<<
>>

Л.В. Мельникова Иркутское художественное училище, г.Иркутск, Россия ШИШКИНСКАЯ ПИСАНИЦА: СЕМАНТИКА ОБРАЗОВ, СЮЖЕТОВ И ОБЪЕКТА В ЦЕЛОМ (НЕОЛИТ, БРОНЗОВЫЙ ВЕК)

Писаницы являются частью святилищ, созданных в конкретной ландшафтной ситуации. Ранее нами высказана мысль о том, что на святилищах посредством петроглифов «записана» информация мировоззренческого плана, в основе которой лежит отражение представлений об устройстве Мира или, как принято говорить — Модели Мира (Мельникова, 1993; Николаев, Мельникова, 2008: 74 — 93), где отражено взаимодействие человека с природой через знаковую систему (петроглифы). В процессе реконструкции Модели Мира выявлена связь между элементами знаковой системы и такими структурами, как стороны света и линия движения Солнца.
Это нашло отражение в определении границ Мироздания, соотносящегося в мифологии с понятиями Неограниченного Пространства (хаоса) и Вечности, предшествовавшими Порядку (космосу).

В данном случае участок долины верхнего течения р. Лены, ограниченный двумя падями (Шаманской и темной), где имеются выходы красноцветного песчаника, по мнению автора, ассоциировался с космосом, скальные блоки — с понятием Вечности, а все, что оставалось за пределами, — с хаосом. Размещение петроглифов на отвесных скальных поверхностях высокого правого берега реки вызвало появление вертикальной трехчастной временной структуры, а также определило периферию (западный/ восточный фланги) и центр Мира (Подольский, 2000: 30). Относительно движения солнца западное направление соответствовало понятию Конца (Смерти), восточное — Началу (Зарождению). таким образом, на святилище присутствовали главные структуры Модели Мира: горизонтальная (стороны света) и трехчастная вертикальная.

Знаковая система эпохи неолита представлена териоморфными образами, среди которых главенствующее место занимает лось. Большая их часть цельная, и только три парциальные выполнены в технике углубленного протира, головами ориентированы на запад. Одна фигура лося показана в технике контурного протира, головой ориентирована на восток. В единичном случае на писанице представлено изображение кабана. Рисунок выполнен в технике сплошного протира, головой обращен на запад. Основной сюжет представлен спокойным шествием зверей в своем пространстве.

Эпоха бронзы отмечена разнообразием образов, сюжетов, техник выполнения и композиционных построений. Помимо лосей появились изображения быка (контурный протир, окрашенный охрой), медведя (сплошной протир), нерп (протир и глубокими резными линиями), рыбы (гравировка), рогатых антропоморфных (контурный окрашенный протир), лучистых фаллических антропоморфных (протир). Сюжеты представлены композициями: сценой оргии (протир); самца (окрашенный контурный протир) с самками (протир); знаменитыми лодками с антропоморфными фигурками в рогатых головных уборах в сопровождении лосихи (окрашенный контурный протир); чудовищем, глотающим солнце (окрашенный контурный протир); парой взрослых лосей с детенышем (окрашенный контурный протир).

Для исследования семантики использован широкий круг источников, включающий биологические, археологические и этнографические данные.

Относительно горизонтальной структуры Мира образы, помещенные на плоскости восточного крыла, семантически несли в себе идею Начала, а находящиеся в западном крыле — Конца. Важна ориентация головой выделенных фигур. Основная их масса имеет западную ориентацию, что соответствует движению по направлению с востока на запад, или от Начала (Рождения) к Концу (Смерти). Туловища выполнены в технике сплошного протира, что семантически соответствует понятию наполнения тел Жизнью.

Семантика трех парциальных изображений восточного фланга несет в себе идею Зарождения (ибо они только проявились). Териоморфные фигуры, выполненные в технике контурного протира, передают идею Возвращения после Смерти к Началу, где очерченный контур туловища семантически считывается как отсутствие в нем Жизни. Семантика образа кабана раскрывается через биологические особенности данного животного. Как известно, кабаны очень плодовиты. И по сравнению с той же лосихой, которая приносит за один помёт только одного детеныша (один раз в два года), у самки кабана, в среднем, ежегодно рождается до 8 — 10 поросят. Следовательно, изображение кабана передает идею Плодовитости, Множества, Жизни. В таком случае становится понятным, почему фигурки этого животного отсутствуют в погребениях. Потому что Множества Жизни в мире мертвых не может быть. А клыки кабана как часть животного, отражающие свирепый характер и его силу, безусловно, являлись мужскими амулетами.

