<<
>>

А. А. Крупянко Дальневосточный государственный университет, г.Владивосток, Россия. культурно-сырьевая стратиграфия ЛИТОКОМПЛЕКСОВ ЭПОХИ КАМНЯ долины РЕКИ ЗЕРКАЛЬНОЙ

  На протяжении все своей истории человек, характер его жизнедеятельности, во многом зависел от сырья для производства орудий труда, что и легло в основу археологической периодизации эпохи homo. Но, в отличие от других видов, камень не просто сырье.
Он окружал и окружает человека, определяя рельеф места обитания, влияя на растительный и животный мир, формируя таким образом среду обитания человека, его быт и занятия, находя свое отражение и довольно долго сохраняясь без значительной трансформации в производственной и духовной жизни.

Камень выражает себя, акцентируя через сознание и руки человека внимание на присущих ему специфических свойствах. Поэтому изучение жизни древнего человека, особенно в тот период времени, когда зависимость его от окружающей среды, ее особенностей, наличия и характера источников сырья высока, невозможно, на наш взгляд, без осмысления как духовного аспекта роли камня в жизни человека, так и характерных особенностей его практического использования.

Необходимость иметь материал, пригодный для изготовления орудий и оружия, приучала доисторического человека обращать внимание на предметы, встречающиеся на земле, и эксплуатировать их по мере пригодности. Первоначально человек собирал нужные ему камни там, где они были максимально доступны, но после того, как выделяются преимущества одних пород перед другими, он от случайного собирательства перешел к преднамеренному отыскиванию, а затем и к специализированной добыче сырья.

Усовершенствование каменных орудий, усложнение процесса их изготовления делает необходимым использование все более качественного сырья. При исследовании археологических памятников мы имеем дело с каменными артефактами, прошедшими своеобразное обогащение. Человек изначально обрабатывал не любой попавшийся под руку камень, а только такие минеральные агрегаты, которые отвечали предъявляемым к ним определенным технологическим требованиям и являлись объектом специальных, иногда достаточно трудоемких поисков. Распространение орудий стандартизованной формы позволило осуществить в процессе труда качественное сравнение производственных достоинств разного камня. Происходит специализация в использовании сырья, роль которой трудно переоценить. Раз начавшись, подобный процесс объективно способствовал все более глубокому знакомству человека с окружающим его минералогическим миром, что находит отражение, прежде всего, в каменном инвентаре археологических памятников от палеолита до эпохи металла. Маршруты и длительность миграций человека теперь во многом зависят от источников каменного сырья или возможностей его мобильных запасов. В процессе накопления опыта происходит отбор наиболее приемлемых для изготовления орудий пород камня и, как следствие, определяется территориальная привязанность жизнедеятельности человека к местам их проявлений. Неравномерность в распределении на земной поверхности той или иной горной породы, удачно сочетающей в себе механические свойства камня, послужила причиной того, что начиная с верхнего палеолита она становится предметом обмена, пути и размеры которого ярко иллюстрируют взаимосвязь между людьми во времени и пространстве.

Характер литоресурсов ойкумены накладывает свой отпечаток на динамику расселения человека на «каменном» этапе его истории.

Благодаря развивающейся технике человек получил широкую возможность использования минералов и горных пород, весьма несхожих по своим природным свойствам. Новые технико-технологические традиции в обработке камня, положившие конец былой зависимости от сырьевой базы, и, наконец, появление металла постепенно вытесняют камень из жизни человека.

Об одной из первых палеолитических находок в Приморье, остроконечнике, обнаруженном в 1918 г. на берегу моря у пос. Шкотово, известно, что он был изготовлен из тонкозернистого серо-зеленоватого кварцита. Через три десятка лет геолог В.Ф. Петрунь уделяет внимание материалу, из которого изготовлены найденные им артефакты и, рассматривая общегеологическую ситуацию, оценивает сырьевой потенциал долины р. Зеркальной (Петрунь, 1956: 58-73.). с конца 80-х до середины 90-х гг. появляются специальные исследования, посвященные анализу влияния сырьевой базы на технико-типологический контекст устиновской археологической индустрии (табарев, 1991 а; Крупянко, табарев, 1996.), исследованию сырьевых источников в р. Зеркальной и реконструкции процесса разработки здесь мастерских по расщеплению камня (Волков, 1991; Он же, 1992), изучению проблемы использования оригинальных для устиновско- суворовских орудийных комплексов видов сырья, эксплуатации литоресурсов территории в целом (табарев, 1991 б; Крупянко, 1992; Он же, 1996;). На рубеже веков интерес к перечисленным вопросам находит отражение в специальных монографических работах (Вулканические стекла., 2000: 7-13; Крупянко, та- барев, 2001).

