<<
>>

Глава 6 Памятникисеверо-западного и северного регионов

В этой и следующей главах будут кратко охарактеризованы результаты дендрохронологического исследования дерева из раскопок 24 средневековых памятников Восточной Европы. Почти все они представляют древнерусские города и крепости, исключение составляют лишь два поселения из Прибалтики.

Полный список всех изучавшихся нами памятников приводится в конце книги.

Поскольку данные дендрохронологического анализа дерева из ряда памятников уже публиковались ранее, внимание в разделах 6 и 7 глав будет сосредоточено, прежде всего, на результатах исследований последних лет, дополняющих уже имеющиеся заключения, а также на материалах совершенно новых памятников. Нет необходимости возвращаться к тем памятникам (Смоленск, Торопец, Белоозеро, Кирилло-Белозерский монастырь), для которых не появились новые данные. И в то же время, не следует торопиться с информацией для тех поселений, коллекции которых находятся еще в процессе изучения. Здесь следует назвать, прежде всего, Ивангород и Ростов Великий, а затем Ярославль, Вологду, Рыбинск, Белозерск, Старицу, Коломну, Вязьму, поселения Усть-Шексну и Луковец, представленные коллекциями от нескольких сотен до единичных образцов. Совершенно невозможным оказалось вместить в рамки работы даже основные итоги исследований дерева из Новгорода: столь неохватной по количеству и разнообразию является эта центральная коллекция, составленная на базе раскопок теперь уже сотен археологических объектов и десятков строительных горизонтов. Мы приводим здесь

лишь некоторые данные вроде сводной системы новгородских локальных дендрохронологических шкал (см. главу 3).

Рюриково (Новгородское) городище

«Городищем» называется возвышенность, образованная р. Волховом и его правым рукавом — Малым Волховцом и расположенная в двух километрах к югу от Новгорода. В исторической науке «Городище» уже давно стало объектом самого пристального внимания.

Бывшая резиденция новгородских князей во многих трудах но истории древнерусских городов фигурирует как тот легендарный «старый город», который предшествует Новгороду (Носов Е. Н. 1984; 1990).

Площадка городища уже в XVIII в. была в значительной степени разрушена при строительстве «Сиверсова» канала. Однако в отдельных его частях культурный слой сохранился. В 1977 г. вдоль канала, в 50 метрах от берега р. Волхов, был заложен раскоп, доведенный за три полевых сезона до 200 кв. км. Мощность культурного слоя здесь достигает 6 метров. Наибольший интерес представляют его нижние горизонты, отделенные толстым слоем песка и составляющие толщу до 2,9 м, где в слое гумуса, щепы и навоза хорошо сохраняется органика. Инвентарь и лепная керамика позволяют датировать эти горизонты X в., а возможно, и более ранним временем (Носов Е. Н. 1978). Есть основания полагать, что на «Городище», так же как и в ранней Ладоге, существовало «открытое торгово-ремесленное поселение» (Булкин В. А., Дубов И. В., Лебедев Г. С. 1978, стр. 92).

В раскопах 1977—1979 гг. исследовались две постройки, каждая из которых, как было установлено, возобновлялась (Носов Е. Н. 1978 с. 26). Дерево из этих построек, а также отдельные бревна, встреченные в скоплениях и по отдельности, составили коллекцию, исследование которой позволило дополнить выводы, сделанные автором раскопок.

Коллекция дендроспилов с Рюрикова городища, собранная в 1977— 1979 гг., составляет 58 образцов. Пригодными для дендроанализа оказались все образцы. Наличие у ряда из них внешних колец вызывает сомнение. Возрастное распределение стволов представляется следующим: 0—50 лет — 29 образцов; 51—100 лет — 29 образцов.

Синхронизация кривых роста годичных колец проводилась по комплексам и не составила особых трудностей «виду большой дендрологической близости исследуемого дерева. Более подробно об этом будет сказано ниже.

Рис. С. Хронологическое распределение порубочных дат бревен из построек Рюрикова городища.

