<<
>>

Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ

  Среди керамических комплексов, фиксируемых в период позднего бронзового — раннего железного веков на территории западного побережья озера Байкал, отмечается различная по технике изготовления, формам и орнаменту керамика.
Однако количественно преобладает керамика с оттисками витого «шнура» на внешней поверхности сосудов.

Формовка шнуровых сосудов исследуемого периода происходила в процессе ручной лепки кольцевым ленточным способом, после чего внешняя поверхность отбивалась ударно-прессующим орудием (лопаткой, колотушкой), рабочая поверхность которого обмотана крученым шнуром. Сосуды, как правило, простой закрытой формы на кольцевом поддоне или с уплощенным дном. Венчик прямой или слегка отогнут наружу. Основным орнаментом, базирующимся, как правило, в привенчиковой зоне сосуда, являются налепные валики. По количеству, размещению на поверхности сосуда, сечению и формам валики очень разнообразны. в комплексе с горизонтальными валиками сосуд декорируется 1-2 рядами круглых вдавлений-отверстий. Сами налепные валики, а иногда и верхний срез венчика деформируются различными пальцевыми вдавлениями, насечками и «личиночными» вдав- лениями (Карнышев, 2006).

По количеству и составу археологических объектов, содержащих шнуровую керамику с налепными валиками, два региона — Приольхонье и Северный Байкал — имеют некоторый ряд различий, о которых будет говориться позже. Так, например, в Приольхонье помимо стоянок и поселений фрагменты от шнуровых сосудов на поддонах отмечены также при раскопках плиточных могил и пещерных комплексов. На Северном Байкале такая керамика встречается на стоянках и в поминальных комплексах (кичигин,

2005).

Шнуровая керамика, орнаментированная налепными валиками, упоминается в подъемных сборах ряда исследователей первой половины прошлого столетия — Б.Э. Петри (1912-1913, 1916 гг.), П.П. Хороших (1921-1923

гг.), П.П. Хороших и Н.М.

Ревякина (1952 г.), Н.М. Ревякина (1953 г.), П.П. Хороших, Э.Р. Рыгдылона и В.В. Свинина (1956 г.) (Горюнова, Свинин, 1996; Кичигин, 2005).

В 60-е гг. того же столетия шнуровая керамика с налепными валиками привлекает внимание двух исследователей, попытавшихся определить сравнительно-типологическим методом культурную принадлежность и хронологию шнуровых сосудов на поддонах.

Так, по материалам раскопок многослойного поселения Улан-Хада (Приольхонье) Л.П. Хлобыстин относит керамику, орнаментированную налепными валиками, к тапхарскому этапу культуры плиточных могил Забайкалья и датирует ее VII-VI вв. до н.э. (Хлобыстин, 1964).

Немного позже В.В. Свинин, анализируя фрагменты керамических сосудов со стоянки Котики II в местности Сеногда (Северный Байкал), дает первое подробное описание этих комплексов и датирует их шиверским этапом — I тыс. до н.э. В дальнейшем, сравнивая шнуровые сосуды на поддонах Предбайкалья с бронзовыми котлами ранней тагарской эпохи, исследователь относит глиняные сосуды, орнаментированные налепными валиками, к периоду VII-VI вв. до н.э. (Свинин, 1966, 1976).

В 90-е гг. прошлого столетия результаты раскопок стратифицированных поселений в Приольхонье, таких как Улан-Хада I, Берлога и Тышкинэ III, стратиграфически подтвердили принадлежность керамики с налепны- ми валиками к периоду позднего бронзового — раннего железного веков. Культурные слои, вмещающие фрагменты шнуровых сосудов на поддонах, орнаментированные рассеченными налепными валиками, залегали между слоями бронзового и железного веков. На основании этого в 1996 г. Г.А. Воробьевой и О.И. Горюновой предпринята попытка выделения комплекса шнуровых сосудов на поддонах в тышкенейский тип. Однако датирование этих керамических комплексов опять же сводилось к VII-VI вв. до н.э. Даже радиоуглеродная дата — 2130±145 л.н. (СОАН-3338), полученная по II культурному горизонту поселения Берлога, по мнению авторов статьи, выглядит «несколько омоложенной» (Горюнова, Воробьева, Орлова, 1996).

Подобная картина отмечается и с датированием сеногдинской керамики на поселении Катунь I на восточном побережье оз.