Появившиеся в эпоху бронзы сюжетные построения размещены на писанице с учетом обеих структур Модели Мира.

В восточной части восточного фланга, посвященной идее Начала, располагается сцена оргии (ряд антропоморфных фигур в технике протира), передающая Призыв Начала.

В центральной части восточного фланга, посвященной идее Жизни, расположены основные композиции. Восточное положение занимают фигуры самца с самками, обращенные головами на запад, что однозначно считывается как Мужское и Женское Начала.

Центральное положение занимают знаменитые лодки с антропоморфными фигурками в рогатых головных уборах в сопровождении лосихи, выполненные в технике ротира, окрашенного охрой. В лодках, скорее всего, перемещаются люди, обладающие особым общественным статусом, — это шаманы в своем облачении. А река, как известно, представляет собой образ дороги, ведущий в мир предков. Таким образом, они являют переходное положение от Начала к Концу.

Рядом находится композиция, в которой чудовище глотает солнце. По мысли В.Е. Ларичева, это Всепожирающее Время (Ларичев, 2006: 126).

Здесь же расположены самые крупные фигуры с западной ориентацией, размещенные на одном горизонтальном уровне, выполненные в единой технике (контурного протира), лось и бык. Заключенная в них информация, совместно с композициями центральной части, считывалась с противоположного берега реки, где располагается Силинский могильник. Семантика пространственной композиции считывается как отражение жизненного цикла (по направлению с востока на запад — движение Солнца): самец с самками (Начало Жизни), «солярные» лодки (Жизнь), лось в скелетном стиле (Смерть) и бык (Мужское Начало). Возможно, Силинский могильник, также является составной частью святилища, в комплекс которого входила и писаница.

Западная часть восточного фланга посвящена идее Перехода от Жизни к Смерти. Прежде всего, она заложена в композиции, состоящей из профильных (восточная ориентация) антропоморфных фаллических лучистых фигур, находящихся в устье глубокой круто наклонной в западном направлении трещины. На писанице глубокая трещина должна была ассоциироваться с темным коридором, ведущим вниз, в конце которого брезжил свет. Так, для передачи идеи Перехода из одного состояния — Жизни, в другое — Смерти, был задействован микрорельеф. А лучистые фаллические антропоморфные фигурки (первоначально имевшие белый цвет) являлись представителями Нижнего мира. Подобные изображения, выполненные на плитах, обнаружены В.Д. Кубаревым при раскопках курганов энеолитического времени у села Каракол (Алтай) (Кубарев, 1988).

По его мнению, они так же связаны с культом мертвых.

Рядом с лучистыми антропоморфами на писанице помещен знаковый символ поступательного движения, представленный тремя взаимопроникающими кругами, обвитыми в три оборота спиралью (контурный протир, окрашенный охрой). Его семантика заключена в идее цикличности непрекращающейся Жизни.

На выходе из трещины в технике гравированных линий выполнено изображение рыбы, головой ориентированной на запад. Следует отметить, что изображения рыб на писаницах редки, ибо они являются принадлежностью Нижнего Мира. Семантика данного рисунка заключена в передаче мысли состоявшегося перехода из Мира живых в Мир мертвых.

Завершает восточный фланг изображение медведя с восточной ориентацией (техника сплошного протира). Рисунок приурочен к трещине с целью создания впечатления выходящего зверя из темноты на свет. Семантика данного образа прочитывается как Возрождение.

На западном фланге объекта среди имеющихся фигур наибольший интерес вызывает нерпа. Она занимает крайнее восточное место, показана в вертикальном положении, головой вверх. Как известно, нерпа — представитель пресноводного тюленя, живущего на Байкале. Она питается в воде, а зимует и рождает детенышей на льду, т.е. это земноводное животное. Изображение нерпы, показанной в вертикальном положении, вероятно, отражает мысль о границе между Жизнью (где нерпа рождает) и Смертью (водной глубиной, в которую она ныряет).

Самое крайнее западное положение на фланге занимает плоскость, где контурной линей, окрашенной охрой, выполнены две крупные фигуры лосей с детенышем, расположенным восточнее относительно первых. Лоси головами ориентированы на восток, а малыш — на запад. Поверхность плоскости густо испещрена выбоинами, имеющими искусственный характер. Это значит, что изображения данной плоскости неоднократно расстреливались. Семантика композиции следующая: мертвые животные (самец и самка) начали путешествие к Началу. Их туловища выполнены контурной линией, ибо они уже лишились своих полных материальных тел. Голова одного из них окрашена. В противовес им туловище детеныша выглядит более полным. Головой он обращен к западу, потому что все еще совершает свой путь на Запад, ибо не готов вернуться к Началу, так как не достиг взрослого состояния. Данная композиция так же приурочена к глубокой трещине, выход из которой находился в восточном направлении. таким образом, фигуры лосей на плоскости были размещены с учетом создания впечатления их перехода из «темноты» на «свет», что семантически понимается как сакральное путешествие к Началу.

