 — статуэтки животных; 1S — металлический меч; 16 — металлическая стрела; 17 — металлическая игла, 18—21 — бусы, 22 — печать

Рис. 22. Инвентарь поселения Кюль-Тепе-1 (энеолит Закавказья):

1—1), ^              20—керамика; 14, 15, 21—25 — изделия из камня; 17—19 — поделки из кости

Совершенствуется роспись сосудов. Помимо сложных геометрических рисунков изображаются козлы, барсы, птицы, иногда люди. Орлы и барсы — это мотивы одновременных иранских керамических росписей, появление которых, возможно, объясняется проникновением в Среднюю Азию населения из Ирана. В свою очередь, анаус- кая роспись на сосудах известна и в Пакистане. В среднеазиатском энеолите иногда встречаются гробницы с ложными сводами, что объясняют влиянием Месопотамии.

Период Намазга-Ш заканчивается в середине III тысячелетия до н. э.

Вопрос о происхождении энеолитиче- ской культуры Закавказья пока не вполне ясен. В Закавказье нигде не обнаружены металлические изделия, относящиеся к первым шагам производства меди. Металлургия там появляется сразу развитой. Полагают, что она принесена каким-то населением из Передней Азии или Анатолии. Культура пришлого населения наложилась на местную неолитическую культуру.

Территория энеолитической культуры Закавказья охватывала его центральную часть, достигая Черного моря и Дагестана, а на юге — озера Ван. Поселки располагаются в долинах рек и лишь очень редко — на возвышенных местах. Близость к рекам, к местам с увлажненной почвой объясняется земледельческим характером хозяйства. Земледелие доказывается находками землеобрабатывающих орудий — каменных и костяных мотыг, зернотерок, вкладышей серпсв, наконец, зерновыми ямами у жилищ. Кроме ячменя и пшеницы разводили виноград. На трех поселках отмечены следы искусственных рвов, вероятно, оросительного назначения, как это можно заключить по иловым отложениям на их дне. Придомное скотоводство было подсобным видом хозяйства; в стаде преобладал крупный рогатый скот. Второстепенное значение имела охота. Часты находки шариков для пращей.

Поселки обитались длительное время, и на них образовался культурный слой. Так, на одном из главных памятников закавказского энеолита Кюль-тепе (у Нахичевани) мощность нижних энеолитических слоев составляет 8 м, а над ними расположена еще девятиметровая толща слоев бронзы. Дома на поселениях глинобитные или из сырцового кирпича, круглые, с конической крышей, с очагом у самой стены. Все они однокомнатные, небольшие.

Керамика в бассейне р. Куры грубая, с нарезным или налепным орнаментом, а в бассейне Аракса более совершенная, горшки желтые, часто лощеные, иногда с росписью.

Наряду с многочисленными кремневыми орудиями, обычно микролитического облика, производились различные изделия из кости и рога. Медные предметы, мепкие кованые бусы, шилья, ножи встречаются редко.

В религиозных представлениях значительную роль играл культ богини плодородия, которому соответствуют находки статуэток женщин и животных, а также символические изображения женской груди. На поселениях иногда встречаются кладбища, могилы которых содержат как отдельные, так и коллективные (до четырех человек) захоронения.

Ряд предметов позволяет утверждать их переднеазиатское происхождение. В Закавказье они пришли в обмен на местные изделия и сырье, например на обсидиан, имеющийся на Кавказе и встречающийся в археологических              памятниках              Передней

Азии. В Закавказье привозили расписную посуду, печати, бирюзу, а иногда и изделия из металла. Южный Кавказ оказывается втянутым в орбиту влияния древневосточных цивилизаций.

* *

*

Большой земледельческий очаг возник в IV тысячелетии до н. э. на территории Молдавии и Правобережной Украины. По поселению у с. Триполье близ Киева этэ

культура была названа трипольской. Ее территория выходит за пределы СССР в Румынию. Трипольскую культуру считают результатом синтеза племен. Она формировалась на основе местных неолитических культур, среди которых имелись племена с зачатками производящего хозяйства, каковы, например, некоторые варианты буго- днестровской культуры. Другим компонентом были племена пришлые.