Байкал. Авторы статьи приводят выборочные радиоуглеродные даты по этой керамике, а также с помощью сравнительно-типологического метода на основании отдельных находок датируют слой III Б поселения Катунь I — VI-V вв. до н.э. (Горюнова, Номоконова, Новиков, 2008).

По материалам раскопочных работ и подъемных сборов на Северном Байкале в 2003 г. А.В. Харинский и И.С. Карнышев выделяют шнуровую керамику, орнаментированную налепными валиками, на поддонах в сеногдин- ский тип, определяя период ее бытования путем радиоуглеродного датирования — ХШ-П вв. до н.э. (Харинский, Карнышев, 2003). Немного позже понятие сеногдинского типа керамики было детально разработано и исторически обосновано. Поэтому шнуровая керамика, орнаментированная налепными валиками, на поддонах в дальнейшем будет именоваться как се- ногдинская (Харинский, 2005).

Позже, по материалам раскопок стоянки Красный Яр II, появляются радиоуглеродные даты, свидетельствующие о том, что керамика сеногдин- ского типа на северном Байкале доживает и до начала I тыс. н.э. (Карнышев, Кичигин, 2008). таким образом, к настоящему времени имеется 7 радиоуглеродных дат, определяющих время бытования керамики сеногдинского типа на западном побережье озера Байкал XIII в. до н.э. — I в. н.э. (табл.).

Таблица. Радиоуглеродное датирование комплексов с шнуровой керамикой сеногдинского типа

Наименование

объекта

Образец для датирования

Радиоуглеродная дата

Возраст с учет. калибровки

1

Берлога (Горюнова, воробьева, орлова, 1996)

Озоленные почвы на местах кострищ

2130±145 л.н. (соАн-3338)

II в. до н.э.

2

итырхей V (туркин, 2003)

Нагар на внутренней стенке сосуда

3100±35 л.н. (АА-36742)

XIII в. до н.э.

3

Байкальское XXXI (Харинский, 2005)

Нагар на вну- трен ней стенке сосуда

2750±40 л.н. (АА-60794)

X — сер. IX в. до н.э.

4

Байкальское I (Ха- ринский, 2005)

Прослойка угля

2140±140 л.н.

(ЛЕ-3390) 2100±30 л.н. (соАн-3587)

II в. до н.э.

S

Красный Яр II (Карнышев, Кичигин, 2008)

Озоленные почвы на местах кострищ

1895±75 л.н. (соАн-6581) 1940±70 л.н. (соАн-6582)

I в. до н.э. — I в. н.э.

На сегодняшний день сеногдинская керамика в Приольхонье представлена фрагментами от 64 сосудов с 23 местонахождений, на северном Байкале — фрагментами от 65 сосудов с 16 местонахождений (Кичигин, 2005).

следует заметить некоторые региональные особенности, связанные с орнаментацией сеногдинских сосудов (рис. 2). В большинстве случаев (более 90 %) на керамике Приольхонья орнаментальная композиция выглядит довольно просто. Как правило, это несколько горизонтальных валиков (1-4 валика), шириной 6-8 мм, деформированных разными приемами, в сопровождении с 1-2 рядами круглых вдавлений-отверстий. В дальнейшем такую композицию будем условно называть стандартной. Одним из исключений является шнуровой сосуд на поддоне с местонахождения тышкинэ III, где помимо горизонтальых валиков присутствуют и наклонные валики, орнаментирующие тулово сосуда. Однако они такие же по размерам и деформации, как и горизонтальные (Горюнова, 1983).

На сеногдинских сосудах северного Байкала (более 70 %) исследователи фиксируют более сложные композиции орнамента (рис. 2), нежели в Приольхонье и на восточном побережье оз. Байкал, где помимо стандартной композиции орнамента присутствует так называемая вспомогательная (понятие условное). Кроме основных горизонтальных деформированных валиков и ряда круглых вдавлений-отверстий тулово сосуда орнаментируется валиками меньших по ширине размеров, располагающихся под основными валиками. Они могут быть наклонными и покрывать все тулово сосуда до самого днища, могут быть зигзагообразными, горизонтальными


  Рис. 2. Графическое отображение сеногдинских сосудов Приольхонья (вверху) и Северного Байкала (внизу)

  

сплошными или прерывистыми. Последние могут закручиваться в форме «усиков», образуя скобообразные валики (Карнышев, 2006; Карнышев, Ки- чигин, 2008).

