<<
>>

О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ

Искусство глазковской культуры бронзового века Прибайкалья представлено многочисленными наскальными изображениями, скульптурой малых форм, украшениями и разнообразными орнаментами, нанесенными на поверхность керамических сосудов (Окладников, 1955, 1966, 1974; Горюнова, 1974; Студзицкая, 1987 и др.).
Значительное место в творчестве глазковцев занимал образ человека, в меньшей степени — животных. Появляются новые сюжеты, в частности, солярная символика и образ змеи. Через эти образы древний человек отражал свое понимание и отношение к окружающему миру и Вселенной.

Изображения змеи на территории Прибайкалья не многочисленны; в основном они представлены рисунками на скалах (Окладников, 1966, 1974), в единичных случаях — скульптурой малых форм и рисунком на стенках сосуда (Хлобыстин, 1964; Горюнова, 1974). В связи с этим образ змеи не являлся предметом специальных исследований. Цель предлагаемой работы — обобщение известных сведений по изображениям змей в искусстве бронзового века Прибайкалья и введение в научный оборот новых данных.


• * ¦ ¦ ¦

  Рис. 1. Образ змеи в изделиях бронзового века Прибайкалья: 1 — Курма XI; 2 — Усть-Ида; 3 — Шиверский могильник; 4 — Улан-Хада; 5 — Шумилиха

  

Скульптурные изображения, выполненные из кости

В настоящее время на территории Прибайкалья отмечены две костяные скульптуры малых форм, изображающие змей. Одна из них — из погребения № 38 могильник Шумилиха (Горюнова, 1974). Фронтальное, выпуклое изображение выполнено на костяном стержне (рис. 1 -5). Широкая полукруглая голова отделена от узкого прямого туловища полукруглыми вырезами. Глаза, находящиеся в разных плоскостях, обозначены круглыми углублениями. Хвост — обломан.

Второе изображение змеи, найденное В.И.

Базалийским в погребении № 3 могильника Усть-Ида, представляет собой рукоять ложки, на конце которой вырезана скульптурная голова змеи (Базалийский, 1997). Ее форма — овальная; пасть — открыта; глаза показаны выступами-бугорками (рис. 1 -2). Зигзагообразное туловище животного (образующее рукоять изделия) плавно переходит в расширенный плоский резервуар.

Изображения, выполненные из металла

В комплексах бронзового века Прибайкалья изделия из металла довольно редкое явление, в связи с этим воплощение образа змеи на таких предметах представляет особый интерес.

Втульчатое изделие из меди (штандарт — навершие), найденное в погребении № 5 Шиверского могильника, отлито в двусторонней форме (Окладников, 1955; 1975: 126, 167). Оно выполнено в виде стилизованного изображения змеи (рис. 1 -3). На непропорционально большой, вытянутой голове рельефом обозначены глаза. Так же рельефом выделено туловище и тонкий хвост животного. Змея повернута головой в сторону втулки, которая, вероятно, обозначает ее пасть.

Второе изделие — кольцевидная подвеска из погребения № 15 могильника Курма XI на Байкале (Горюнова, Вебер, 2002). Она округлая (диаметр — 2,5 см), с заходящими друг за друга концами (рис. 1 -1). Сечение изделия — уплощенное. Один конец подвески — приострен, другой — расширен и раздвоен, как бы образуя раскрытую пасть. Подвеска изображает свернувшуюся кольцом змею, кусающую себя за хвост. Изделие выполнено из «чистого» серебра (98 %).

Рисунки на керамике

На территории Прибайкалья в комплексах бронзового века известен один случай изображения змей на керамике (Хлобыстин, 1964: 31). Сосуд из VII слоя Улан-Хады (рис. 1 -4) — простой закрытой формы. Дно не сохранилось. Его поверхность — штриховая. Композиция орнамента состоит из солярных знаков, в виде двойных косых крестов, и изображения змей. Рисунок расположен в одну линию. Размещение змей — вертикальное, ромбовидной головой — вверх. Туловище и хвост показаны зигзагообразной линией. Весь узор выполнен в технике прочерчивания.