Более суровый, чем в Средней Азии и Закавказье, климат наложил отпечаток на облик трипольской культуры. Поливное земледелие, привязывавшее анауские и закавказские анеолитические племена к постоянным земельным участкам, здесь не было обязательным, так как земли орошались обильными, хотя и неравномерными дождями. Но на поля трипольских племен реки не наносили плодородный ил, и плодородие обрабатываемых участков быстро падало. Их часто меняли, а с истощением окружающих поселения пригодных участков трипольцы переселялись в другое место. По этой причине трипольские поселения существовали лишь 30—40 лет каждое. Они не оставили холмов и мощных культурных напластований, хотя остатки их жилищ, как и в Средней Азии, состоят из глины.

Итак, преобладающим типом хозяйства в Триполье было земледелие. Но чисто земледельческих культур не бывает. Трассологический анализ трипольских орудий (трассология — определение специального назначения орудия по имеющимся на нем следам, оставленным тем материалом, который обрабатывался этим орудием) показал, что в Триполье не везде преобладали орудия земледельческие. Оказалось, что среди племен этой культуры были не только земледельческие (хотя они и преобладали), но и скотоводческо-земледельческие, скотоводческо-охотничьи и даже, возможно, охотничье-скотоводческие. Эти варианты хозяйства существовали как одновременно в разных местах, так и в разное время на одном поселении. Например, хозяйство поселения Поливанов Яр в раннее время (нижний слой) земледельческо-скотоводческое, а в более позднее (средний слой) — скотоводческо-земледельческое.

Отмечено, что земледельческое направление наблюдается у жителей тех поселков, где разводили мелкий рогатый скот.

Причину многообразия хозяйства видят в вариантах взаимоотношений поселений и окружающей среды, в культурно-исторических традициях, во взаимодействии с другими культурами.

Типичным примером раннетрипольского поселения второй половины IV тысячелетия до н. э. служит Лука Врублевецкая. В раннем триполье поселения размещались обычно у самого берега реки. Дома расположены в одну линию. Как правило, они представляли собой полуземлянки длиной 8—11 м, иногда даже до 45 м, но ширина их не превышала 4 м, чтобы их было легче перекрывать. Крыша домов двускатная, сделана из жердей и соломы. Невысокие стены обмазаны глиной. Жилища многокомнатные — в каждом отсеке жила отдельная семья. Внутри комнаты был очаг. Здесь же расположены ямы для хранения припасов. В обмазке домов обычны остатки зерен ячменя и проса. По данным трассологического анализа хозяйство было скотоводческо-земледельческим. Земледелие играло существенную роль, хотя и второстепенную. Сеяли пшеницу, ячмень, а также просо, полбу, горох. Часто встречаются вкладыши серпов и роговые мотыги — земледелие было мотыжным. Мотыжное земледелие требовало мягких почв, и трипольцы выбирали преимущественно лессовые участки. Роль охоты еще велика: на поселениях 53% костей диких животных, среди которых есть кости и пушных зверей. Часто находят скребки для обработки шкур. Остатки домашних животных представлены костями свиньи, коровы, реже козы и овцы. Среди каменных орудий встречаются шлифованные топоры и тесла, служившие для обработки дерева.

Керамика плоскодонная, чаще всего украшенная нарезными спиральными узорами. Изредка орнамент наносился краской.

Рис. 23. Инвентарь трипольской культуры:

1—3 — орудия из кремня; 4 — каменный топор; 5—6 — костяные проколки; 7— медный крючок; 8 — женская статуэтка, 9—изображение головы козы; 10—11 — сосуды; 12—15 — расписные сосуды; 16—17 — мотивы керамической росписи

Для обжига сосудов уже существовали гончарные печи.

