<<
>>

А.М. Коростелев Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия ХРОНОЛОГИЯ И типология изделий, выполненных в зверином стиле, С ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ

 

Под звериным стилем в искусстве понимается художественный исторический стиль, в котором объектом изображения служат животные и птицы. Ему свойственна декоративность, орнаментальность, условность и более или менее выраженный схематизм изображения зверей. Суть звериного стиля не только в полном господстве анимализма. Его искусство в значительной степени было не изображающим, а создающим реальную действительность, так как животные всегда окружали человека, поэтому и были объектом изображения.

Предметы, выполненные в зверином стиле, известны в Египте и Месопотамии, в Закавказье и на Северном Кавказе III тыс.

до н.э., в Передней Азии, Индии и Китае — во II тыс. до н.э. В эту же эпоху они появляются в Поволжье, Приуралье, Средней Азии и Южной Сибири. Однако широкое развитие звериный стиль получил в степной полосе Евразии в начале I тыс. до н.э. Оттуда он распространился на сопредельные территории от Нижнего Дуная, Северного Причерноморья и Прикаспийских степей до Южного Урала, Сибири и северной части Китая. На этих территориях в I тыс. до н.э. жили народы, принадлежавшие к разным расам и говорившие на различных языках, но примерно с одинаковым типом кочевого хозяйства, однородным общественным строем и сходными идеологическими представлениями (Артамонов, 1971: 21). Сходство основных социально-экономических условий жизни, а главным образом подвижность быта и взаимосвязь степных племен на огромных расстояниях породили близость их идеологии и однотипность искусства.

На территории Прибайкалья находки, выполненные в зверином стиле или содержащие его элементы, обнаружены в бассейнах рек Лены и Ангары, на северозападном побережье озера Байкал, в Приольхонье, в долине р. Селенги (рис. 1).

Вещи, выполненные в зверином стиле, датируются серединой I тыс. до н.э. началом I тыс. до н.э. Исходя из археологической периодизации, это время можно разбить на два этапа: скифо-сибирский (VIII — III вв. до н.э.) и хунно- сарматский (III в. до н.э. — IV в. н.э.) (Коростелев, 2006: 131).

Звериный стиль в материалах из Прибайкалья встречен на ременных пластинах, нашивных бляшках, пуговицах, кинжалах, топоре, крюках-подвесках, то есть на предметах, предназначенных для украшения одежды, конской упряжи, оружия и использующихся в быту. Сюжеты различны. Изображаются грифоны, быки, лошади, лоси, медведи, козлы, бараны, змеи, хищники семейства кошачьих, сцены борьбы животных.

Следует отметить различия, фиксируемые на предметах, относящихся к двум хронологическим периодам, следующим друг за другом, — скифскому и хуннускому.

Предметы скифского времени — это в основном бляшки, служившие украшением одежды и конской сбруи. Также звериный стиль этого периода встречен на колчанных крюках, топоре, навершиях, застежках.

Сюжеты скифского времени представлены изображением грифонов, свернутого в кольцо хищника, сценой преследования хищником жертвы.

Головы грифонов или хищной птицы изображаются по-разному: как реалистические или как стилизованные, перерастающие в орнаментальный мотив. В сюжете свернутого в кольцо хищника нужно отметить особенность — это круглые окончания ног и хвоста животного. Например, это можно увидеть на бляшках, обнаруженных в районе д. Шивера (рис.2: 2) и в погребении памятника Хужир II (рис. 2: 3), на детали крюка из Корсуковского клада (рис. 2: 7) и на бронзовом топоре из коллекции музея г. Нижнеудинска (рис. 2: 1) (Константинов, 1928: 145; Харинский, Зайцев, Свинин, 1995: 71; Бердникова, Ветров, Лыхин, 1991: 198; Варламов, 1995: 145).

Изображение волка на последнем изделии встречено в Прибайкалье в единственном экземпляре.

