<<
>>

П.В. Мандрыка, Е.В. Князева, П.О. Сенотрусова Сибирский федеральныйуниверситет, г. Красноярск, Россия ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЧНЫХ ГАЛЕК ДРЕВНИМ НАСЕЛЕНИЕМ КРАСНОЯРСКОЙ ЛЕСОСТЕПИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ГОРОДИЩА ПАКУЛЬ)

Среди многочисленных артефактов, получаемых при раскопках, достаточно распространенной категорией находок в Средней Сибири являются гальки. В большинстве случаев исследователи их просто учитывают в описи, не нанося на планы, изредка отмечают отдельные случаи их использования, но без четкого определения назначения этих орудий.

Использование необработанных галек в качестве орудий было распространено достаточно широко как в географическом, так и в хронологическом отношении. Они отмечаются в различных археологических культурах начиная с палеолита вплоть до этнографической современности (Сериков, 2005; Народы., 1986).

В эпоху железного века гальки применялись древним населением практически повсеместно, но работ, посвященных их функциональному анализу, немного (Чемякин, 2008:72, 89; Чича..., 2004: 280; Савинов, 1996: 27; Мандрыка и др., 2003: 121; Мандрыка, 2005: 178).

В данной работе предпринята попытка определения орудий, изготовленных из речных галек, обнаруженных при раскопках поселенческих памятников лесостепной зоны Средней Сибири эпохи железа. настоящая статья является продолжением работ (Korobkova, Mandryka, Volkov, 2008; Сенотрусова, 2007), посвященных проблемам использования галек в качестве орудий в разные периоды железного века Приенисейской Сибири. В работе используются методы трасологии, что позволяет наиболее полно осветить проблему.

Основой статьи стали материалы, полученные при раскопках средневекового городища Пакуль летом 2008 г., которое находится на 9-11-метровом мысу левого берега р. Верхняя Подъемная, в 80 км к северу от г. Красноярска. Городище мысовое, общей площадью 575 кв. м, на внутренней площадке расположено пять западин подпрямоугольной формы. Раскопом площадью 160 кв. м на внутренней площадке городища было выявлено два культурных слоя, к первому относится собственно городище (X -XIV вв. н.э.), ко второму — поселение скифского времени (Мандрыка, 2008).

В материалах культурного слоя городища было найдено несколько орудий из галек, которые можно разделить на две категории: орудия для обработки шкур и орудия для обработки металла.

Обработку шкур проводили лощилами1, для изготовления которых использовались небольшие гальки, округлой или уплощенной формы, размером от 2,4х2,1х0,5 см до 5,6х3,0х0,4 см. В одном случае (рис. 5) края орудия оформлены грубыми сколами, на трех остальных (рис. 4, 7, 8) следов дополнительной обработки зафиксировано не было. В качестве рабочего края выступали все грани по периметру камня, они имеют достаточно интенсивное залощение, местами проникающее в волны микрорельефа. Это возможно только при работе с

Под лощилом понимается орудие, которое использовалось для приглаживания ворса на шкуре.


  Рис 1. Гальки с городища Пакуль

  

мягким эластичным материалом, возможно, что эти орудия использовались для лощения при выделке шкур.

Для обработки металлических изделий использовался точильный камень, от которого был найден обломок прямоугольной формы из мелкозернистого плотного песчаника размерами 3,5х2,4х0,8 см. На камне отмечаются следы интенсивной сработанности. три сохранившихся грани сильно стерты, имеют многочисленные борозды и царапины, вероятно, на них проводилась заточка и поправка лезвий режущих железных изделий. Обе плоскости орудия несут следы характерной заполировки и могли использоваться в качестве абразива для подшлифовки плоскостей металлических изделий.

На это косвенно указывают следы обработки краев плоского пера железного наконечника стрелы, обнаруженного внутри жилища.

Во втором культурном слое памятника, относимом к скифскому времени, были найдены две крупные продолговатые гальки со следами использования. Обе они были отнесены к орудиям для обработки твердого неэластичного материала (возможно, камня).

Первая из них размером 18,3х6,5х4,8 см (рис. 1-2), была найдена в северной части мыса. На плоской узкой грани гальки сохранились беспорядочные следы выкрошенности от вдавления твердого материала. Это говорит о том, что орудие использовалось в качестве ретушера при обработке каменных изделий. При этом, учитывая массивность орудия, можно предположить, что для удобства работы оно фиксировалось на земле рабочей плоскостью вверх.

