<<
>>

Оракул, или Деяния одержимого монаха


Огромная роль религии, мистики, астрологии в повседневной жизни государств майя (именно государств — к моменту Конкисты их было около десятка) ярко проявилась в час прихода испанских завоевателей — 1517 (Эрнандо де Кордоба), 1518—1519 (Хуан де Грихальва), 1527 (Франсиско де Монтехо), 1531 (он же), 1540—1541 (Франсиско де Монтехо-младший) и более поздние годы.
Объяснений, почему страна майя оказа-

Фрагмент деревянной резной притолоки с изображением правителя.
Тикаль. Храм IV

лась легкой добычей не большого, очень ограниченного (во всех смыслах) контингента испанцев, несколько.
Во-первых, с 1441 года на полуострове Юкатан бушевала открытая гражданская война, затихающая лишь для того, чтобы подросли до необходимого возраста юноши с той, другой, третьей и т. д. сторон. На классовые войны накладывались многочисленные междоусобицы малюсеньких государств, на которые давным-давно была разбита страна индейцев майя: она гибла и без испанского вмешательства! Процесс был исторический. Города сжигались, разрушались и покидались их жителями, которые не успели удостоиться чести быть принесенными в жертву богам противной стороны. Десятки прекрасных городов стояли в руинах или целые, но брошенные.
Во-вторых, по свидетельству самих испанцев, они были поражены, когда пришли завоевывать страну, не завоеванную с первого раза в прошлом походе пятилетней давности: они не узнали даже местности! — всю зелень поела саранча, а народ вымер...
В-третьих, добрый, интеллигентный бог майя Кукулькан (Ке- цалькоатль), который когда-то, в «золотой век», научил диких ин- де ^цев уму-разуму, заставил заниматься земледелием, подарил огонь, показал звезды и способы строительства домов ихрамов, уходя, обещал вернуться. Лучше бы он этого не обещал! Тысячи лет прождали его люди! И что?.. Точно так же, как уходил (по морю), со стороны вод под ослепительно белыми парусами появились такие же белые бородатые боги: вернулся наш дорогой и любимый, и те же помощники с ним!.. Сопротивление испанцам было оказано самое минимальное и формальное. Тысячи и тысячи индейцев, не боявшихся смерти в бою, конечно, были ошеломлены грохотом ружей и пушек, но должны были очень скоро прийти в себя и заметить, что ружье, как и пушка, требует долгой перезарядки, и скрутить 250 человек проблемы не составляет. Потом-то они так и поступали! Но было поздно: их уже «выбили из колеи», вождей подкупили, а страну поделили.
В-четвертых, до прихода испанцев оракул майя торжественно объявил, что тогда-то, тогда-то с востока, по воде — появится «сильный человек» и «захватит эту землю», и наступит конец благоденствию, потому что земля эта надолго-надолго станет чужой, а люди понесут крест несколько столетий — расплату вашу за грехи ваши... К приходу испанцев индейцы уже готовы были к худшему повороту событий. Они оказались внутренне
многократно парализованными. Нельзя осуждать сдавшегося без боя Тутуль Шиу. Он даже армию свою отдал горстке испанцев, надеясь хоть таким образом сохранить свое маленькое государство и его народ. Тутуль Шиу верил оракулу...
«Начались различные поборы, начались поборы в пользу церкви, началась яростная погоня за деньгами, началась пушечная пальба, началось затаптывание людей в землю, начались насильственные грабежи, началось выбивание долгов на основе ложных показаний, начались всевозможные бедствия», — говорится в «Чилам Балам», индейской хронике, записанной по-май- яски, но латинскими буквами (это была уже новая паства идущего по пятам за солдатами католического духовенства).
В 1549 году францисканский монах Диего де Ланда прибыл из Испании в монастырь Исамаль (Юкатан). Прибыл исполнить свой долг.
И исполнил. В городе Мани, обнаружив богатейшую библиотеку доколумбовой поры, в которой были собраны все достижения цивилизации майя, Диего де Ланда приказал сжечь библиотеку на городской площади! Публичное сожжение всей доисторической информации состоялось, «поскольку книги не содержали ничего, кроме суеверия и дьявольской лжи*..»! Так было уничтожено бесценное археологическое сокровище.
Диего де Ланда очень скоро хватился и понял, что именно он совершил. И этот человек, дослужившийся до епископа, ос- тавшуюся часть жизни посвятил восстановлению утерянного. Опять одержимый, теперь противоположной идеей, Диего де Ланда неустанно записывал устные предания из глубинки, объяснял чтение утраченных иероглифических письмен, календарь майя... И благодаря ему на сегодняшний день учеными прочитан этот точнейший календарь, прочитана одна треть текстов. Правда, две трети иероглифов, которыми записано что-то важное в храме, гробнице, на стеле, пластинке, бусах и т. д., — остаются недоступными пониманию.
<< | >>
Источник: Бацалев В.В., Варакин А.С.. Тайны великих раскопок. 2006

Еще по теме Оракул, или Деяния одержимого монаха:

  1. Одержимость
  2. ИЗ СОЧИНЕНИЯ «ОБЛИЧЕНИЕ ОБМАНЩИКОВ» («ПРОТИВ ОРАКУЛОВ»)
  3. Состояние аффективной одержимости
  4. МОЛЕБЕН ОБ ИСЦЕЛЕНИИ БОЛЬНЫХ, ОДЕРЖИМЫХ ОТ ДУХОВ НЕЧИСТЫХ И СТУЖАЕМЫХ
  5. «Пламенеющие» монахи
  6. § 41. Нищенствующие монахи
  7. Миллион на монаха
  8. Епископ Палладий (IV—V вв.) о египетских монахах
  9. Из «Жизни Карла Великого» монаха Эйнгарда
  10. Из «Деяний Карла Великого» неизвестного монаха Санкт-Галленского монастыря (между 884 и 889гг.)
  11. § 7. Малозначительность деяния
  12. Из «Пяти книг историй моего времени» монаха Рауля Глабера о голоде 1027—1030гг.
  13. § 2. Состав уголовно наказуемого деяния
  14. ГЛАВА 13. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ИСКЛЮЧАЮЩИЕ ПРЕСТУПНОСТЬ ДЕЯНИЯ