Часть петроглифов окрашена охрой. Скорее всего, такой прием передает информацию о крови в широком понимании этого термина, включающем: кровное родство с хозяйкой Вселенной, с животным миром, а также наиболее тривиальные — неизбежную кровь при рождении и смерти.

В качестве дополнительных материалов, позволяющих уточнить семантику образов, использованы погребальные комплексы могильников, датированные исследователями широким хронологическим диапазоном, включающим поздний мезолита, неолит и бронзу, находящиеся в долине верхнего течения Лены: Верхоленского (Окладников, 1978), Макрушинского (Ветров и др., 1995; Фролова, Алтухов, 1997; Алтухов, 2001), «Рытвинка. Погребение 1» (Аксенов, Семенов, 1980), «Новые Казарки» (Базалийский, Задонин, 1996), погребения в лесном урочище Силинка (Белоненко, Меньшагин, 2000).

Материалы неолитических погребальных комплексов Верхоленского (Окладников, 1978), Макрушинского (Ветров и др., 1995: 112 — 132), «Новые Казарки» (Базалийский, Задонин, 1996: 28 — 32) могильников показали, что скульптурные изображения рыб сопровождали мужчин и располагались всегда около голов умерших. Головами скульптурки ориентированы на восток. таким образом, семантика образа рыбы соотносится с Проводником в сакральном путешествии к Началу.

В коллективном погребении (мужчина и женщина) № 13 Макрушинского могильника, датированном эпохой ранней бронзы, найдено скульптурное изображение медведя. У женского костяка между указательным и большим сжатыми пальцами левой руки располагалась скульптурка медведя из лопаточной кости животного, как бы выходящего из кулака (темноты) (Алтухов, 2001: 15, рис. 3). Данный факт семантически, возможно, раскрывается следующим образом. В женщине заключено понятие Начала (она дает жизнь). В ее левую руку (после смерти) вложен символ Возрождения (медведь). В районе груди скульптурного изображения медведя нанесена группа вертикальных линий, изображающих ребра, что является отражением так называемого скелетного стиля. Вероятно, так отмечено нахождение медведя в темной части Вселенной, т.е. в данный момент он спит. В целом, семантика скульптурки медведя не противоречит высказанному мнению относительно фигуры этого зверя на писанице. Находясь в могиле (Нижний Мир), в левой (Запад = Нижний Мир) руке женщины (Начало), скульптурка в скелетном стиле (Смерть) развернута головой вверх (движение вперед). таким образом, прочитываются следующие формулы: «Женщина есть Начало», «Медведь есть Возрождение», что следует понимать «Начало есть Возрождение».

Фигурка нерпы, обнаруженная в могильнике «Шаманка» (Древнейшие погребальные комплексы иркутской области, 2006), исходя из семантики образа на писанице, могла отражать идею Перехода в Нижний Мир.

Фигурки парциальных лосиных голов в могильниках содержат мысль о Начале нового жизненного цикла.

Охра выявлена в Верхоленском и Макрушинском могильниках, одиночных погребениях «Новые Казарки» и «Рытвинка». В погребениях, где охра выявлена под детскими телами, она символизировала кровь, связанную с рождением (Аксенов, Семенов, 1980; Окладников, 1978: 45- 51). В женских погребениях ею отмечены места будущего плода (тазовая область) и кормления младенца (область груди) (Окладников, 1978: 12, 22, 55; Ветров и др., 1995: 126). В мужских погребениях выкладывание орудийного комплекса на пятна охры, скорее всего, символизировало его обновление (Окладников, 1978: 10, 122, 124; Базалийский, Задонин, 1996).

Таким образом, в процессе исследования семантики образов и сюжетов установлено, что посредством техники выполнения петроглифов, ориентации их головой относительно линии движения Солнца, расположения на флангах писаницы, композиционных построений, зафиксирована главная мысль о цикличности жизни, выраженная через формулу «Смерть есть Начало». Часть рисунков, выполненных в техниках углубленного протира и окрашенного протира, неоднократно обновлялись. В первом случае это и отразилось в заглублении изображений в скальную поверхность, во втором — в неоднородности окраски поверхности. Необходимое обновление петроглифов связано с сакральностью объекта, благодаря заложенной в нем информации, которая подкреплялась дополнительно цветом — белым (протир), соответствующим понятию чистоты, и красным (окрашивание охрой), связанным с кровью и предками.