Вторая галька размером 18,9х5,5х2,6 см была найдена внутри жилища. Камень уплощенной, вытянутой формы (рис. 1-1). На обеих противолежащих узких гранях орудия прослеживаются следы точечных ударов и мелкой забитости, которые свидетельствуют об использовании орудия в качестве ударного,

возможно молотка.

Гальки, которые использовались в качестве молоточков, довольно часто встречаются в материалах раннего железного века на территории Сибири. Так они известны в материалах белоярской культуры на урочище Барсова Гора, где среди галек преобладают рыболовные грузила, отбойники, шлифовальные плиты, и абразивы, но встречаются также наковальни, песты, молоты, скребки и скребла. Все эти орудия сделаны из разнообразных галек с минимальной подработкой. Трасологические определения в целом подтвердили результаты морфологического анализа (Чемякин, 2008: 72.). Гальки, использовавшиеся в качестве ударных инструментов известны и на городище Чича-1 (Чича..., 2004: 280).

На памятниках среднего течения р. Енисей ударные инструменты из галек тоже не редкость. Они встречены, например, на поселениях раннего железного века: в слоях 4А и 4Б многослойного поселения Бобровка (Мандрыка и др., 2003: 121), в четвертом слое поселения Шилка-9 (Мандрыка, 2005: 178) и др. Гальки с рабочими следами различного функционального назначения представлены в материалах шилкинской культуры (Korobkova, Mandryka, Volkov, 2008: 75), среди них отмечаются и разнообразные молоточки. В целом, надо отметить, что следы забитости относятся к макроследам утилизации, что намного упрощает исследовательскую работу с ними, в отличие от тех же микроследов заполировки.

Еще одна галька со второго культурного слоя, уплощенной формы, использовалась для обработки шкур. В роли рабочего края выступали острые грани, образовавшиеся после слома гальки, скалывания с нее широкой части, вероятнее всего, естественным путем. Все четыре рабочих кромки сохраняют интенсивную заполировку и линейные следы, которые позволяют отнести орудие к скребкам для обработки сухой шкуры. Размеры орудия 7,7х5,8х2,3 см.

для раннего железного века западной Сибири характерно использование каменных скребков для обработки шкур, для этого, чаще всего, использовались плоские плиточки из зернистых пород (Сидоров, 1989: 42). Известны такие орудия и для таежной зоны бассейна Среднего Енисея (Korobkova, Mandryka, Volkov, 2008: 75). для территории Красноярской лесостепи использование галек с естественными сколами в качестве скребков для обработки шкур отмечено впервые.

В этнографических материалах также известны случаи использования необработанных галек для выделки шкур (Ожередов, 2003; Симченко, 1992). В частности, чукчи пользовались камнями в качестве скребков, для этого выбирались уплощенные гальки, которые вставлялись в рукоятку.

Наиболее показательными свидетельствами выделки шкур с применением таких орудий являются кадры из документального фильма А. Головнева «Пегтымель» 2000 г.

Таким образом, анализ галек с городища Пакуль позволяет сказать, что они применялись жителями севера Красноярской лесостепи на протяжении всего железного века, что, вероятно, объясняется доступностью и распространенностью каменного сырья. При этом гальки использовались при обработке шкур животных, подработке орудий из твердых (неэластичных) материалов и металлических изделий, хотя в целом они являются универсальными предметами, которые могли использоваться в самых разнообразных случаях в зависимости от потребностей конкретного коллектива.

Точное определение функционального назначения тех или иных галек возможно только с применением трасологических методов. В полевых условиях точно определить использовался камень или нет, бывает довольно сложно. Следы заполировки невооруженным взглядом заметны не всегда, но даже в том случае, когда они достаточно яркие, далеко не все исследователи обращают на них внимание. В то же время и трасологи в основном работают с материалами более раннего времени, а методики, направленной на изучение специфических сибирских артефактов железного века, нет. Таким образом, необходима совместная работа археологов и трасологов, которая в итоге должна привести к разработке эффективной методики комплексного функционального анализа галек со следами использования.

Подводя итоги необходимо отметить, что в целом проблема использования галек в качестве орудий является перспективной для дальнейшего изучения, но требует дальнейших методологических разработок.

Литература

Волков П.В. Трасологические исследования в археологии Северной Азии. Новосибирск: ИАЭТ СО РАН, 1999. — 192 с.

Мандрыка П.В. Отчет о результатах археологических раскопок в Больше- муртинском и Кежемском районах Красноярского края летом 2008 г. // Архив ЛА СФУ — Р-1. № 63.