Как и у анауских племен, здесь встречается много глиняных женских статуэток, говорящих о культе богини-матери и, видимо,

о              материнском роде. Впрочем, ряд археологов считают, что материнский род у трипольцев был на закате. Они указывают, что земледелие у трипольских племен развивалось на землях, освобожденных от леса, а леса там были дубовые и выкорчевка корней, пней и удаление прочих препятствий было делом трудным, непосильным для женщины. Значит, в земледелии был важен и мужской труд. Скотоводство же с самого начала было мужским занятием. Все это составляло важные предпосылки для возникновения отцовского рода. Некоторые поселения (например, . Поливанов Яр) укреплены низкими земляными валами, что гозорит о начале межродовых столкновений, возникновение^ которых связывают с зарождением патриархата.

Каменные и костяные орудия на трипольских поселениях многочисленны и разнообразны. Их многообразие подчеркивает малочисленность орудий из металла, которые обычно мелки:              рыболовные              крючки,

шилья, только в очень редких случаях топоры и долота. Но уже в раннем триполье много медных украшений, что убеждает в хорошем знакомстве трипольцев с металлом.

Особое значение для исследования трипольской металлургии имеет клад медных, а также каменных и костяных предметов в Молдавии у с. Карбуна. Он был найден на мысу, где располагалось раннетрипольское поселение. Клад находился в типичном раннетрипольском грушевидном сосуде, горло которого было накрыто другим сосудом, не менее типичным для того времени. В кладе было около 850 вещей, из которых более половины медных, в том числе дза топора из чистой меди, спиральные и пластинчатые медныо браслеты, медные подвески, бусы 23 человекоподобные фигурки. Из камня сделаны два топора, бусы и пластины, из кости — подвески. В кладе были также подвески из раковин.

Карбунский клад замечателен прежде всего огромным количеством медных изделий — их 444. Металлические вещи клада сделаны из чистой меди горячей ковкой. Исследователи полагают, что трипольцы владели всеми видами кузнечной ковки (вытяжка, изгиб, рубка, тиснение и даже пробивка отверстий в массивных предметах). Они также знали технически сложную сварку медных полос. Местная обработка металла доказывается и находками кузнечной наковальни, а также кузнечного молота, Полагают, что мастера, изготовившие вещи клада, делали их из привезенного выплавленного металла, но сами они еще не умели ни плавить, ни отливать.

В раннетрипольском материале известно только два металлических топора, и оба они происходят из карбунского клада. Один имитирует форму клиновидных каменных топоров, другой — проушной, причем его изучение дало возможность составить представление о сложных приемах работы трипольских металлокузнецов.

В кладе много украшений. Это тяжелые медные бусы, медные трубочки, входившие в состав ожерелья. Каждая бусина ковалась отдельно. Красивы медные браслеты, в большинстве спиральные, но один состоял из медных широких пластин. Другие пластины из клада служили, видимо, для украшения одежды. Медные антропоморфные фигурки весьма схематичны, грубы, по ним с трудом можно представить, что это изображения людей. Это неудивительно, ведь и глиняные трипольские статуэтки весьма условны.

В кладе найдены даже самые незначительные по размеру медные пластинки, что указывает на высокую ценность металла. Видимо, поэтому в трипольских поселениях так мало даже самых мелких предметов. Их не выбрасывали, когда они приходили в негодность, а переделывали в другие вещи.

Металл клада по своему составу соответствует рудам месторождений Баната

Рис. 24. Вещи из Карбунского клада трипольского времени: в которых был найден клад; 3—4 — медные топоры; 5—6 — медные браслеты; 7 —¦ топор из мрамора; 8 — топор из сланца

(историческая область, лежащая между Трансильванскими Альпами, р. Тиссой и Дунаем).

В карбунском кладе замечателен своей великолепной отделкой и практической бесполезностью топор из белого мрамора. Этот топор не мог употребляться по прямому назначению, так как мрамор хрупок. Видимо, это было парадное церемониальное оружие.

Многочисленны предметы из раковин. Одни нашивались на головной убор или на одежду, другие привешивались к ожерелью.

