<<
>>

А. Г. КОЛЕСНИКОВ НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПОЛОВОЗРАСТНОЙ СТРАТИФИКАЦИИ ПОЗДНЕТРИПОЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ (ПО МАТЕРИАЛАМ МОГИЛЬНИКОВ СОФИЕВСКОГО ТИПА)

Одна из наиболее ярких культур Восточной Европы — Трипольская уже более века является предметом пристального изучения специалистов. С момента ее открытия и до настоящего времени основные усилия археологов направлены на исследование хронологии культуры в целом и ее отдельных этапов, выделение локальных вариантов, исторического развития ее носителей и др.

Вопросы реконструкции социальных отношений ставились в основном в плане соотношения трипольской культуры с определенной стадией развития первобытного общества, причем решались они в основном попутно при разработке других проблем (Пассек, 1949, с.

19, 20; Бибиков, 1953, с. 285, 286; Збенович, 1974, с. 128—130; Дергачев, с. 150—154). Интерес к исследованию социальной структуры трипольского общества усиливается тем, что оно функционировало в эпоху интенсивного развития производящих форм хозяйства, которые создали предпосылки для формирования новых социальных

фикации общества, которая в конечном итоге привела к гибели? первобытной социальной организации.

Разработка вопросов социальной стратификации конкретного общества первобытности невозможна без предварительного исследования его половозрастной дифференциации (Алекшин, 1975, с. 50; Буня- тян, 1982, с. 141). Половозрастная структура как принцип организации социальной системы характерна практически для всех первобытных народов мира (Семенов, 1968, с. 271), она фиксируется этнографами (Потехин, 1951, с. 246, 247; Аверкиева, 1960, с. 122; Такоева, 1957, с. 150; Шатилова, 1976, с. 147—149 и др.), и в археологии есть попытка ее реконструкции при исследовании древних могильников (Хлобысти- на, 1975, с. 25; 1979, с. 48—62; Алекшин, 1975, с. 50, 51; Бунятян, 1982, с. 140—160).

В данной работе, которая является частью темы по исследованию социальных структур позднетрипольского населения Среднего Подне- провья, поставлена задача проанализировать погребальный обряд с целью реконструкции половозрастной структуры. Несмотря на то, что погребальный обряд отличается традиционностью и консервативностью (Генинг, 1975, с. 42), в настоящее время можно считать установленным, что его вариации в наибольшей мере зависели от социального статуса индивида (Алекшин, 1975, с. 50). Значит, одним и?, исходных моментов исследования выступает признание того, что погребальный обряд отражает социальную и в том числе половозрастную структуру общества.

В статье исследуются материалы трех могильников Софиевскогр типа: Чернинского (Даниленко, Макаревич, 1956, с. 92—98), Софи- евского (Захарук, 1952, с. 112—120) и Краснохуторского (Кашвець, 1956, с. 99—110).

Топографическое расположение могильников идентично— все они находились на левом берегу Днепра, на песчаных дюнах по краю боровой террасы. Для них характерен обряд трупосожжения на стороне. Остатки сожжения собирали в урну или заворачивали в ткань (Даниленко, Макаревич, 1956, с. 95) и помещали в могилу. Во всех могильниках погребения совершены в небольших ямах. Современная глубина залегания погребений достигает 0,9 м. Однако в виду того, что могильники расположены в песчаных дюнах, ни форма, ни размеры ям не фиксировались. По этой же причине и глубина погребений не может считаться достоверной.

Всего нами учтено 404 погребения, для анализа используются только 172 инвентарные погребения.

Анализ археологического материала проводился по методике*, предложенной В.

Ф. Генингом и В. А. Борзуновым (Генинг, Борзунов, 1975, с. 42—72), апробированной и развиваемой в настоящее время группой сотрудников И А АН УССР во главе с В. Ф. Генингом: (Рычков, 1982; Бунятян, 1982; Пустовалов, 1982).

Материалы всех могильников анализируются совокупно, так как данные сравнительного анализа этих памятников свидетельствуют о высоком коэффициенте сходства между ними — 92 %. В силу сохранности погоебальных памятников в основном учитывались признаки,

Показатель

Могильник

Показатель исчисления

Тип захоронения

урновые

безурно

вые

в

есть

целом | нет

Количество

Чернинский

94

29

65

43

51

Софиевский

140

41

99

47

93

Краснохуторский

170

86

84

82

88

Всего

404

156

248

172

232

Процент распреде

Чернинский

100

30,9

69,1

45,7

54,3

ления

Софиевский

100

29,3

70,7

33,6

66,4

Краснохуторский

100

50,6

49,4

48,2

51,8

отражающие характеристику сопровождающего инвентаря. Все выбранные признаки количественные, дискретные, работа по их учету заключалась в составлении списка признаков и подсчета количества наличия или отсутствия того или иного признака.

Признаки организованы в структуру, высшей ступенью которой выступает «категория совокупностей признаков». Нами выделено две категории совокупностей: 1) тип погребения, 2) погребальный инвентарь. Категории совокупностей признаков разделены [†††††]на «совокупности признаков». Первая — тип погребения — включает две совокупности: 1.1. Погребения в урнах. 1.2. Погребения безурновые. Категория совокупностей «погребальный инвентарь» включает пять совокупностей признаков: 2.1. Орудия труда. 2.2. Оружие. 2.3. Украшения. 2.4. Керамика *. 2.5. Прочий инвентарь. Третьей ступенью выступают признаки, отражающие более дробное членение инвентаря, различающегося по функции и материалу (см. табл. III).

Из рассматриваемого массива погребений 172 (42,6 %) сопровождались погребальным инвентарем (табл. I). Этот инвентарь представлял собой различные орудия труда, оружие, украшения и посуду, чаще всего на нем нет следов воздействия огня.