Левый берег долины р. Зеркальной (Кавалеровский район, Приморский край), где осенью 1954 г. были сделаны первые находки каменного археологического материала, сложен палеогеновыми эффузивными породами - липаритами и их туфами, андезитобазальтовыми туфами и базальтами. Основной материал для изготовления каменных артефактов здесь - крупные, 5 - 30 см в поперечнике, желваки окремненных тонкозернистых пепловых туфов и осветленных вулканических стекол различной кислотности, погруженные в более мелкообломочный субстат основной (базальной) массы андезит-базальтового туфа. По сравнению с основной массой желваки кремнеподобных пород отличаются размерами обломков, исключительной однородностью и прочностью, способностью раскалываться в необходимом направлении.

Кремнистый сланец в виде аллювиальной гальки и в коренных обнажениях широко известен по обоим берегам р. Зеркальной, но первобытный человек, по- видимому, сознательно избегал им пользоваться. Это объясняется, очевидно, отсутствием в кремнистых сланцах необходимой однородности, его повышенной способностью к раскалыванию, главным образом в нескольких определенных направлениях.

Использование окремнелого туфа, добытого в местах коренного залегания, обработка грубообломочного материала говорит о прочно укоренившейся еще с палеолита традиции достаточно широко известных и, безусловно, совершенных навыков обработки вулканического материала повсюду, где отсутствие обычного кремня вынуждало человека пользоваться его заменителями, вроде вулканического стекла, туфа и т.п.

Изделия из качественного кремня, халцедона, яшмы или обсидиана встречаются в коллекциях устиновско-суворовских комплексов крайне редко. В то же время традиционная точка зрения об импортном характере обсидиана в устиновской индустрии, в свое время прочно обосновавшаяся в литературе, требует если не пересмотра, то внесения некоторых поправок.

Сегодня в распоряжении археологов имеется несколько десятков разнотипных артефактов из обсидиана в коллекциях различных устиновских памятников, представленных, в подавляющем большинстве, мелкими отщепами и чешуйками. Немногочисленные же предметы орудийного комплекса (скол с конического микронуклеуса (Установка-^), скребки (УстиновкаЛ и Суворовой) (Крупянко, Табарев, 2001: 54-59, 63) микронуклеус (Устиновка^^ (Копопепко, Кгур'апко, ТаЬагеу, 1995; и др.) выделятся, на наш взгляд, не только сырьем, но и технико-морфологическими характеристиками.

Ранее, используя опыт коллег исследования камня в предметах археологии и истории культуры (Ферсман, 1922), мы уже пытались рассматривать Камень не просто как сырье, а как маркер определенной степени развития человеческого общества (Крупянко, 1996 б). Сейчас, используя уже собственный двадцатилетний опыт работы с археологическими литокомплексами Восточного Сихотэ- Алиня, мы можем утверждать, что в долине р. Зеркальной носители различных археологических культур и традиций от палеолита до палеометалла отдавали предпочтение совершенно определенному каменному сырью, не смотря на обилие и разнообразие его на указанной территории. При этом литокомплекс, безусловно, рассматривается нами в общем контексте археологического памятника, что позволяет нам уверенно интерпретировать его как в хронологическом так и культурном отношении. При этом все памятники, которые будут упоминаться в дальнейшем, исследовались раскопами и имеют достаточно презентабельные коллекции артефактов.

