<<
>>

Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ

Надо давать вещам правильные имена.

Конфуций

По справедливому замечанию выдающегося логика ХХ и начала ХХ1 в. А.А.Зиновьева такое определение как «культура», употребляемое в гуманитарных науках, выглядит многозначным и многосмысленным и поэтому не соответствует критериям, предъявляемым к научному понятию с точки зрения логики и методологии науки.

Такое положение вещей сложилось не только с понятием «культура», в этот ряд можно поставить и определения, как «капитализм», «демократия», «государство», «общество» и т.д. (зиновьев, 2000). Более того, в каждом из научных направлений, дающих материал для построения объяснительных моделей в археологии — этнографии, социологии, истории др., сложились свои понимания, свои определения культуры. В таком состоянии понятие «культура» не может эффективно работать в теоретическом плане, какой требуется в нашем конкретном направлении — археологии.

Обращаясь к истории появления понятия «археологическая культура», мы неизбежно наталкиваемся на имя выдающегося археолога Гордона Чайлда. Именно им это понятие было сформулировано и введено в практику археологических исследований. Причём введение в практику этого понятия было обусловлено совершенно определённой целью — увидеть за группировками археологического материала конкретные древние общества, народы, этносы. Он писал: «.мы находим, что определенные типы материальных памятников — сосудов, орудий, украшений, похоронных обрядов и форм домов — постоянно воспроизводятся. Такой комплекс связанных между собой черт мы назовем «культурной группой» или только «культурой». Мы предполагаем, что такой комплекс материальное выражение того, что сегодня мы назвали бы «народ» (цит. по: Клейн Л.С. Археологическая типология, 1991). К понятию, чтобы подчеркнуть его предметную специфику, было добавлено прилагательное «археологическая». Однако это не внесло в его содержание логическую основу, так оно и транспортировало всю неопределённость свойственную родовому определению в новую предметную реальность. Не случайно, что языковая форма понятия максимально близко напоминала понятие «культура», использовавшееся историками, социологами, этнографами и вообще всеми занимающимися изучением человеческих обществ. Вообще для первой половины ХХ в. была характерна некоторая иллюзия, особенно в среде историков-марксистов, что, вооружившись «передовой» научной методологией, они смогут напрямую по материальным остаткам восстановить основные аспекты социальной и этнической истории древних обществ, государств и народов. Позже от таких иллюзий учёные в основной своей массе отказались, но, однако, понятие «археологическая культура» осталось.

таким образом, понятие «археологическая культура» в сущности находится на дологическом или псевдологическом уровне, свойственном обычному, но не научному языку. Оно так и не прошло специальной логической обработки. и это не случайно — ведь само материнское понятие культуры находится в аналогичной ситуации. Представляется, что такое состояние стало возможным благодаря отсутствию онтологической проработки, соответствующей логике и методологии науки той реальности, которую авторы пытаются описать и определить в археологии.

испытывая трудности, связанные с применением понятия АК, научное сообщество неоднократно предпринимало попытки внести ясность, строгость в употребление понятия.

Основные попытки в этом направлении принимались в рамках гносеологического подхода. Наиболее ярко и развёрнуто гносеологический подход был реализован Л.С.Клейном в «Археологической типологии» (Археологическая типология, 1991), который писал: «...совершенно очевидно, что археологическая культура — основная ячейка археологической группировки (классификации в широком смысле) на уровне, соответствующем выделению обособленных групп человечества — отдельных обществ, социальных организмов, государств, этносов, религий и т.п.». Однако попытка анализа и суммирования ранее полученных знаний в этом направлении, без логической их обработки, включающей помимо онтологических картин экспликацию применяемых понятий и определений, проверки истинности сделанных умозаключений, не может считаться шагом на пути разрешения проблемы. Часть исследователей, интуитивно или осознанно понимающих всю абсурдность, возникающую с массовым практическим применением понятия АК в археологии, отказывались видеть за ним непременно народы, этносы, древние сообщества и предлагали ограничить содержимое понятия лишь искусственной группировкой каких-либо археологических объектов, отображающей уровень наших знаний (см. например: Сорокин, 2006). Но и на этом направлении не удавалось достигать чёткости и однозначности в определении, а последующие «потребители» археологических знаний поступали с этими искусственными группировками археологических объектов как с некогда существовавшими реальными обществами, народами. Рассуждали о «генезисе и взаимодействии культур», миграциях и т.д.

Более того, в археологической практике мы сталкиваемся с явлениями различного класса и различной степени полноты. Одно дело работать с набором простых утилитарных вещей со стоянки или огромным массивом отходов каменного расщепления, другое дело - с остатками ритуала погребения человека определённого социального уровня в виде отдельного захоронения в составе могильника или раскопками дворца или сооружения какого-то вождя или царя. В одном случае это фрагменты орудий, в другом — это фрагменты знаковых систем, сознательно сформированных людьми.

Когда мы делаем попытки, как это часто можно прочесть в научной литературе, «.реконструировать древнее общество» по материальным остаткам, то надо понимать, прежде всего, для самих себя, а с каким объединением людей, оставивших вещественные следы мы имеем дело. По разработанной А.А.Зиновьевым социологической теории, общество возникает тогда, когда возникает государство, а то, что мы часто обозначаем понятием «общество», особенно когда мы анализируем догосударственные древние образования, были, в сущности, «предобществами», имеющими другие признаки, другую структуру, другие необходимые условия существования. осмысление этого ещё ждёт своих исследователей.

интересная практика возникает уже после того, как археологи заканчивают свою работу. Все последующие специалисты, использующие их результаты в своих построениях, напрямую отождествляют описанные и выделенные ими АК с определёнными этносами, народами, реальными или мифическими культурами. ошибка продолжает удваиваться.

возвращаясь в начало статьи к её эпиграфу — «вещам надо давать правильные имена», следует особо отметить: не привычные, не традиционные, не удобные, а правильные. Правильное определение на основе онтологической проработки ископаемой реальности есть начало предвнесения в археологию логических, а значит, и научных основ. Это путь, ведущий к истинному пониманию сущности древних, исчезнувших, но оставивших нам следы человеческих сообществ, миров.

Литература

Зиновьев А.А. Логика науки. — М.: наука, 1972.

Зиновьев А.А. Иа пути к сверхобществу. — М.: Центрполиграф, 2000. - 638 с.

Клейн Л.С. Археологическая типология. — Л.: изд-во Ан ссср, 1991. — 447 с.

Сорокин А.Н. Мезолит оки. Проблема культурных различий. труды отдела охранных раскопок. т.5. — М.: институт археологии ран, 2006. — 312 с.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ:

  1. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  2. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  3. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ
  4. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  5. Г.В.Туркин Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия. КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИОЛЬХОНЬЕ В ТЕЧЕНИЕПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО - РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
  6. Ю.А. Емельянова Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ КЕРАМИКИ СЕВЕРОБАЙКАЛЬСКОГО ТИПА
  7. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ
  8. А.М. Коростелев Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия ХРОНОЛОГИЯ И типология изделий, выполненных в зверином стиле, С ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ
  9. Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ
  10. О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ
  11. Е.М.данченко Омский государственный педагогический университет, Г. Омск, Россия. ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  12. Д. Эрдэнэбаатар, А.А. Ковалев Улан-Баторский государственный университет, г. Улан-Батор, Монголия Санкт-Петербургский государственный университет, г. С.-Петербург, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ МОНГОЛИИ В БРОНЗОВОМ ВЕКЕ