Инвентарь помещали в урну (среди кальцинированных костей при безурновом погребении) либо рядом с погребением. Кроме вещевого инвентаря, погребения сопровождались зубами животных. Кости пяти погребений были окрашены охрой.

Производственный инвентарь представлен главным образом кремневыми изделиями: ножами, клин-топорами, серпами, отжимниками, ретушерами и т. д., роговыми топорами (два погребения). Медные орудия труда представлены четырехгранными шильями. В четырех погребениях найдены глиняные прясла. Погребения с отдельными категориями орудий труда на могильниках распределены неравномерно. Так, например, погребения с кремневыми ножами имеются только на Чернинском и Краснохуторском могильниках, в то время как на

Погребальный инвентарь

Орудия труда

Оружие

Украшения

Керамика

«Прочий»

| есть

нет

есть

| нет

есть

| нет

есть |

нет

есть

j нет

15

79

13

81

7

87

14

80

17

77

18

122

11

129

6

134

10

130

17

123

44

126

30

140

40

130

12

158

13

157

77

327

54

350

53

351

36

368

47

357

16,0

84,0

13,8

86,2

7,5

92,6

14,9

85,1

18,1

81,9

12,9

87,1

7,9

92,1

4,3

95,7

7,1

92,9

12,1

87,9

25,9

74,1

17,7

82,4

23,5

76,5

7,1

92,9

7,6

92,4

Софиевском их нет, а погребения с кремневыми клин-топорами — только на Софиевском и Краснохуторском могильниках.

Среди погребений с оружием встречаются погребения с каменными топорами-молотами, медными топорами, каменными кирками, медными кинжалами и кремневыми наконечниками стрел. Погребения с отдельными категориями оружия также распределяются между могильниками неравномерно. Так, в Чернинском могильнике погребения с оружием представлены только погребениями с наконечниками стрел.

Украшения представлены медными браслетами, медными бусами- пронизками цилиндрической и спирально-цилиндрической формы, бусами из янтаря, кости, камня, медными височными спиралями в полтора оборота.

Керамика отличается разнообразием размеров и форм сосудов. Обычно сосуды небрежно сформованы, асимметричны, поверхность их грубо обработана. Основные формы: широкогорлые округлотелые сосуды, конические чаши, биконические горшки, амфоры, S-видные кубки, миниатюрные сосуды. Все сосуды изготовлены из глины с примесями «кровавика» и нередко — толченой раковины. Обжиг сосудов слабый, цвет глины после обжига колеблется от темно-серого до кирпично-красного тонов. Орнаменты, украшающие сосуды, разнообразны. Это и роспись в виде точек, вертикальных прямых и зигзагообразных линий, покрывающих всю поверхность сосудов, и рельефный в виде разнообразных шишечек, отпечатков шнура, вдавленный и накольчатый орнамент, расположенный на плечевых частях сосудов.

Погребальный инвентарь типологически однообразен, что говорит о кратковременности существования могильников и их этнической однородности (Захарук, 1952 а, с. 5). Об этой однородности свидетельствует также группировка некоторых погребений, причем группы включают урновые и безурновые погребения, образующие своеобразную структуру могильника и интерпретируемую исследователями как разделение общего кладбища на семейные некрополи (Круц, 1977, с. 154; Дергачев, 1980, с. 153).

Реконструкция половозрастного деления общества по материалам могильников основывается на антропологических данных, согласно

которым массивы погребений мужчин, женщин и детей в свою очередь разделяются на такие возрастные подгруппы, как юноши, молодые мужчины, зрелые мужчины, старики и т. д. Сравнительный анализ этих групп позволяет выявить общие и отличительные черты погребального обряда, некий стандартный набор инвентаря для определенной половозрастной группы (Алекшин, 1975, с. 51; Бунятян, 1982, с. 141— 160). На основании этого реконструируется производственная и социальная деятельность указанных групп.

При отсутствии антропологических определений, а именно это мы имеем в нашем случае, анализ захоронений в методическом аспекте начинается с выделения захоронений по составу инвентаря. Естественно, что в этом случае выводы будут более гипотетичными (Алекшин, 1977, с. 2, 3). Методологическим основанием выступают общие закономерности развития древних обществ и, в частности, принцип их половозрастной организации.

Характеризуя общую схему половозрастной структуры, следует отметить следующее. Естетственное разделение труда, возникшее «вследствие половых и возрастных различий, т. е. на чисто физиологической почве» (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 23, с. 364), явилось экономической основой первобытного типа социальной организации, так как возраст и пол достаточно четко определяют место и роль индивида в производстве и общественной жизни. Этот принцип лежал в основе социальной организации обществ первичной формации (Андреев, 1971, с. 14; Калиновская, 1976, с. 143 и др.). Сообразно естественным физиологическим возможностям отдельных групп индивидов за ними закреплялись различные виды трудовой деятельности (Калиновская, 1976, с. 24 —122), а в социальном отношении это явление выражалось в половозрастной стратификации.

Возрастная группа представляет собой объединение индивидов одного социального возраста, который определяется моментом вступления в возрастную систему и в определенных рамках соответствует биологическому возрасту индивида. В половозрастной системе социальный возраст оформлен в виде возрастных степеней, которые разделяют жизнь индивидов на несколько периодов, причем в различных возрастных системах жизненный цикл делится на разное количество возрастных степеней (Элькин, 1952, с. 86, 87; Калиновская, 1977, с. 27, 45, 65—67, 91, 114; Попов, 1980, с. 130).

Несмотря на то, что отдельные этносы имеют различное представление о периодах жизненного цикла—возрастных степенях—основными у всех являются: детство, юность, зрелость и старость (Кон, с. 212,213). Представляется очень важным то, что одна возрастная степень или несколько степеней образуют возрастной класс (Попов, 1982, с. 130).

В связи с тем, что роль индивида в производстве жестко детерминировала его общественное положение, его права и обязанности, половозрастная система отражала и производственные функции, и общественные.