Полагают, что клад принадлежал родовому вождю, в руках которого уже могли скопиться значительные ценности. Наличие в кладе культовых предметов — антропоморфных фигурок — допускает предположение, что вождь одновременно был и жрецом. Совмещение занятий вождя и жреца тогда было обычно.

Расцвет трипольской культуры падает на III тысячелетие до н. э. Именно в этот период трипольские поселения занимают максимальную область распространения. Для периода расцвета культуры характерно поселение Коломийщина. Поселки, значительно возросшие по площади и насчитывающие в некоторых случаях до 200 домов, расположены высоко над рекой, рядом с возделывавшимися полями. По подсчетам в трипольском поселке Владимировка жило до 3000 человек. Земледельческое хозяйство может прокормить большой коллектив, но соответственно оно требует большого количества рабочих рук. Посевы занимают более значительные пространства, чем раньше. Жилища размещались не по прямой, а концентрическими кругами, по радиусам которых направлены длинные стороны домов. В центре оставалось свободное место, которое считают загоном для возросших стад. Костей домашних живот- НЬ|х до 80%, скотоводство по-прежнему пастушеское, ведущей отраслью хозяйства, возможно, было скотоводство при большой роли мотыжного земледелия. Роль рыболовства незначительна. Встречаются костяные и медные рыболовные крючки и глиняные грузила сетей.

Углубленные в землю дома уступают ведущее положение глинобитным с обожженными стенами и обожженным полом. Каждый дом разделялся на несколько комнат с отдельным входом, очагом, лежанкой, зерновыми ямами, глиняными крестообразными или круглыми возвышениями — жертвенниками. Пол использовался для сушки зерна. Такой дом, как полагают, занимала большесемейная община, а каждую отдельную комнату — парная семья. Судя по отпечаткам дерева, основу дома составлял деревянный настил. Найдены модели трипольских домов, изготовленные самими трипольцами. Расположение в такой модели печи, лавок, сосудов для продовольственных припасов, жертвенников соответствует их типичному расположению, известному по результатам раскопок жилищ. В одной из моделей внутри дома изображена даже женщина, работающая на зернотерке. Одна модель двухэтажная, что доказывает существование у трипольцев двухэтажных домов, о которых долгое время не подозревали. Теперь остатки таких домов изучены раскопками.

Достигает расцвета расписная посуда. Роспись нанесена кистью, обычно тремя красками, встречающимися в природе: белой (мел), красной (охра), черной (сажа). Обычен орнамент в виде сложных спира* лей. Иногда изображались животные, например коза с хвостом в виде колоса пшеницы — еще одно свидетельство важности земледелия и домашнего скота у трипольцев. Впрочем, коз и овец у них было мало. Одевались они и в ткани, и в шкуры животных. Существование ткачества подтверждается находкой ниток на поселении Поливанов Яр и отпечатками ткани на глине.

Расписная керамика была посудой парадной, которая не употреблялась при приготовлении пищи. Кухонная керамика сделана грубее, орнамент на ней нанесен ногтем, заостренным камнем, раковиной.

Широко распространены женские статуэтки.

Медь все еще дорога, но ее больше, чем в раннем триполье. Это шилья, крючки, колечки, а также браслеты, кинжал. Появляются медные клиновидные топоры. Важным техническим новшеством было литье меди. Считают, что ее могли плавить в обычных гончарных печах, которые, однако, не годились для выплавки меди из руды из-за недостаточно высокой температуры в них.

Преобладают по-прежнему каменные изделия. Широко известны составные серпы. На всем протяжении истории трипольских племен основные орудия делались из кремня, рога, кости. Их производили тут же. В одном из таких мест производства на поселении Поливанов Яр на Днестре найдено более 3000 кремневых желваков, заготовок, нуклеусов, отщепов, осколков, заготовок и несколько сотен готовых орудий разнообразных форм. Многочисленность форм орудий свидетельствует об их разнообразном применении, а следовательно, и о многообразии хозяйственной жизни трипольцев. Среди этих изделий есть орудия для обработки земли, для обработки дерева, кости, кожи, даже для обработки металла. Многочисленность найденных там орудий свидетельствует и о том, что их делали не только для себя, но и на обмен.