В Приольхонье шнуровая керамика, орнаментированная налепными валиками, обнаружена в пяти плиточных могилах (Хужиртуй I-1, Маломо- рец I-1, Сарма X-1, Куркут IV-1 и Итырхей V-1), хотя число раскопанных но- гребений свыше пятидесяти. на Северном Байкале при раскопках плиточных могил такая керамика и вовсе не встречена (Горюнова, 1995; Харинский, Зайцев, Свинин, 1995; Туркин, 2003).

таким образом, на сегодняшний день схема развития шнуровой керамики, орнаментированной налепными валиками и круглыми вдавлениями, на поддонах на западном побережье оз. Байкал выглядит следующим образом (рис. 1).

В конце II тыс. до н.э. на территорию западного побережья оз. Байкал, со своим погребальным обрядом и материальной культурой проникает культура плиточных могил Забайкалья. Изначально «плиточники» обосновываются в лесостепном Приольхонье, где условия для скотоводов более благоприятны, нежели на Северном Байкале. По отношению к местному населению охотников-рыболовов «плиточники» стали доминирующей общностью. Преобладающей в их среде была керамика с оттисками шнура. В начале I тыс. до н.э. керамика сеногдинского типа распространяется по всему побережью Байкала (Кичигин, 2007).

В Приольхонье сеногдинская керамика со стандартными композициями орнамента продолжает существовать примерно до конца I тыс. до н.э. Приблизительно во II в. до н.э., не изменив своих композиционных предпочтений, шнуровая керамика исчезает из употребления. на смену ей приходит гладкостенная керамика с теми же стандартными приемами орнаментации.

По имеющимся данным, полученным в результате раскопочных работ на Северном Байкале, ранние сеногдинские сосуды здесь были простой закрытой формы без основных элементов орнамента (горизонтальных налеп- ных валиков и рядов круглых вдавлений-отверстий), которые появляются позже (Харинский, 2005). Примерно в конце I тыс. до н.э. стандартная композиция орнамента на шнуровых сосудах претерпевает некоторые изменения. Помимо традиционной орнаментации появляется вспомогательная орнаментация, выраженная, прежде всего, в добавлении к основным валикам множества нитевидных, меньших по размерам, валиков, украшающих тулово сосуда. И уже в таком виде шнуровая керамика доживает на Северном Байкале до начала I тыс. н.э., где на смену ей приходят гладкостенная и ромбическая керамические традиции, но со стандартными приемами орнаментации, как и в Приольхонье.

Литература

Воробьева Г.А., Горюнова О.И. Особенности осадконакопления и периодизации позднеголоценовых культур Среднего Байкала // 100 лет гуннской археологии. Номадизм . — прошлое, настоящее в глобальном контексте исторической перспективе. — Улан-Удэ, 1996. — Ч. 2. — С. 11-13.

Горюнова О.И. Комплекс бронзового века многослойного поселения Тыш- кинэ III (к вопросу о поздней бронзы на Байкале) // По следам древних культур Забайкалья. — Новосибирск: Наука, 1983. — С. 70-75.

Горюнова О.И. Работы Восточно-Прибайкальского отряда в Приольхонье (оз.Байкал) // Обозрение результатов полевых и лабораторных исследований археологов, этнографов и антропологов Сибири Дальнего Востока в 1993 г. — Новосибирск: Изд-во ИАиЭ СО РАН, 1995 — С. 193-194.

Горюнова О.И., Свинин В.В. Ольхонский район: Материалы к Своду памятников истории и культуры Иркутской области. — Иркутск: Арком, 1996. — Ч. 2: Материковый участок от мыса Елохин до мыса Улан. — 213 с.

Горюнова О.И., Воробьева А.Г., Орлова Л.А. Новые данные по хронологии многослойных поселений Приольхонья // Новейшие археологические и этнографические открытия в Сибири. — Новосибирск: Изд-во ИАЭт СО РАН, 1996. — С. 57-59.

Горюнова О.И., Номоконова Т.Ю., Новиков А.Г. Многослойное поселение Катунь I — основа периодизации эпохи палеометалла побережья Чивыркуй- ского залива озера Байкал // Антропоген. Палеоантропология, геоархеология, этнология Азии: Сб. науч. тр. / Отв. ред., д.и.н., проф. Г.И. Медведев. — Иркутск: Оттиск, 2008. — С. 35-45.