При рассмотрении трех основных возрастных степеней — детско- юношеской, ВЗРОСЛОЙ И стаоческой — можно ш-ллр.лить тр пбтттргтпри-

ные функции, которые присущи каждой из них. Так, возрастная степень детей-подростков предполагает стадию обучения, приобщения (социализации) к общественной жизни и по возможности участие в производстве, в основном в качестве вспомогательной силы в несложных трудовых процессах. К общественной жизни (религия, управление и т. д.) эта возрастная степень не имела отношения. Следующая возрастная степень (взрослые) выполняла наиболее важные обязанности, требующие наибольших трудовых усилий. К ним относились все основные виды производственной деятельности, военная, организационная и, наконец, управленческая деятельность. Последняя возрастная степень (старики) уже не участвовала в производственном процессе, но продолжала пользоваться авторитетом, так как выполняла функцию «социальность памяти и совести» коллектива. Именно эта степень, являлась хранителем знаний, опыта, хранителем традиций, была чаще всего управленческим звеном коллектива— старейшины.

Рассмотренная выше схема безусловно весьма приблизительна, содержание функций отдельной половозрастной группы в конкретном обществе гораздо богаче. Разделение труда происходило не только в связи с возрастом индивида, но и между индивидами разного пола, так как «быть мужчиной или женщиной значило выполнять неодинаковые функции в различных социальных системах» (Ядов, 1973, с. 37). Статус мужской и женской частей социальной системы определялся степенью участия в производственных делах, престижностью выполняемых функций. Мужская половина выполняла функции управления, наиболее сложные и трудные работы в основной производственной сфере, осуществляла функцию «вооруженных сил». Функции женской половины, в первую очередь, связывались с бытовой сферой — приготовлением пищи, содержанием дома, присмотром за детьми и др.

Таким образом, половозрастные группы согласно выполняемым ими функциям, различались социальным статусом. Вполне закономерно встает вопрос о том, каким образом эти социально различные состояния могли отразиться в погребальном обряде?

Как выше отмечалось, можно считать доказанным, что погребальный обряд отражает социальный статус индивида. Мы ставим задачу выявить признаки, которые свидетельствовали бы о половозрастной принадлежности индивида. Исходными посылками для проведения

исследовании являются такие. Во-первых, группа погребений индивидов взрослых возрастных степеней. должна отличаться от группы погребений индивидов детско-юношеских возрастных степеней по качественному и количественному составу инвентаря. Так, например, вряд ли можно

Таблица II. Показатели взаимовстречаемос- ти совокупностей признаков

Признаки

Ору

дия

труда

Ору

жие

Укра

шения

Кера

мика

«Про

чий»

Орудия

труда

58

315

292

093

238

Оружие

77

179

002

183

Украшения

34

018

050

Керамика

15

083

Тип захоронения

Показатель

Вид захоронения

Показатель исчисления

урновые

безурно-

вые

Всего

Кремневый нож

/>Кремневый топор

А Количество              Мужские              62              16              46              34              18              11

Прочие              110              39              71              43              21              —

Всего              172              55              117              77              39              11

Процент рас-              Мужские              100              25,8              74,2              54,8              29              17,7

пределения              Прочив              100              35,5              64,5              39,0              18,1              —

Норма распределения              30,7              69,4              46,9              24,1              8,9

Тенденция              Мужские              0,8              1,1              1,2              1,2              2,0

признака              Прочие              1,2              0,9              0,8              0,8              —

Б Количество Мужские

62

16

46

34

18

11

Женские

54

21

33

8

3

Всего

116

37

79

42

21

11

Процент рас- Мужские

100

25,8

74,2

54,8

29,0

17,7

пределения Женские

100

38,9

61.1

14,8

5,6

Норма распределения

32,4

67,7

34,8

17,3

8,9

Тенденция Мужские

0,8

1,1

1,6

1,7

2,0

признака Женские

1,2

0,9

0,4

0,3

С Количество Урновые

55

— 24

15

1

Безурновые

117

— 53

24

10

Всего

172

— 77

39

11

Процент рас- Урновые

100

— 45,5

27,3

1,8

пределения Безурновые

100

— 45,3

20,5

8,5

Норма распределения

— 45,4

23,9

5,2

Тенденция Урновые

— 1,0

1,1

0,4

признака Безурновые

— 1,0

0,9

1.6

Показатель

Вид захоронения

Показатель исчисления

Оружие

Всего

Наконеч

ники

стрел

Медный

кинжал

Боевой

топор

Всего

Ьусы

А Количество

Мужские

62

54

35

5

19

17

17

Прочие

110

36

33

/>

Всего

172

54

35

5

19

53

50

Процент рас

Мужские

100

87,1

56,5

8,1

30,6

27,4

27,4

пределения

Прочие

100

32,7

30,0

Норма распределения

43,6

28,3

4,1

15,3

30,1

28,7

Тенденция

Мужские

2,0

2,0

2,0

2,0

0,9

1,0

признака

Прочие

1,1

1,0

Б Количество

Мужские

62

54

35

5

19

17

17,

Женские

54

22

20

Всего

116

54

35

5

19

39

36

Процент рас

Мужские

100

87,1

56,5

8,1

30,6

27,4

27,4

пределения

Женские

100

40,7

37,0

Норма распределения

43,6

28,3

4,1

15,3

34,0

32,2

— I О — | to to со I *со

to j— I CO to | to О *05 I M              *

о — to о со CO •—* Ю

Vcл — Ъм

о — •—» j—* со to > г-о о оо Vj оо

tO J— I СО Ю j to

О 05 • tO              *

O j— CO to to сл со to со"— О "*vj"tO

-О to СО1 СЛ 4^ >— 00 Vl о 4* 00

•—‘CO CO Co j— О CD о- СЛ 4* —* "со — Co "lo 05

to I o—o to to О *              00 03

JO I О j— I to to

o' "со oo I о j— оо 05 о СО О)