Таким образом, писаница являлась своеобразным «инструментом», при помощи которого постоянно происходило возвращение к Началу. Подновлять имеющиеся изображения и наносить новые могли только посвященные люди. Широко бытующее мнение о том, что на плоскостях рисовали дети, не состоятельно, т.к. они соотносились с понятием Будущего, следовательно, вообще не имели права присутствовать здесь, кроме подростков, пошедших инициацию посвящения приобщения к взрослым.

В этнографии до настоящего времени присутствует факт отмечать возврат к Началу (главные праздники). Действия, связанные с началом нового хозяйственного цикла, проводятся весной, т.к. приурочены к обновлению природы после темного холодного зимнего периода.

Литература

Аксенов М.П., Семенов В.М. «Хиньское» погребение с верхней Лены // Проблемы археологии и этнографии Сибири и центральной Азии: Тез. докл. к регион. конф. 25-27 марта 1980 г. — Иркутск, 1980. — С.123 — 126.

Алтухов В.В. Макрушинский могильник. Комплекс ранней бронзы //На стыке поколений: Материалы XI регион. археол.-этнограф. конф. учащихся, 2730 марта 2001 г. — Иркутск: ЦДЮТиК, 2001. — С. 3 — 15.

Базалийский В.И., Задонин О.В. Новое неолитическое захоронение на верхней Лене //Археологическое наследие Байкальской Сибири: изучение, охрана и исследование: Сб. науч. тр. — Иркутск, 1996. — Вып. 1. — С.28 — 32.

Белоненко В.В., Меньшагин Е.В. Могильник Силинский на Верхней Лене //Байкальская Сибирь в древности: Сб. науч. трудов. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. пед. ун-та, 2000. — Вып. 2, ч. 2. — С.51 — 65.

Ветров В.М., Бердникова Н.Е., Алтухов В.В., Фролов А.В. Макрушинский могильник. Ранненеолитический комплекс // Байкальская Сибирь в древности. Межвуз. сб. науч. тр. — Иркутск, 1995. — С. 112 — 132.

Древнейшие погребальные комплексы Иркутской области: Глазковский некрополь. Могильник «Шаманка». — Иркутск, 2006. — 22 с.

Кубарев В.Д. Древние росписи Каракола. — Новосибирск,1988. — 173 с.

Ларичев В.Е. Ленский дракон и время (астрономический, календарный и космогонико-мифологический аспекты семантики панно с чудовищем, которое вознамерилось проглотить Мироздание?) //Древности Якутии: Искусство и материальная культура: Сб. науч. тр. — новосибирск: наука, 2006. — С. 102 136.

Мельникова Л.В. Новое в изучении Шишкинских писаниц на реке Лене // Памятники наскального искусства. — М., 1993. — С.30-53.

Николаев В.С., Мельникова Л.В. Петроглифы Кудинской долины — Иркутск: Изд-во ИрГТУ 2008. — 170 с.

Окладников А.П. Верхоленский могильник — памятник древней культуры народов Сибири — новосибирск: наука. Сиб. отд., 1978. — 288 с.

Подольский М.Л. О композиционной цельности наскального искусства // Международная конференция по первобытному искусству. — T.II. — Кемерово: НИКАЛС, 2000. — С. 20 — 31.

Фролова А.В., Алтухов В.В. Топография Макрушинского могильника (по результатам 1989-1996 гг.) //Дуловские чтения 1997 года (Секция археологии и этнографии): Матер. докл. и сообщ., окт. 1997 г. — Иркутск, 1997. — С.61 — 63.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме Л.В. Мельникова Иркутское художественное училище, г.Иркутск, Россия ШИШКИНСКАЯ ПИСАНИЦА: СЕМАНТИКА ОБРАЗОВ, СЮЖЕТОВ И ОБЪЕКТА В ЦЕЛОМ (НЕОЛИТ, БРОНЗОВЫЙ ВЕК):

  1. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  2. О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ
  3. Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ
  4. Г.В.Туркин Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия. КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИОЛЬХОНЬЕ В ТЕЧЕНИЕПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО - РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
  5. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  6. Ю.А. Емельянова Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ КЕРАМИКИ СЕВЕРОБАЙКАЛЬСКОГО ТИПА
  7. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  8. А.М. Коростелев Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия ХРОНОЛОГИЯ И типология изделий, выполненных в зверином стиле, С ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ
  9. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ
  10. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ
  11. Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