Карнышев И.С. Керамика сеногдинского типа северного побережья озера Байкал // Археология, этнология, палеоэкология северной Евразии и сопредельных территорий: Мат-лы ХЕУ! регион. (II Всеросс.) археол.-этнограф. конф. студ-ов и молод. уч-ых, посвящ. 160-летию со дня рожд-я И.Т. Савенкова и 110-летию со дня рожд-я В.И. Громова, Красноярск, 28 — 30 марта 2006 г. — Красноярск, 2006. — Т. I. — С. 121-124.

Карнышев И.С., Кичигин д.Е. Керамика сеногдинского типа стоянки Красный Яр II (Северобайкальский район, Республика Бурятия) // Этнокультурная история Евразии: современные исследования и опыт реконструкций / Мат. ХЕУШ регион. (IV Всерос. с междунар. участием) археол.-этнограф. студ. конф. (Барнаул, 21-24 апреля 2008 г.). — Барнаул: Азбука, 2008. — С. 157-158.

Кичигин д.Е. История исследования переходного периода к железному веку в Приольхонье // Истоки, формирование и развитие евразийской поликультурности. Культуры и общества северной Азии в историческом прошлом и современности: Мат-лы I (ХЕУ) Росс. с междунар. участием археол. и этнограф. конф. студ. и молод. ученых (РАЭСК-ХЕУ), Иркутск, 12 — 16 апр. 2005 г. — Иркутск: Изд-во РПЦ «Радиан», 2005. — С. 200-203.

Кичигин д.Е. К вопросу о хронологической принадлежности шнуровых сосудов на поддонах западного побережья оз. Байкал // Археология, этнология, палеоэкология северной Евразии и сопредельных территорий: Мат-лы ХЕУП регион. (Ш-й всерос. с междунар. участием) археол.-этнограф. конф. студ. и молод. ученых Сибири и Дальнего Востока, Новосибирск, 3 — 7 апр. 2007 г. — Новосибирск, Новосиб. гос. педаг. ун-т, 2007. — С. 111-112.

Свинин В.В. Археологические исследования на сев. побережье оз. Байкал в 1963-1965 гг. // Отчеты археологических экспедиций за 1963-1965 гг. — Иркутск, 1966.

Свинин В.В. Периодизация археологических памятников Байкала // Изв. / ВСОГО СССР. — 1976. — Т. 69. — С. 167-179.

Туркин Г.В. Лесостепное Предбайкалье в кон. II — I тыс. до н.э. (по материалам погребально-поминальных комплексов): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. — Владивосток, 2003. — 24 с.

Харинский А.В. Западное побережье озера Байкал в I тыс. до н.э. — I тыс. н.э. // Известия Лаборатории древних технологий. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. — Вып. 3. — С. 198-215.

Харинский А.В., Карнышев И.С. Керамические традиции северозападного побережья озера Байкал в I тыс. до н.э. (по материалам стоянки Бал- таханова III) // социогенез северной Азии: прошлое, настоящее, будущее: Мат. регион. науч.-практ. конф. — иркутск, 2003. — C.137-142.

Хлобыстин Л.П. Многослойное поселение Улан-Хад на Байкале (по материалам раскопок Б.Э. Петри) // КсиА. — 1964. — вып. 97. — C. 25-32.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ:

  1. Г.В.Туркин Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия. КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИОЛЬХОНЬЕ В ТЕЧЕНИЕПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО - РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
  2. Ю.А. Емельянова Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ КЕРАМИКИ СЕВЕРОБАЙКАЛЬСКОГО ТИПА
  3. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  4. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  5. А.М. Коростелев Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия ХРОНОЛОГИЯ И типология изделий, выполненных в зверином стиле, С ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ
  6. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ
  7. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ
  8. О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ
  9. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  10. Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ
  11. Л.В. Мельникова Иркутское художественное училище, г.Иркутск, Россия ШИШКИНСКАЯ ПИСАНИЦА: СЕМАНТИКА ОБРАЗОВ, СЮЖЕТОВ И ОБЪЕКТА В ЦЕЛОМ (НЕОЛИТ, БРОНЗОВЫЙ ВЕК)
  12. Д. Эрдэнэбаатар, А.А. Ковалев Улан-Баторский государственный университет, г. Улан-Батор, Монголия Санкт-Петербургский государственный университет, г. С.-Петербург, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ МОНГОЛИИ В БРОНЗОВОМ ВЕКЕ
  13. А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     , 2009
  14. А.д. Цыбиктаров Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Россия ХЭНТЭЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