Vi со СЛ О^О

О — 4^ — 05 Сл ~ Ф*

СЛ СЛ К) СО СЛ О 00 05 CO CO > CO V lob)

— to lt;— CO tO — — О 00 oogt; to too

¦*—CO — О—

to — | CO ^ j *° О 03 I ~tO              *

4*- СО —

О*— 00 ОЗ СО СО -*4 03

00 К) — V 00

о — 4*- С04Ь ^ 4^ СО

"lo — Vo оо оо

— О to CO *— сл 4*- > 4*- ОЗ Оз ОЗ O)

Оружие

Укра

Показатель

Вид захоронения

Показатель исчисления

/>Всего

Наконеч

ники

стрел

Медный

кинжал

Боевой

топор

Всего

Бусы

Тенденция

признака

Мужские

2,0

2,0

2,0

• 2,0

0,8

21,2

0,9

1,1

Количество

Урновые

55

15

12

3

20

19

Безурновыв

117

39

23

5

16

33

31

Всего

172

54

35

5

19

53

50

Процент рас

Урновые

100

25,5

21,8

5,5

36,4

34,6

пределения

Безурновыв

100

32,5

19,7

4,3

13,6

28,2

26,5

Норма распределения

29,0

20,8

2,2

9,6

32,2

30,6

Тенденция

Урновые

0,9

1,1

0,5

1,1

1,1

признака

Безурновыв

1,1

1,0

2,0

1,5

0,9

0,9

предположить, что некоторые категории вооружения (например, оружие из меди) как особо ценные и орудия труда, предназначенные для тяжелых работ, могли сопровождать погребения индивидов детско- юношеского возраста. Во-вторых, состав погребального инвентаря, сопровождающего индивидов разного пола, должен также между собой функционально различаться. Погребения мужчин, в первую очередь, должны содержать оружие и орудия труда, предназначенные для тяжелых физических работ, а женщин — орудие труда, связанные прежде всего с бытовой, домашней сферой производства (например, прясла).

Основываясь на этих положениях, перейдем к анализу материала, рассмотрев прежде всего разделение погребенных по полу. Подход к решению нашей задачи начнем с анализа взаимовстречаемости между отдельными совокупностями признаков, входящих в категорию «погребальный инвентарь». Для этого выберем из всего массива погребений лишь те (78), которые сопровождаются не менее чем двумя категориями инвентаря. Степень взаимовстречаемости вычисляется по методу Брейнерда — Робинсона (Ковалевская, Погожев, Погожева,

1970, с. 26, 27; Генинг, 1973, с. 132, 133; Каменецкий, Маршак, Шер, 1975, с. 50, 51) (табл. II), на ее основании строится граф (рис. 1). Наиболее частой является взаимовстречае- мость орудий труда со всеми остальными «совокупностями», за исключением керамики. Частой выступает связь между орудиями труда — оружи-

шения

Керамика

Неопределенный инвентарь

Медный

браслет

Медное

кольцо

Всего

Сосуды

Сосуды с крышкой

Кремень

Медь

Камень

Прочая

глина

Зубы животных

2,0

2,0

2,0

1

17

/>16

1

8

1

3

2

3

19

19

1

24

3

5

1

3

1

3

36

36

2

32

4

8

1

5

1,8

30,9

29,0

1,8

20,6

1,8

5,5

3,6

2,6

16,2

16,2

0,9

20,5

2,6

4,3

0,9

2,6

0,9

1,3

23,6

22,6

1,4

17,6

2,2

4,9

0,5

3,1

2,0

1,3

1,3

1,3

0,8

0,8

1,1

1,2

2,0

0,7

0,7

0,6

1,2

1,2

0,9

1,8

0,8

ем — украшениями, орудиями труда— оружием — прочим инвентарем. Наиболее значительной является связь между орудиями труда и оружием. Взяв ее за основу, как соответствующую выше изложенным исходным пунктам представляется возможным выделить группу погребений с оружием и тяжелыми орудиями труда, такими как кремневые клин-топоры и роговые топоры. В результате у нас образовалась группа, состоящая из 62 погребений, которые предположительно можно считать мужскими.

Для определения женских погребений мы решили прибегнуть к сравнению группы мужских погребений (62) со всеми остальными (110). Для каждой из указанных групп дана количественная и процентная встречаемость каждого признака и определена тенденция встречаемости признаков [‡‡‡‡‡] в обеих группах (табл. III, А). Затем, на основании тенденций встречаемости признаков были выделены признаки — общие для обеих групп и частные (табл. IV), т. е. характерные для одной группы погребений.

Сравнительный анализ продемонстрировал наличие ряда общих признаков, таких как наличие в погребениях орудий труда, кремневых ножей, скребков, ретушеров, неопределенных каменных орудий, пластин, украшений, бус, представленных в обеих сравниваемых группах примерно одинаковыми показателями. Группа мужских погребений, кроме уже названных категорий инвентаря (оружие и орудия труда, предназначавшиеся для тяжелых работ), присущих только этой группе, содержит еще точильный брусок, кремневые серпы и неопределенные медные изделия, правда, в незначительном количестве. Вторая группа погребений также обладает рядом только ей присущих признаков. Это, в первую очередь, наличие в погребениях прясел (3,6%), сопровождающей керамики (31,8%) в то время как в группе мужских погребений керамика составляет 1,6 % (1 урновое

Общие признаки

Частные

признаки

Мужские

«Прочие»

Мужские

«Прочие»