Потомки трипольских племен жили уже в развитом бронзовом веке во второй половине III тысячелетия до н. э. Обычно отмечают два локальных варианта развившихся и обособившихся. Один из них называется усатовским (по поселению Усатово под Одессой), другой — городским (по с. Го- родск близ Житомира).

В последнее время трассологическим анализом установлен земледельческо-ско- товодческий тип усатовского хозяйства. Находки мотыг и зернотерок подтверждают земледелие. Оно преобладало или имело равное значение со скотоводством. Среди костей домашних животных преобладают кости овцы. Из домашних занятий можно отметить значительную роль обработки кож (50% орудий) и некоторую роль обработки дерева (12% орудий). Усатовские и городские жилища уже не наземные, а углубленные в землю, т. е. полуземлянки. Встречающиеся в Усатове маленькие каменные дома, вероятно, являются культовыми помещениями. Расписная керамика редка, ее сменяет шнуровая.

^ Металл усатовско-городских племен (и других племен этого этапа развития древнейшей металлургии к западу от Днепра и от Черного до Балтийского моря) происходит из балкано-карпатских и центральноевропейских меднорудных источников. Встречающиеся тесла и шилья, видимо, произведены местными металлургами из привозного металла.

Усатовцы вели обмен иногда с довольно удаленными племенами. На побережье Черного моря поступал кремень с Волыни. Здесь же находят изделия из привозного янтаря. Кусок сурьмы, по определению геологов, происходит из Малой Азии, а посеребрённые кинжалы — из Эгейского мира.

Соседство с Черным морем, обилие рыболовных грузил говорят о том, что рыболовство у усатовцев имело значение подсобного вида хозяйства. Они выходили в море, возможно, что доходили до Эгейского мира, но не исключено, что эгейцы их также посещали.

Усатовские погребения свидетельствуют

о              вполне сложившемся патриархате. Они находятся под курганами, в центре которых были погребены мужчины с многочисленными вещами, а по окраинам расположены погребения, значительно уступающие центральному по инвентарю. Видимо, центральные захоронения принадлежат людям, занимавшим особое общественное положение. Женские статуэтки хотя и встречаются, но они так схематичны, что их трудно узнать.

Ряд усатовских могил не содержал погребений. Предполагают, что эти «могилы» являются памятными насыпями в честь утонувших мореплавателей или воинов, погиб

ших далеко от родины. Мемориальные сооружения в честь погибших сородичей возводились вплоть до последнего времени.

В Нижнем Прикамье и Среднем Поволжье в результате развития неолитических культур происходит переход к эпохе бронзы. Появляются первые единичные медные орудия. Преемственные связи неолитических культур и племен бронзового века прослеживаются хорошо. Они еще близки к неолитическим, поэтому волосовскую культуру долгое время считали неолитической. Даже орнамент волосовских сосудов нанесен штампом, сходным с неолитиче-

Рис. 25. Инвентарь городской и усатовской культур:

ПТ~^ ’ гоР°Дская культура: 1 — каменный молоток; 2 — медный топор; 3—7 — керамика; 8 — глиняное 15-нбИ1*е' ^ — женская статуэтка; 10—12—керамика; 12—28 — усатовская культура; 13 — топор; 14 — шило;

кольца; 17 — кинжал (медь); 18—19 — керамика, 20 — медный топор; 21 — керамика; 22 — серебряное кольцо; 23—26 — керамика; 27—28 — статуэтки

Рис. 26. Инвентарь волосовской культуры:

1—2 — каменные стрелы; 3—4 — костяные стрелы; 5—6 — копья; 7—8— скребки; 9—скребло; 10—11—ножи; 12 — долото; 13 — желобчатое долото; 14 — сверленый топор; 15 — рыболовный снаряд; 16 — составной костяной крючок; 17—gt; фигурный кремень; 18 — костяное изображение головы лебедя; 19 — костяной гарпун; 20 — шиферная подвеска; 21 — шиферное кольцо; 22—23 — керамика

ским. На позднем этапе развития волосов- ская культура расширяет свою территорию до верховьев Клязьмы, где известна стоянка Николо-Перевоз. Волосовцы были рыболовами и по своему хозяйству сильно отличались от передовых племен этой эпохи, но ного энеолита. Волосовскую культуру относят ко II тысячелетию до н. э.