Мандрыка П.В., Ямских А.А., Орлова Л.А., Ямских Г.Ю., Гольева А.А. Археология и палеоэкология многослойного поселения Бобровка на Среднем Енисее. — Красноярск: Изд-во КГУ, 2003. — 138 с.

Мандрыка П.В. Материалы многослойного поселения Шилка-9 на Среднем Енисее и их значение для древней истории южной тайги Средней Сибири // Известия Лаборатории древних технологий. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2005. Вып. 3. — С. 172-185.

Народы севера Сибири в коллекциях Омского государственного объединенного исторического и литературного музея. — Томск: Изд-во ТГУ 1986. — 228 с.

Ожередов Ю.И. Камень в погребальном обряде селькупов // Интеграция археологических и этнографических исследований. — Омск: «Наука-Омск», — С. 218-223.

Сенотрусова П.О. Хозяйственный уклад населения городища Шилка-2 // Археология, этнология, палеоэкология Северной Евразии и сопредельных территорий: Материалы XLVII Регион. археол.-этнограф. конф. студ. и молодых ученых Сибири и Дальнего Востока. — Новосибирск: НГПУ 2007. — С. 123-125.

Сериков Ю.Б. Гальки и их использование древним населением Урала // Вестник археологии, антропологии и этнографии.- Тюмень: Изд-во ИПОС СО РАН. — 2005. — № 6. — С. 42-57.

Сидоров Е.А. Обработка и использование кожи (по материалам лесостепного Приобья IX — I вв. до н.э.) // Экономика и общественный строй древних и средневековых племен Западной Сибири. — Новосибирск: НГПУ, 1989. — С. 41-45.

Симченко Ю.Б. Нганасаны: системы жизнеобеспечения. — Сер.: Народы и культуры. — Вып. 22. — М.: Ин-т этнологии и антропологии РАН, 1992. — 204 с.

Чемякин Ю.П. Барсова Гора: очерки археологии Сургутского Приобья. Древность. — Сургут; Омск: ОАО «Омский дом печати», 2008. — 224 с.

Чича — городище переходного от бронзы к железу времени в Барабинской

лесостепи. — Новосибирск; Берлин: Изд-во ИАиЭ СО РАН, 2004. — Т. 2. — 336 с.

Korobkova G.F., Mandryka P.V., Volkov P.V. Stone and ceramic tools from Ust-Shilka-2 hill-fort of early Iron period // Journal of Siberian Federal University. Humanities amp; social sciences. — 2008 (1). — P. 70-76.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме П.В. Мандрыка, Е.В. Князева, П.О. Сенотрусова Сибирский федеральныйуниверситет, г. Красноярск, Россия ИСПОЛЬЗОВАНИЕ РЕЧНЫХ ГАЛЕК ДРЕВНИМ НАСЕЛЕНИЕМ КРАСНОЯРСКОЙ ЛЕСОСТЕПИ (ПО МАТЕРИАЛАМ ГОРОДИЩА ПАКУЛЬ):

  1. Н.П.Гуляева Сибирский федеральный университет, г.Красноярск, Россия о методике палеодемографических РЕКОНСТРУКЦИЙ
  2. Проблема экспектаций в психологической науке: история и современность Е. В. Гордиенко (Красноярск)
  3. Жизненное самоосуществление человека в трудах С. Л. Рубинштейна и в современной психологии И. О. Логинова (Красноярск)
  4. Е.В. Ковычев Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический университет им. Н.Г. Чернышевского, г. Чита, Россия о некоторых знаковых аспектах изучения шилкинских городищ
  5. С.В.Данилов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, г.Улан-Удэ, Россия СТАЦИОНАРНЫЕ ГОРОДИЩА И ПОСЕЛЕНИЯ ХУННУ (К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ)
  6. § 3. Принципы использования фон с материалов
  7. Глава 2. Двадцать примеров революционного повышения продуктивности использования материалов
  8. § 104. Взгляды на этническое происхождение древнего населения Восточного Туркестана
  9. А.А. Лазаревич [и др.]. Беларусь и Россия в европейском контексте : проблемы государственного управления процессом модернизации : Материалы международной научнопрактической конференции, г. Минск., 2011
  10. А.М. Илюшин г. Кемерово, Россия погребальный обряд как символический ЯЗыК КУЛЬТУРы СРЕдНЕВЕКОВОГО НАСЕЛЕНИЯ кузнецкой котловины