Сильное влияние на культуру населения Прибайкалья оказала держава хунну. Материальные и духовные ценности, господствовавшие в хуннуской среде, распространились по всей территории рассматриваемого региона. К числу наиболее устойчивых культурных заимствований можно отнести детали костюма. Наличие в захоронениях этих вещей трактуется как признак высокого социального статуса их обладателя. Зачастую престижность предмета определялась ее принадлежностью к вещам, являющимся «модными» на данный момент времени. Наличие «модных», престижных вещей являлось одним из элементов самоутверждения их обладателя в культурной среде (Харинский, 2004б: 110).

Предметы хуннуского времени — это в большей степени бронзовые ременные пластины. Также орнаментировались нашивные бляшки и пуговицы. Излюбленные сюжеты, представленные на пластинах, — это сцены борьбы животных и изображения змей.

ременные пластины с извивающимися фигурками змей известны среди минусинских ажурных прямоугольных пластин и пластин из Ордоса и датируются III — II вв. до н.э. (Дэвлет, 1976: 222). В памятниках Ордоса встречено три варианта изображения извивающихся змей: 1) змеи попарно переплетаются, головы у них направлены в противоположные стороны; 2) змеи, извиваясь, соприкасаются, головы у них попарно направлены в одну сторону; 3) змеи, изви-


  Рис. 1. Карта Прибайкалья с обозначениями мест обнаружения изделий, выполненных в зверином стиле   : — случайная находка: навершие с фигурой горного козла из Илимска; — Курла II; 3 — Байкальское XXVII и XXXI; 4 — Корсуковский клад;

5 — бронзовый топор из музея г. Нижнеудинска; 6 — случайные находки: бляшки в виде кошачьих хищников из района р. Ия; 7 — случайные находки: бляшки в виде оленей из района г. Балаганска; 8 — материал из погребения №4 с о.Осинский; 9 — Цаган-Хушун II; 10 — Хужир II; 11 — Олзонтей VI;

12 — Иволгинский могильник; 13 — Дэрестуйский могильник.

ваясь, соприкасаются, головы у них попарно направлены в противоположные стороны. Орнаментация на пластинах, обнаруженных в Приольхонье, включает второй и третий сюжеты.

Необходимо обратить внимание на повторяемость сюжетов. Сравнивая одинаковые предметы, становится ясно, что техника их отливки связана с копированием имеющихся образцов. В результате многократного копирования на некоторых изделиях терялась не только четкость изображения, но и многие его детали. Следовательно, разница между пластинами — не результат эволюции сюжетов от более реалистических к орнаментальным, их огрубления и схематизации, а результат особенностей техники отливки — первичной или многократно повторенной с одного и того же образца. Изображения на некоторых пластинах из-за многократной отливки копий потеряли четкую выразительность. Наглядный пример — пластина с изображением голов грифонов из комплекса №2 памятника Байкальское VII (Северный Байкал) (рис. 2: 9) (Коростелев, 2008: 165). Подобная пластина, но с детальным изображением композиции, обнаружена на острове Осинском (Братское водохранилище) в прибрежной зоне, при раскопках погребения №4 (рис. 2: 8) (Смотрова, 1991: 140).

Появление ременных пластин напрямую связано с культурой хунну. До этого времени такие предметы на территории Прибайкалья не встречались.

Несомненно, что создание подобных изделий у хунну шло в общем русле развития искусства народов Сибири и продолжало те традиции, которые были намечены в скифский период.

В последние века до нашей эры — в начале нашей эры в этом общем русле следует выделить самостоятельный пласт искусства хунну, оказавший значительное влияние на развитие искусства художественной бронзы в сопредельных областях. В Прибайкалье это выразилось в прямом копировании созданных хунну образцов. Наличие в материалах Прибайкалья вещей, имеющих центральноазиатское происхождение или их прототипов, свидетельствует о тесных культурно-экономических связях его обитателей с державой хунну (Харинский, 2004б: 113).