Признак

тенден

ция

тенден

ция

Признак

тенден

ция

тенден

ция

Урновые

25,8

0,8

35,2

Безурновые

74,2

и

64,5

Орудия труда

54,8

1,2

39,0

Нож кремневый

29,0

1,2

19,1

Скребок кремневый

/>3,2

и

2,7

Ретушер кремневый

6,6

0,9

8,2

Орудие неопреде

ленное

9,8

1,2

6,4

Пластина кремне

вая

4,8

1,1

3,6

Украшения

27,4

0,9

32,7

Бусы

27,4

1,0

30,1

Кремень неопреде

ленный

16,1

0,9

20,0

1,2

Топор кремневый

17,7

2,0

0,9

Топор костяной

3,2

2,0

0,8

Серп кремневый

3,2

1,5

0.9

0,4

0,8

Брусок точильный

1,6

2,0

0,9

Оружие

87,1

2,0

1,1

Наконечник стре

лы

56,5

2,0

0,8

Кинжал медный

8,1

2,0

0,9

Топор боевой

30,6

2,0

Медь неопределен

1,1

ная

4,8

1,7

0,9

0,3

1,0

Отжимник крем

невый

1,8

2,0

1,1

Шило

3,2

0,7

6,4

1,3

Прясло

3,6

2,0

Браслет медный

0,9

1,8

Кольцо медное

2,7

1,9

Керамика

1,6

0,1

31,8

1,9

Сосуды

1,6

0,1

30,9

1,9

Крышка

1,8

2,0

Камень

3,2

0,7

5,5

1,3

Зуб животного

1,6

0,6

3,6

1,4

погребение с миниатюрным сосудом), наличие медного браслета (1 погребение), височных колец—2,7%. Наличие именно этих признаков, которые слабо связаны с мужскими погребениями, позволяет сделать вывод о том, что такие признаки как наличие прясел, сопровождающих сосудов, могут быть связаны с погребением женщин. Относительно женских погребений представляется необходимым рассмотреть и наличие в погребениях украшений, а именно бус. Хотя этот признак часто встречается в группе мужских погребений (17), погребения с украшениями образуют самостоятельную группу (18), где украшения являются единственным сопровождающим инвентарем. В данном случае, исходя из археологических и этнографических параллелей, можно с уверенностью отметить, что в погребальном обряде украшения играют очень важную роль по отношению и к женским, и к мужским погребениям. Поэтому представляется возможным погребения только с украшениями отнести к группе женских погребений, а остальные погребения с украшениями либо к мужской, либо к женской группам в зависимости тот того, какой инвентарь в них обнаружен.

Пля выяснения традиционных категорий инвентаря осуществляем

Общие

признаки

Частные признаки

Мужскис

Жеискнс

Мужские

Женские

Признак

X

Признак

X

*

amp;

*5

3 5

1*

?3

чв в '

?3

н 3

чв

С''

н 3

Урновые

25,8

0,8

38,9

1,2

Орудия труда

54,8

1,6

14,8

0,4

Безурновые

74,2

1,1

61,1

0,9

Нож кремневый

29,0

1,7

5,6

0,3

Украшения

27,4

0,8

30,7

1,2

Топор кремневый

17,7

2,0

Бусы

35,2

0,9

31,3

1,1

Топор костяной

3,2

2,0

Серп кремневый

3,2

2,0

Скребок кремне

вый

3,2

2,0

Шило

3,2

2,0

Брусок точильный

1,6

2,0

Пластина кремне

вая

4,8

1,4

1,9

0,6

/>

Орудие неопреде

ленное

9,7

1,4

3,7

0,6

Оружие

87,1

2,0

Наконечники

стрел

56,5

2,0

Кинжал медный

8,1

2,0

Топор боевой

30,6

2,0

Ретушер кремне

вый

6,5

1,9

1,9

0,5

Прясло

7,4

2,0

Кольцо медное

5,6

2,0

Керамика

55,6

2,0

Сосуды

55,6

2,0

ности— наличии неопределенного инвентаря, т. к. ничего нельзя сказать о его назначении (табл. III, Б; табл. V).

Итак, мужские и женские погребения одинаково характеризуют урновые и безурновые захоронения, а также наличие в погребениях украшений, а именно бус. Женские погребения отличаются от мужских наличием керамики, прясел, височных колец. Мужские погребения, в отличие от женских, сопровождаются оружием и почти всеми категориями инвентаря, входящими в совокупность «орудия труда». Аналогичная картина наблюдается в Выхватинском могильнике (Дерга- чев, 1978, с. 38).

Рассмотрим разделение погребенных по возрасту. В женской и мужской группах погребений обращает на себя внимание наличие двух типов погребений — захоронений в урнах и без них, как бы делящих каждую из исследуемых групп на две части. Если рассмотреть эти группы погребений соответственно могильникам, то видно, что они и в Чернинском, и в Софиевском, и .в Красиохуторском могильниках одинаково представлены (см. табл. 1). Погребения в урнах и без них не образовывают на территории могильников особых группировок; плгп^япкнмй иниентаоь. сопровождающий эти типы погребальных

Таблица VI. Распределение признаков в урновых и безурновых погребениях

Общие признаки

Частные

признаки

У рновые

Безурно-

вые

Урновые

Безурно-

вые

Признак

я

О)

* я

л) S н еГ

i />О)

* ж о ж

Признак

±

О)

я SS

РЗ

±

amp;