Иллюстрируя наши взгляды на предмет настоящего исследования, можно привести следующие примеры, предлагаемые для рассмотрения в представляющейся нам правомерной хронологической последовательности: наиболее ранним, из известных на сегодняшний день, археологическим памятником в долине, по нашему мнению, является местонахождение Установка^ (Крупянко, 1992). Собранная здесь коллекция каменных артефактов состоит из крупных нуклевидных изделий, обломков тестированного сырья, нескольких топоровидных и скребловидных изделий и многочисленных отходов в виде крупных отщепов и сколов. Основное сырье для их изготовления игнимбрит дацита; далее в нашей стратиграфической колонке следуют «любители» светлоокрашенного криптокристаллического кремня с примесью глинистого материала и выделениями халцедона и окремненных пепловых туфов, оставившие после себя многочисленные верхнепалеолитические памятники устиновско суворовской группы (Устиновка-ГУ, Устиновка-Правый берег, Суворово- Мастерская, Суворово-Ш, VI и др.).

Таким образом, большая часть каменного материала, используемого «усти- новцами» около 15 000 - 12 000 л.н. по петрографическому составу идентична породам, установленным на рассматриваемой территории как в коренных обнажениях, так и в аллювиальных, делювиальных и элювиальных отложениях; следующий, относительно недолговременный этап заселения долины связан со знатоками свойств обсидиана, который они принесли сюда с юго- запада и использовали его максимально продуктивно, оставив после себя лишь несколько предметов на разных памятниках. Но эти артефакты носят достаточно яркий характер (упомянутые выше находки на памятниках Устиновка-!, IV, VI). Кроме обсидиана носители данной культурной традиции использовали разнообразные и многочисленные источники местного каменного сырья, что затрудняет пока более четкое дистанцирование их с предшественниками «устиновцами». Хронологически же их можно дислоцировать в пределах 12 - 11 000 л.н.; интересным в нашей колонке может оказаться следующий, также относительно недолговременный культурно-хронологический этап, связанный с миграцией производителей небольших, тщательно оформленных бифасиаль- ных изделий (наконечников метательных орудий, ножей различного назначения) из светло зеленого туфита. Наиболее яркие следы они оставили на памятниках Устиновка-Ш и Богополь-IV (Крупянко, Табарев, 2003). Вероятнее всего, именно с ними будет связано появление здесь ранней керамики.

Следующие выше по колонке литокомплексы эпохи неолита и палеометалла, по нашим наблюдениям, также имеют свои особенности, что может стать предметом продолжения наших исследований.

Литература

Волков П.В. Опыт реконструкции мастерских по расщеплению камня // Материальная культура и проблемы археологической реконструкции. — Новосибирск, 1991. — С.69-79.

Волков П.В. Сырьевые источники в долине реки Тадуши. // Арсеньевские чтения. — Уссурийск, 1992. — С.160-161.

Вулканические стекла Дальнего Востока России: геологические и археологические аспекты. — Владивосток, 2000. — 196 с.

Крупянко А.А. Липаритовые комплексы — новая загадка палеолита Приморья // Вторая дальневосточная конференция молодых историков. - Владивосток, 1992. — С.35-38.

Крупянко А.А. Эксплуатация литоресурсов в палеоэкологической системе (поздний плейстоцен-голоцен Восточного Приморья): автореф. дис. ... канд. ист. наук / РАН СО ИАЭ. — Новосибирск, 1996 а. — 2 с.

Крупянко А.А. Человек и Камень: эволюция взаимоотношений // Древнее исскуство тихоокеанских культур. — Владивосток: Изд-во ДВГУ 1996 б. — С. 5-10.

Крупянко А.А. Табарев А.В. Сырьевая база каменной индустрии: комплекс археологических и геологических данных // Поздний палеолит — ранний неолит Восточной Азии и Северной Америки: Мат-лы междунар. Конф. — Владивосток: Дальпресс, 1996. — С.149-154.

Крупянко А.А., Табарев А.В. Археологические комплексы эпохи камня в Восточном Приморье. — Новосибирск, 2001. — 102 с.

Крупянко А.А., Табарев А.В. Технология каменного производства: новые находки в долине р. Зеркальной // Археология и социокультурная антропология Дальнего Востока и сопредельных территорий. — Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2003. — С.54-57.

Петрунь В.Ф. К вопросу о возрасте речных террас Южного Приморья (находка каменных орудий на побережье Японского моря) // Материалы ВСЕГЕИ. 1956. — Вып.1. — Материалы по геологии и полезным ископаемым Восточной Сибири и Дальнего Востока. — С.58-73.

Петрунь В.Ф. об археологических поисковых признаках в геологической практике // Сов. Геология. — 1959. — № 9. — С.124-131.