Также в Прибайкалье были найдены вещи, не имеющие аналогий на территориях, где был распространен звериный стиль. Это бронзовые пуговицы в виде головы птицы с Северного Байкала (рис. 2: 5,6) и бляшка в виде шести голов животных из Приольхонья (рис. 2: 4). Если первое изделие и можно условно сопоставить с изображением головы хищной птицы, встречающемся на предметах, обнаруженных на Алтае, в Казахстане, Северном Причерноморье, Минусинской котловине, то бляшка в виде шести голов животных с памятника Олзонтэй VI пока не находит себе аналогий в других регионах Евразии (Коростелев, 2004: 181; Туркин, 2003: 86).

На сегодняшний день коллекция изделий с элементами звериного стиля, обнаруженная на территории Прибайкалья, состоит приблизительно из 80 предметов, большая часть которых датируется хуннуским временем. Персонажей звериного стиля, встреченных в нашем регионе, немного, они повторяются и ясно подразделяются на три группы соответственно трем зонам Мироздания: небесной (птицы), земной (копытные и хищники) и подземной (змеи и драконы).

Аналогии изделиям, выполненным в зверином стиле, из Прибайкалья имеются в курганах Алтая и Тувы, в археологических памятниках Ордоса, Северного Кавказа, Украины, Казахстана, Монголии, Минусинской котловины, Прио- бья, Северного Причерноморья.

Широкое географическое распространение звериного стиля решающим образом определило культуру и искусство Прибайкалья в I тыс. до н.э. — начале I тыс. н.э., что оставило заметный след в истории региона. Главная цель, которую преследовало искусство звериного стиля, — создать осмысленный живой предмет — вещь, в которой признаки изделия и животного были бы согласованы не только на формальном, но и на смысловом уровне. Звериный стиль явился начальным этапом к соединению изобразительного искусства и культу-

 

Рис. 2. Бронзовые предметы с элементами звериного стиля из Прибайкалья

   ры народов Прибайкалья. В изучении истории региона он сыграл важную роль в формировании мировоззренческого уклада древних обитателей байкальского побережья в железном веке.

Представленный материал свидетельствует о том, что звериный стиль в железном веке имел широкое развитие и на территории Прибайкалья. Его сюжеты в основном изображались на украшениях — предметах декоративноприкладного искусства. одни обнаруженные предметы датируются скифосибирским временем, другие — хунно-сарматским. Скифо-сибирский звериный стиль оказал существенное влияние на культуру хунну. Поэтому схожие мотивы изображений зверей и птиц встречаются как в предметах скифского облика, так и в находках, относящихся к хуннускому времени, что говорит о взаимопроникновении этих двух традиций. Наглядным примером служат изображения грифонов.

Литература

Артамонов М.И. Скифо-сибирское искусство звериного стиля (основные этапы и направления) // Проблемы скифской археологии. — М., 1971.

Бердникова В.И., Ветров В.М., Лыхин Ю.П. Скифо-сибирский стиль в художественной бронзе Верхней Лены // СА. — 1991. — №2 — С. 196-205.

Варламов О.Б. Бронзовый топор из Прибайкалья и некоторые вопросы сложения изобразительных канонов раннескифского искусства // Байкальская Сибирь в древности. — Иркутск: Изд-во ИГУ, 1995. — С. 144-153.

Дэвлет М.А. О происхождении Минусинских ажурных поясных пластин // Скифо-сибирский звериный стиль в искусстве народов Евразии. — М., 1976. С. 19-227.

Константинов Г.М. Археологические находки вблизи д. Верхнее-Метляево // Изв. ВСОРГО. — Иркутск, 1928. — С. 141-145.

Коростелев А.М. ранний железный век северного побережья озера Байкал (по материалам памятника Байкальское XXVII) // Традиционные культуры и общества Северной Азии с древнейших времен до современности: Материалы XLIV регион. (с международным участием) археол.-этнограф. конф. студ. и молодых ученых. — Кемерово: Изд-во Кем. гос. ун-та, 2004. — С. 180-181.