х 2

23

Орудия труда

45,5

1,0

45,3

1,0

Нож кремневый

27,3

1,1

20,5

0,9

Серп кремневый

1,8

1,1

1,7

0,9

Прясло

1,8

0,8

2,6

1,2

Орудия неопреде

8,5

1,2

ленные

5,5

0,8

Пластина кремне

вая

3,6

0,9

4,3

1,1

Оружие

25,5

0,9

32,5

1,1

Наконечник стрелы

21,8

1,1

19,7

1,0

Украшения

36,4

1,1

28,2

0,9

Бусы

34,6

1,1

26,5

0,9

Неопределенный

кремень

14,6

0,8

20,5

1,2

Неопределенная

медь

1,8

0,8

2,6

1,2

Камень

5,5

1,1

4,3

0,9

Зуб животного

3,6

1,2

2,6

0,8

Отжимник кремневый

1,8

1,3

0,9

0,6

Ретушер кремневый

10,9

1,3

6,0

0,7

Бусы

1,8

2,0

Керамика

30,9

1,3

16,2

0,7

Сосуды

29,0

1,3

16,2

0,7

Крышка

1,8

1,3

0,9

0,6

Топор кремневый

1,8

0,4

8,5

1,6

Топор костяной

1,7

1,9

Скребок кремневый

1,8

0,7

3,4

1,3

Точильный брусок

0,9

1,8

Кинжал медный

4,3

2,0

Боевой топор

5,5

0,5

13,6

1,5

Кольцо медное

/>—

2,6

2,0

Шило

1,8

0,4

6,8

1,6

Прочая глина

0,9

1,8

и этнической однородности. Поэтому представляется возможным предположить, что в типе погребального сооружения нашло отражение возрастное деление общества. С целью подтверждения выдвинутого положения представляется возможным привлечь демографические наблюдения.

В первую очередь следует рассмотреть данные о детской смертности и тот процент, который составляет детские погребения на могильниках. Так, в энеолите Венгрии (по данным Д. Ачади и Я. Немешкери) доля лиц не старше 20 лет равнялась 27—41 %, в раннем неолите Восточного Средиземноморья (по Дж. Эйнджелу) — приблизительно 50 % (Козинцев, 1980, с. И). В Чагандинских могильниках Прикамья в пьяноборскую эпоху детская смертность была также равна примерно 50% (Генинг, 1970, с. 116).

При половозрастном анализе погребений рядовых скифских общинников группа детских погребений составляла 31 % количества исследуемых погребений (Бунятян, 1982, с. 141—160). Весьма важной представляется таблица, составленная М. П. Грязновым, по населению, умершему в сельских местностях России в конце прошлого столетия, где младенцы до двух лет составляют 48 % , дети от двух до пяти лет — 22 % и взрослые старше 20 лет — 30 % общего количества умерших за пять лет (Грязнов, 1956, с. 23). В результате можно предположить, что детская смертность в рассматриваемый нами период также должна была составлять около 50 %.

Мужчины (100 %)

Женщины (100 %)

Признак

дети (25,8 %)

взрослые (74,2 %)

дети (37 %)

взрослые (63 о/о)

Украшения

4,8

22,6

14,8

25,9

Бусы

4,8

22,6

14,8

22,2

Орудия труда

12,9

41,9

1,7

14,8

Нож кремневый

9,7

19,4

5,6

Топор кремневый

1,6

16,1

Топор костяной

3,2

Серп кремневый

3,2

Скребок кремневый

1,6

1,6

Ретушер кремневый

3,2

3,2

1,7

Шило

3,2

Прясло

1,7

5,6

Точильный брусок

1,6

Орудие неопределенное

1,6

8,2

3,4

Пластина кремневая

4,8

1,7

Оружие

24,2

62,9

Наконечник стрелы

19,4

37,1

Кинжал медный

8,1

Топор

4,8

25,8

Кольца височные медные

5,6

Сосуды сопровождающие

1,6*

24,1

31,5

* Один миниатюрный сосуд

Представляется очень интересной мысль, что дети до определенного возраста не хоронились на общем могильнике, а погребались либо в специальном месте, либо другим способом (Козинцев, 1980, с. II). Так, обращает на себя внимание отсутствие детских погребений до 4—5 лет на Чегандинских могильниках (Генинг, 1970, с. 115, 116), а в Выхватин- ском могильнике не найдены захоронения детей моложе двух лет, есть только три погребения, определяемые как детские двух лет (Дергачев, 1978, с. 32). В Чапаевском могильнике не было обнаружено ни одного погребения моложе 20 лет (Круц, 1977, с. 72). На могильниках Софиевского типа не отмечены погребения младенцев. Поэтому представляется вполне вероятным допущение, что захоронения детей этого возраста производилось рассматриваемым населением в ином месте. Учитывая соотношение урновых и безурновых захоронений с поправкой на выше сказанное можно предположить, что урновые погребения могут отражать захоронения детско-юношеских возрастных степеней.

Для выявления распределения погребального инвентаря проводим сравнительный анализ между этими группами погребений (табл. III, С; VI), который дал следующие результаты. Обе группы обладают большим набором общих признаков, куда входит наличие в погребениях орудий труда, оружия, украшений и ряд признаков наличия в погребениях отдельных категорий инвентаря. Кроме общих, имеются и частные признаки, характеризующие каждую из групп по

гребений. Урновые погребения чаще сопровождались сосудами, кремневыми ретушерами и рядом других в целом редко встречающихся категорий инвентаря (в одном-двух погребениях). Группа безурновых погребений также обладает рядом частных признаков: наличие в погребениях кремневых клин-топоров, костяных топоров, медных кинжалов, каменных топоров-молотов, кирок,медных топоров,медных шильев,кремневых остриев, височных колец и рядом других признаков, встречающихся в одном-двух случаях. Кроме того, и сами типы погребальных сооружений в некотором роде говорят о социальном статусе захороненных в них: на медных вещах и остатках кальциннрованных костей в безурновых погребениях обнаружены отпечатки тканей, говорящих о том, что остатки сожженных заворачивали в ткани, ценность которых была никак не меньше ценности урн.

Такое распределение погребального инвентаря соответствует выдвинутому ранее положению о том, что погребальный инвентарь индивидов взрослых возрастных степеней должен отличаться составом от погребального инвентаря индивидов детско-юношеского возраста. И, действительно, значительное преобладание кремневых топоров, боевых молотов, кинжалов, кирок—тяжелых орудий труда, медного, а значит, особо ценного оружия в безурновых погребениях представляется достаточным для соотнесения этой группы со взрослыми возрастными степенями. Урновые погребения исходя из этого представляют детско-юношеские возрастные степени.