В Сибири энеолит представлен афанасьевской культурой III тысячелетия до н. э., названной по могильнику у Афанасьевой горы на Енисее. И здесь наиболее харак-

1—2 — медные украшения; 3 — костяной предмет; 4 — металлический нож; 5 — каменная колотушка; — каменная стрела; 7 — медная обоймица; 8 — металлический нож; 9—каменное тесло; 10—костяной предмет; 11—12 — медные трубочки; 13 — костяные иглы; 14 — медная обоймица; 15—17, 23, 24 — глиняные сосуды; 18 — каменная колотушка; 19—костяная проколка; 20 — медный нож; 21 — каменная

стрела

тем не менее волосовскую культуру сейчас единодушно считают энеолитической. На обширных волосовских стоянках расположены большие полуземлянки. Из находок наиболее интересен волосовский клад — множество предметов из кремня, покрытых тонкой отжимной ретушью. Среди них копья, ножи, стрелы, а также изображения животных — своеобразная скульптура лес- терным явлением было распространение производящего хозяйства. Афанасьевская культура изучена главным образом по курганам, а также по небольшим поселениям, которых пока найдено мало. В могилах часто находятся костяки мужчин вместе со скелетами одной или нескольких женщин и детей. Одиночные погребения обычно женские.

Афанасьевские погребения в Минусинских степях представляют собой ямы, в которые вставлены деревянные срубы, перекрытые бревнами или каменными плитами. Над всем этим насыпали курган. Жилища афанасьевцев — полуземлянки с бревенчатым потолком, но вероятны и бревенчатые дома, о чем говорит умение рубить срубы для могильных ям.

Афанасьевское хозяйство скотоводческое. В могилах встречаются кости домашних животных. Важное значение сохраняет охота. Меди еще немного, а вещи из нее небольшие; листовидные ножи, кольца, иглы, топор, жатвенный нож, медные игольники (в одном из которых была найдена костяная игла с шерстяной ниткой). Найден также медный кинжал. Все вещи изготовлены из меди путем ковки. Сосуды остродонные со штампованным орнаментом. Постепенно они вытесняются сосудами плоскодонными, что говорит о переходе к более прочной оседлости. Зарождается патриархат.

Дальнейшее развитие афанасьевской культуры выходит за пределы энеолита.

<< | >>
Источник: Авдусин Д.П. Археология СССР. 1977

Еще по теме ГЛАВА 5 ЭНЕОЛИТ:

  1. 1.2. Переход от присваивающего хозяйства к производящему
  2. 16. Б.А. Рыбаков Христианство и язычество
  3. Д
  4. К
  5. М
  6. Н
  7. Р
  8. Ф
  9. Э
  10. ГЛАВА 4 НЕОЛИТ
  11. ГЛАВА 5 ЭНЕОЛИТ
  12. ГЛАВА 6 БРОНЗОВЫЙ ВЕК КАВКАЗА И СРЕДНЕЙ АЗИИ
  13. ГЛАВА 8 БРОНЗОВЫЙ ВЕК ЛЕСНОЙ ПОЛОСЫ СССР
  14. ГЛАВА 14 АНТИЧНЫЕ И ФЕОДАЛЬНЫЕ ГОСУДАРСТВА КАВКАЗА
  15. ДУХОВНАЯ И МАТЕРИАЛЬНАЯ КУЛЬТУРА ВРЕМЕН ИНДОЕВРОПЕЙСКОЙ ОБЩНОСТИ ПО ДАННЫМ ЛИНГВИСТИКИ
  16. Бронзовый век западной части Евро