Петрунь В.Ф. о применении горного хрусталя и его аналогов в первобытной технике // Сов. археология. — 1962. — №1. — С.36-43.

Табарев А.В. о влиянии сырьевой базы на технико-типологический контекст докерамических индустрий // Проблемы археологии и этнографии Сибири и Дальнего Востока. — Красноярск, 1991 а. — Т.1. — С.26-27.

Табарев А.В. трижды забытый камень обсидия (история одной загадки) // Современное состояние и перспективы развития научных исследований молодых обществоведов Дальнего Востока. — Владивосток, 1991 б. — С.73-76.

Ферсман А.Е. Задачи исследования камня в предметах археологии и истории культуры // Известия института археологической технологии. — М., 1922. С. 9-24.

Kononenko N.A., Kryp'anko A.A., Tabarev A.V. Ustinovka-VI Site: Recent Investigations of the Microblade Industries in the Maritime Region, Russian Far East // The Wyoming Archaeologist. — 1995. — V.39 (1-2). — P. 1-5.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме А. А. Крупянко Дальневосточный государственный университет, г.Владивосток, Россия. культурно-сырьевая стратиграфия ЛИТОКОМПЛЕКСОВ ЭПОХИ КАМНЯ долины РЕКИ ЗЕРКАЛЬНОЙ:

  1. Ю.И.Ожередов1, А.Ю.Ожередова1, Ч. Мунхбаяр2 1Томский государственный университет, 2Ховдский государственный университет ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ ПОМИНАЛЬНИК СО СКУЛЬПТУРОЙ В ДОЛИНЕ РЕКИ У ЛАН-ДАВАНЫ В БАЯНУЛЬГИЙСКОМ АЙМАКЕ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ.
  2. А.д. Цыбиктаров Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Россия ХЭНТЭЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
  3. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ
  4. Г.В.Туркин Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия. КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИОЛЬХОНЬЕ В ТЕЧЕНИЕПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО - РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
  5. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  6. Д. Эрдэнэбаатар, А.А. Ковалев Улан-Баторский государственный университет, г. Улан-Батор, Монголия Санкт-Петербургский государственный университет, г. С.-Петербург, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ МОНГОЛИИ В БРОНЗОВОМ ВЕКЕ
  7. Глава 2 СЫРЬЕВАЯ БАЗА ПРИРОДНОГО ОБЛИЦОВОЧНОГО КАМНЯ СЕВЕРО-ЗАПАДА СССР
  8. 2.2. Оценка современного состояния и перспектив развития сырьевой базы облицовочного камня на Северо-Западе СССР
  9. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  10. Е.М.данченко Омский государственный педагогический университет, Г. Омск, Россия. ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  11. С.А. Васютин Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия СОЦИАЛЬНАЯ АТРИБУТИКА ТЮРКСКОГО «МУЖА-ВОИНА» ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ИСТОЧНИКАМ
  12. НАЦИОНАЛЬНО-КУЛЬТУРНЫЕ ТРАДИЦИИ ГРАФИЧЕСКОЙ РЕПРЕЗЕНТАЦИИ ВНЕШНЕЙ ФОРМЫ ТЕКСТА А.И. Заикина Белгородский государственный университет
  13. Н.Н. Серегин Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия ПРОБЛЕМА ВыдЕЛЕНИЯ ЛОКАЛЬНЫХ ВАРИАНТОВ тюркской культуры саяно-алтая
  14. Е.В. Ковычев Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Чита, Россия о некоторых знаковых аспектах изучения шилкинских городищ
  15. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  16. П.К. Дашковский Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ФОРМИРОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ЭЛИТЫ У КОЧЕВНИКОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ
  17. П.К. Дашковский, И.А. Усова Алтайский государственный университет, г. Барнаул, Россия РЕКОНСТРУКЦИЯ ЖЕНСКОГО ГОЛОВНОГО УБОРА ИЗ МОГИЛЬНИКА ПАЗЫРЫКСКОЙ КУЛЬТУРЫ ХАНКАРИНСКИЙ ДОЛ
  18. Ю.А. Емельянова Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ КЕРАМИКИ СЕВЕРОБАЙКАЛЬСКОГО ТИПА
  19. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