Для более полного представления о распределении погребального инвентаря между погребениями мужской и женской половин общества в их различных возрастных состояниях — детско-юношеском и взрослом, строится табл. VII. В ней учитываются 62 предположительно мужских и 54 женских погребения, так как остальные инвентарные погребения пока не представляется возможным отнести к какой-либо из этих групп. В табл. VII дается процентное распределение признаков отдельно для мужских и для женских погребений. Как следует из таблицы взрослые мужские погребения отличаются от детско-юношеских преобладанием украшений (в данном случае только бусы); в целом — орудий труда, оружия. Их отличает значительное преобладание отдельных категорий инвентаря, таких как кремневые клин-топоры, неопределенные орудия труда, медные кинжалы, боевые топоры, далее — ряд категорий инвентаря, встречающийся только в этой группе — роговые топоры, шила, точильный брусок и др., но в незначительных количествах. Детско-юношеские мужские погребения наравне со взрослыми показывают вполне представительное наличие кремневых ножей и наконечников стрел, одинаковое с ними количество кремневых скребков и ретушеров.

В женских взрослых погребениях не наблюдается такого разнообразия, как в мужских. Из орудий труда встречаются кремневые ножи, ретушер, прясла, неопределенные орудия, кремневая пластина. Из украшений только в женской взрослой группе присутствуют погребения с височными спиралями в полтора оборота. Остальные украшения, т. е. бусы, так же как и сопровождающая керамика представительны

                            ут тл плгпа^оимоу R^nnn.nwx ЖвНШИН

По материалам могильников Софиевского типа выделяются четыре группы погребений, которые представляется возможным интерпретировать как половозрастные: Группа мальчиков-юиошей. В составе погребального инвентаря — кремневые ножи, ретушеры, скребки и наконечники стрел, в редких случаях могут иметь место кремневые и каменные топоры, миниатюрные сосуды, медные бусы, что объясняется, очевидно, иными, чем половозрастные, социальными связями. Захоронения осуществлены в урнах. Группа взрослых мужчин. Захоронения безурновые, по-видимо- му, останки заворачивались в ткань. Погребения сопровождались инвентарем тех же категорий, что и предыдущая группа, кроме того — кремневыми, костяными, каменными, медными топорами, медными кинжалами, шильями, кремневыми серпами, точильным бруском. Часто встречаются украшения. Группа девочек-девушек. Группа взрослых женщин. Разница между двумя группами женщин заключается только в типе погребального сооружения — первые хоронились в урнах, вторые — без них. Существенной разницы в сопровождающем погребения инвентаре не обнаружено. Он состоял из прясел, сопровождающих сосудов и украшений. Две последние категории инвентаря более часто сопровождают взрослые женские погребения.

Выделенные группы показывают, что по мужской линии возрастная градация проходила более четко, нежели по женской. Более разнообразный и «богатый» инвентарь мужских погребений может с определенной степенью достоверности свидетельствовать в пользу главенствующего положения мужчин в производственной и общественной сфере жизни.

В заключение следует отметить, что реконструированная половозрастная стратификация позднетрипольского общества гипотетична и нуждается в совершенствовании, дальнейшей разработке.

Маркс К. Капитал.—М. : Госполнтиздат, I960.— Т.1—907 с.— (Сочинения/ К- Маркс, Ф. Энгельс; 2-е изд. Т.23).

Аверкиева Ю. П. Из истории общественного строя индейцев Северо-Западного побережья Северной Америки (род и потлач у тлинкитов, хайда и цимшиян в середине XIX в.).— ТИЭ, Н. С., I960, LVIII, с. 5—127.

Алекшин В. А. К вопросу о методике реконструкции социальной структуры по данным погребального обряда : (На материалах древнеземледел. культур).— В кн.: Предмет и объект археологии и вопросы методики археологических исследований. Л., 1975, с. 49—53.

Алекшин В. А. Социальный строй раннеземледельческих обществ по погребальным памятникам культур Средней Азии и Ближнего Востока : Автореф. дис. ... канд. ист. наук.— М., 1977.— 19 с.

Андреев И. А. О характере социальных связей в эпоху перехода от первобытнообщинного к классовому обществу.— СЭ, 1971, № 2, с. 13—25.

Бибиков С. Н. Поселение Лука-Врублевецкая. М. ; Л., 1949.— 408 с.— (МИД; Вып. 38).

Бунятян Е. П. Методика социальной реконструкции по данным рядовых скифских могильников.— В кн.: Теория и методы археологических исследований. Киев,

Генинг В. Ф. История населения Удмуртского Прикамья в пьяноборскую эпоху.— Свердловск ; Изд-во Урал. гос. ун-та, 1970.— 224 с. (ВАУ, Вып. 10).

Генинг В. Ф. Программа статистической обработки керамики.— СА, 1973, № 1, с. 114—136.

Генинг В. Ф., Борзунов В.А. Методика статистической характеристики и сравнительного анал-иза погребального обряда.— ВАУ, 1975, вып. 13, с. 42—72.

Грязное М. П. История древних племен Верхней Оби. М. ; Л., 1956.— 160 с, (МИА; Вып. 46).

Даниленко В. М., Макаревич М. J1. Червонохут1рський могильник мЦного вжу з трупоспаленням.— АП, 1956, 6, с. 92—98.

Дерганее В. А. Выхватинский могильник.— Кишинев : Штиинца, 1978.— 75 с.

Дерганее В. А. Памятники позднего Триполья.— Кишинев : Штиинца, 1980.— 205 с.

Захарук Ю. М. Софпвський т1лопальний могильник.— АП, 1952, 4, с. 112—120.