Коростелев А.М. Предметы звериного стиля в материалах погребений Предбайкалья в середине I тыс. до н.э. — начале I тыс. н.э. // Археология, этнология, палеоэкология Северной Евразии и сопредельных территорий: Материалы XLVI регион. (II Всерос.) археол.-этнограф. конф. студ. и молодых ученых, посвящ. 160-летию со дня рождения И.Т. Савенкова и 110-летию со дня рождения В.И. Громова. — Красноярск: Изд-во Краснояр. гос. пед. ун-та им. В.П. Астафьева, 2006. — Т. 1. — С. 131-136.

Коростелев А.М. Елгинская погребальная традиция Предбайкалья // Этнокультурная история Евразии: современные исследования и опыт реконструкций / Материалы XLvIII регион. (Iv Всерос. с междунар. участием) археол.- этнограф. студ. конф. (Барнаул, 21-24 апреля 2008 г.). — Барнаул: Азбука, 2008. С. 164-165.

Смотрова В.И. Погребение с ажурными пластинами на острове Осинском (Братское водохранилище) // Палеоэтнологические исследования на юге средней Сибири. — Иркутск: Изд-во Иркут. ун-та, 1991. — С. 136-143.

Туркин Г.В. Плиточные могилы пади Олзонтей // Известия Лаборатории древних технологий ИрГТУ. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2003. — Вып. 1. — С. 74-112.

Харинский А.В. Престижные вещи в погребениях байкальского побережья конца I тыс. до н.э. — начала II тыс. н.э. как показатель региональных культурно-политических процессов // Комплексные исследования древних и традиционных обществ Евразии: Сб. науч. тр. / Под ред. Ю.В. Кирюшина. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004б. — С. 108-114.

Харинский А.В., Зайцев М.А., Свинин В.В. Плиточные могилы Приоль- хонья // Культуры и памятники бронзового и раннего железного веков Бурятии и Монголии. — Улан-Удэ: Изд-во БНц СО РАН, 1995. — С. 64-78.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме А.М. Коростелев Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия ХРОНОЛОГИЯ И типология изделий, выполненных в зверином стиле, С ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ:

  1. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  2. О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ
  3. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  4. Ю.А. Емельянова Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ КЕРАМИКИ СЕВЕРОБАЙКАЛЬСКОГО ТИПА
  5. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ
  6. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ
  7. Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ
  8. Г.В.Туркин Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия. КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИОЛЬХОНЬЕ В ТЕЧЕНИЕПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО - РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
  9. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  10. Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ
  11. Л.В. Мельникова Иркутское художественное училище, г.Иркутск, Россия ШИШКИНСКАЯ ПИСАНИЦА: СЕМАНТИКА ОБРАЗОВ, СЮЖЕТОВ И ОБЪЕКТА В ЦЕЛОМ (НЕОЛИТ, БРОНЗОВЫЙ ВЕК)
  12. А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     , 2009
  13. А.А. Тишкин, В.В. Горбунов, Н.Н. Серегин Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ЗЕРКАЛА КАК ПОКАЗАТЕЛИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР АЛТАЯ ПОЗДНЕЙ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (ХРОНОЛОГИЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ КОНТАКТЫ)1
  14. П.В. Дриевский ГУК АЭМ «Тальцы», г.Иркутск, Россия ОРИЕНТИРОВОЧНЫЕ ЗНАКИ — УКАЗАТЕЛИ ОХОТНИКОВ В ТАЙГЕ
  15. Д. Эрдэнэбаатар, А.А. Ковалев Улан-Баторский государственный университет, г. Улан-Батор, Монголия Санкт-Петербургский государственный университет, г. С.-Петербург, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ МОНГОЛИИ В БРОНЗОВОМ ВЕКЕ
  16. 4 ПИЩЕВЫЕ ПРОДУКТЫ ПРОФИЛАКТИЧЕСКОГО    НАЗНАЧЕНИЯ, РАЗРАБОТАННЫЕ В ОРЛОВСКОМ    ГОСУДАРСТВЕННОМ ТЕХНИЧЕСКОМ УНИВЕРСИТЕТЕ
  17. Исследование полимодАлыюсти восприятия у студентов Т.Н. Бандурка (Иркутск)