Наскальные изображения

Образ змеи довольно широко представлен на наскальных рисунках бронзового века Восточной Сибири: Ая и Саган-Заба на Байкале, Второй Каменный остров, Большая Када на р. Ангаре и др. (Окладников, 1966, табл. 81, 93, 164; 1974, табл. 23, 26). На Саган-Забе змеи высечены на двух антропоморфных фигурах (рис. 24, 5). Они показаны в виде вертикальных изогнутых полос, повернутых головами вверх. В бухте Ая змеи сопровождают главную фигуру шамана (рис. 2-6). Они так же расположены вертикально, головой вверх. Одно изображение — в виде прямой линии, которую завершает развилка — разинутая пасть животного. Вторая змея — в виде изогнутой линии; ее головка — округлая. На скале отмечено еще четыре рисунка, условно отнесенные к изображениям змей (вертикальные линии, завершенные развилками). На Большой Каде змея, рас-


  Рис. 2. Наскальные рисунки бронзового века Прибайкалья   : 1 — Большая Када; 2 — Каменная — Ергулейка; 3 — Второй Каменный остров; 4,5 — Саган-Заба; 6 — Ая (по Окладников, 1966, 1974)

положенная вертикально рядом с антропоморфной фигурой, показана зигзагом, ее голова — развилкой (рис. 2-1). На скалах Второго Каменного острова змеи нарисованы в виде волнистых линий с овальной головкой. Они изображены ползущими или свивающимися в клубки (рис. 2-3). В местности Каменка — Ергулейка (Окладников, 1966, табл. 172) рисунок змеи (волнистая линия, с головой-развилкой) сочетался с солярной символикой, выполненной в виде косого креста (рис. 2-2).

При определении семантического значения и мифологической трактовки того или иного художественного образа решающее значение играет сопровождающий его археологический контекст. На наскальных рисунках Саган-Забы, Ая и Большая Када изображения змей сочетались с антропоморфными «рогатыми» фигурами — духами или шаманами в специальных рогатых шапках.

Змеи, сопровождающие их, вероятно, являлись посредниками, духами-помощниками при хождении шамана в Нижний Мир, тем самым они связаны с шаманским культом.

Все изделия из кости и металла, изображающие змей, найдены в неординарных погребениях (наличие в них украшений и орудия из металла, антропоморфных и зооморфных скульптур малых форм), что свидетельствует об их принадлежности людям, занимавшим особое положение в обществе. Имея определенное утилитарное назначение, эти предметы несли большую символическую нагрузку. Являясь сопроводительным инвентарем, они должны были способствовать реализации идей погребального обряда: отправить умерших в потусторонний мир и обеспечить их будущее возрождение. Обычно со змеей, особенно в сочетании с женскими изображениями (как в погребении № 38 могильника Шумилиха), связывают представления о плодородии, возрождении. С другой стороны, в идеологии охотничьих племен образ змеи входит в круг космогонических представлений и, прежде всего, с Нижним Миром (Студзицкая, 1981: 44).

Отмечается определенная семантическая связь между образом змеи и солярной символикой, встреченная на наскальных рисунках Каменка — Ергулейка и на сосуде с поселения Улан-Хада. Вероятно, подобное сочетание связано с развитием у населения бронзового века представлений о мире, о противопоставлении идеи добра и зла, о Верхней и Нижней сферах Вселенной, которые находятся в теснейшей взаимосвязи.

С Нижним Миром почти у всех народов земного шара олицетворяется образ подземного чудовища — рыбы, дракона или змеи (Окладников, 1950: 290). Образ змеи широко распространен в творчестве племен бронзового века всей лесной полосы Евразии, что свидетельствует о его значительной роли в мировоззрении древнего населения (Студзицкая, 1981: 44). Он широко представлен в шаманском искусстве и космогонической мифологии народов Южной Сибири и Дальнего Востока. Рисунки змей обычны на шаманских костюмах, бубнах и колотушках, а также на ритуальных изображениях на онгонах (Василевич, 1969: 256; Студзицкая, 1987: 320).

У эвенков, селькупов, кетов изображение змеи связывалось со страной мертвых, символизировало Нижний Мир Вселенной (Косарев, 1984: 192). Она являлась одним из главных духов — помощников шамана, в его путешествии в Нижний Мир (Мазин, 1984: 19, 70; Василевич, 1969: 256).