Захарук Ю. Н. Софиевский могильник : Автореф. дис. ... канд. ист. наук.— Львов, 1952а.— 15 с.

Збенович В. Г. Позднетрипольские племена Северного Причерноморья.— Киев : Наук, думка, 1974.— 173 с.

Калиновская К. П. Возрастные группы народов Восточной Африки.— М. : Наука, 1976.— 157 с.

Каменецкий И. С., Маршак Б. И., Шер Я- А. Анализ археологических источников.— М : Наука, 1975.— 173 с.

Кашвець В. /. Могильник епохи мЩ бьля с. Чернша на Кшвщиш.— АП, 1956, 6, с. 99—110.

Ковалевская В. Б., Погожее И. Б., Погожева А. П. Количественные методы оценки степени близости памятников по процентному содержанию массового материала. СА, 1970, N° 3, с. 26—39.

Козинцев А. Г. Переход к земледелию и экология человека.— В кн.: Ранние земледельцы. Л., 1980, с. 6—33.

Кон И. С. Понятие поколения в современном обществоведении.— В кн.: Актуальные проблемы этнографии и современная зарубежная наука. Л., 1979, с. 209 —229.

Круц В. А. Позднетрипольские памятники Среднего Поднепровья. — Киев : Наук, думка, 1977.— 158 с.

Пассек Т. С. Периодизация Трипольских поселений.— М. ; Л., 1949.— 245 с. (МИА; Вып. 10).

Попов В. А. Ашантийцы в XIX в.— М. : Наука, 1982.— 173 с.

Потехин И. И. Военная демократия матабеле.— ТИЭ, Н. С., 1951, 14, с. 234—

254.

Пустовалов С. Ж. К методике периодизации катакомбной культуры по данным погребального обряда.— В кн.: Новые методы археологических исследований. Киев, 1982, с. 87—109.

Рынков Н. А. Статистический анализ погребального обряда племен ямной культуры.— В кн.: Теория и методы археологических исследований. Киев, 1982, с. 111 — 136.

Семенов Ю. И. О структуре раннеродового общества.— В кн.: История, археология и этнография Средней Азии. М., 1968, с. 267—274.

Такоева Н. Ф. Погребение и поминальные обряды осетин в XIX в.— СЭ, 1957, N° 1, с. 146—150.

Хлобыстина М. Д. Вопросы изучения структуры андроновских общин «алакуль- ского типа».— СА, 1975, № 4, с. 23—35.

Хлобыстина М. Д. Древнейшие могильники Нижнего Поднепровья как памятники социальной истории.— Там же, 1979, № 3, с. 48—62.

Шатилова Н. И. Традиционный погребальный обряд алтайцев как исторический источник.— В кн. : Языки и топонимия. Томск, 1976, с. 147—149.

Элькин А. Коренное население Австралии.— М. : Изд-во иностр. лит., 1952.— 247 с.

Ядов В. А. Социологическое исследование : (Методология, программа, методы). М. Наука, 1972.— 247 с.

<< | >>
Источник: В.Ф. Генинг. АРХЕОЛОГИЯ И МЕТОДЫ ИСТОРИЧЕСКИХ РЕКОНСТРУКЦИЙ. 1985

Еще по теме А. Г. КОЛЕСНИКОВ НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПОЛОВОЗРАСТНОЙ СТРАТИФИКАЦИИ ПОЗДНЕТРИПОЛЬСКОГО НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕГО ПОДНЕПРОВЬЯ (ПО МАТЕРИАЛАМ МОГИЛЬНИКОВ СОФИЕВСКОГО ТИПА):

  1. 6.4. Демографическая (половозрастная) структура населения, трудовые ресурсы, формы расселения людей
  2. К ВОПРОСУ О ПОЛОВОЗРАСТНОЙ ДИФФЕРЕНЦИАЦИИ В СРЕДЕ СРУБНЫХ ПЛЕМЕН
  3. Лекция 24. Структура (состав) населения мира:половозрастная структура и трудовые ресурсы
  4. ВОЗРАСТНЫЕ ГРУППЫ У НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ КАК РЕЛИКТОВАЯ ФОРМА ПОЛОВОЗРАСТНОГО ДЕЛЕНИЯ (И ВОЗРАСТНЫХ КЛАССОВ)
  5. Материалы по антропологии уйгуров и выбор сравнительных материалов по антропологии различных народов Средней Азии
  6. Вопрос 1. Стратификация воров
  7. Вопрос 2. Стратификация несовершеннолетних осужденных
  8. Вопрос 1. Общая типология и стратификация осужденных
  9. Лекция 22. Два типа воспроизводства населения
  10. Вопрос 2. Стратификация иных профессиональных преступников
  11. Вопрос 1. Криминальная субкультура за рубежом: понятие, нормы, стратификация заключенных, причины, виды
  12. Антропологические особенности населения Азии Средняя Азия
  13. Глава I РАСЫ СРЕДНЕЙ АЗИИ И НЕКОТОРЫХ СОПРЕДЕЛЬНЫХ СТРАН
  14. М.Н. Кузнецов. О создании конвейера «людей примитивного полуевропейского типа» Ход и результаты обсуждения проекта федерального государственного образовательного стандарта начального общего образования Сборник материалов, 2009
  15. В.Я. ЗЕЗЕНКОВА МАТЕРИАЛЫ ПО АНТРОПОЛОГИИ ЖЕНЩИН РАЗЛИЧНЫХ ПЛЕМЕН И НАРОДОВ СРЕДНЕЙ АЗИИ (табл. 37 — 39)
  16. АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ СОСТАВ НАСЕЛЕНИЯ СРЕДНЕЙ АЗИИ И ЭТНОГЕНЕЗ ЕЕ НАРОДОВ В СВЕТЕ ДАННЫХ АНТРОПОЛОГИИ