Интерес представляет курминская кольцевидная подвеска из серебра — в виде змеи, кусающей себя за хвост. Этот сюжет отражен в мифологии древних скандинавов, которые в своих представлениях о конце Вселенной важное место отводили Змею преисподней — «Мировому Змею Ерманганду, который обвивает всю землю и в ярости кусает сам себя за хвост» (цит. по: Окладников, 1974: 95-96). Единые мифологические образы и сюжеты, отмеченные между разными и весьма отдаленными областями, отражают расширения этнокультурных связей в бронзовом веке.

В целом, в искусстве бронзового века Прибайкалья довольно большое внимание отводилось образу змеи, с которым связаны древние шаманские верования и космогонические идеи о Нижнем Мире.

Литература

Базалийский В.И. Спасательные раскопки в устье р. Иды // Археологические открытия 1996 года. — М.: Ин-т Археологии РАН, 1997. — С. 297 — 298.

Василевич Г.М. Эвенки. — Л.: Наука, 1969. — 304 с.

Горюнова О.И. Антропоморфная и зооморфная скульптура древнего могильника Усть-Белая II // Древняя история народов юга Восточной Сибири. — Иркутск: Изд-во ИГУ, 1974. — Вып. 2. — С. 129 — 140.

Горюнова О.И., Вебер А.В. Раскопки Российско-Канадской экспедиции на могильнике Курма XI (оз. Байкал) // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий. — Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СО РАН, 2002. — Т. 8. — С. 291- 294.

Косарев М.Ф. Западная Сибирь в древности. — М.: Наука, 1984. — 246 с.

Мазин А.И. Традиционные верования и обряды эвенков-орочонов. — Новосибирск: Наука, 1984. — 201 с.

Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950. — Ч. 1-2. — 412 с. — (МИА; № 18).

Окладников А.П. Неолит и бронзовый век Прибайкалья. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1955. — Ч. 3: Глазковское время. — 347 с. — (МИА; № 43).

Окладников А.П. Неолитические памятники Средней Ангары: (от устья р. Белой до Усть-Уды). — Новосибирск: Наука, 1975. — 319 с.

Окладников А.П. Петроглифы Ангары. — М.;Л.: Наука, 1966. — 322 с.

Окладников А.П. Петроглифы Байкала — памятники древней культуры народов Сибири. — Новосибирск: Наука, 1974. — 167 с.

Студзицкая С.В. Искусство Восточной Сибири в эпоху бронзы // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. — М.: Наука, 1987. — С. 344 — 350. — (Археология СССР).

Студзицкая С.В. Скульптура эпохи ранней бронзы на Верхней Ангаре (по материалам могильника Шумилиха) // Бронзовый век Приангарья: Могильник Шумилиха. — Иркутск: Изд-во ИГУ 1981. — С. 38 — 45.

Хлобыстин Л.П. Многослойное поселение Улан-Хада на Байкале: (по материалам Б.Э. Петри) // КСИА. — 1964. — Вып. 97. — С. 25 — 32.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ:

  1. ОПЫТ МЕЖРЕГИОНАЛЬНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА ЧЕРЕЗ ИННОВАЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ: МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПОДХОДЫ И РЕШЕНИЯ В.В. Яцкевич, П.В. Зеленый, В.И. Миркитанов
  2. Глава 1 Архетип своего парня Как экстраверсия стала культурным идеалом
  3. Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ
  4. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ
  5. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  6. А.д. Цыбиктаров Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Россия ХЭНТЭЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
  7. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  8. А.В. Гарковик Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, г. Владивосток, Россия НЕУТИЛИТАРНЫЕ АРТЕФАКТЫ В КОМПЛЕКСАХ ПОЗДНЕГО НЕОЛИТА — РАННЕГО ПАЛЕОМЕТАЛЛА ПРИМОРЬЯ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ДРЕВНИХ СОЦИУМОВ
  9. О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ
  10. П.В. Дриевский ГУК АЭМ «Тальцы», г.Иркутск, Россия ОРИЕНТИРОВОЧНЫЕ ЗНАКИ — УКАЗАТЕЛИ ОХОТНИКОВ В ТАЙГЕ