По вертикальной оси — количество образцов: — вне построек, 2 — из нлетневой конструкции, 3 — из срубной постройки, 4 — из вымостки;

Последовательность годичных колец, составленная по материалам построек Рюрикова городища, имеет протяженность в 122 года.

Базой для абсолютных привязок стала новгородская шкала дерева Троицкого раскопа п ранней ее части (IX—X вв.). Показатель Сх здесь составляет от 50 до 63%, в среднем около 56%. Сопоставление городищенских кривых роста годичных колец и кривых дерева ладожских построек на отрезке середины IX — середины X вв. подтверждает правильность этих привязок. Величины Сх здесь несколько выше — от 50 до 70%, в среднем около 57%.

Пограничные точки шкалы Рюрикова городища — 822—944 гг. Рассмотрим по отдельности дне постройки, расположенные в низинной части городища.

Прямоугольная в плане срубная постройка имела площадь около 12,5 кв. м, в центре ее — остатки печи. Постройка сохранилась на три

Рис. 7. Кривые роста годичных колец дерева II дендрологической группы из Рюрикова городища; срубная постройка, общий шифр РГ.

Рис. 7. Кривые роста годичных колец дерева II дендрологической группы из Рюрикова городища; срубная постройка, общий шифр РГ.

1 — 79/4, 2 — 78/17, 3 — 77/6, 4 — 77/19, 5 — 77/15, 6 — 77/16, 7 — 77/11

венца, под ее длинные стены подложены два ряда бревен-подкладок. Отсюда был взят 21 образец дерева. Представлены венцы стен, подкладки под юго-восточную и юго-западную стенки, бревно опечка, столб внутри иостройки. При сопоставлении кривых были выделены три четкие дендрологические группы. группа включает четыре кривых. Это первый и второй венцы юго-западной стенки и северо-восточный венец, а также столб внутри постройки. Возраст стволов от 64 до 83 лет. Сх имеет величины от 63 до 69%, в среднем около 66%. Время рубки бревен приходится на 910—911 гг. (см. гистограммы на рис. 6). группа самая многочисленная и состоит из 12 кривых. Здесь представлено дерево венцов стен, бревно опечка, подкладки под юго-восточную и юго-западную стенки. Возраст стволов от 33 до 52 лет (рис. 7). Единообразие тенденции развития погодичного прироста у этих стволов очень велико, Сх составляет от 65 до 90%, в среднем около 70%.

Порубочные даты бревен приходятся на отрезок 902—905 it. (рис. 6).

группа состоит из трех кривых. Это бревна из прирезки к раскопу 1979 г. Возраст стволов от 57 до 64 лет. Сохранность дерева плохая, поэтому замеры были сделаны только по одному радиусу. Величины С„ ниже, в среднем около 58%. Время рубки бревен, вернее, время последних сохранившихся колец приходится на 889—893 гг. (скорее всего, отсутствует не более 5 колец).

Перекрестное сопоставление кривых дерева из всех групп дает приблизительно одинаковые величины Сх: для I — II группы — 50—64% (в среднем 57%); для II и III группы — 46—63% (в среднем 53%).

Проведенные расчеты позволяют сделать следующие заключения. Имеются три близких по своим дендрологическим характеристикам группы бревен. Сх внугри каждой из групп достаточно высок. Можно говорить об их единстве, по крайней мере для I и II групп, т. е. здесь имеется налицо свидетельство существования трех локальных местопроизрастаний. Этому не противоречит и возрастное распределение стволов внутри каждой из групп, особенно для I и И. И, конечно же, самое главное, что подтверждает эти выводы — хронологическая группировка порубочных дат этого дерева (рис. 6). Все вышесказанное позволяет говорить о трех строительных периодах в жизни постройки. Время се возникновения относится к началу 90-х гг. IX в. (III группа). Затем, через 10 лет была произведена перестройка или ремонт (группа II). И, наконец, еще через пять-шесть лет снова производились какие-то строительные работы.

Второй комплекс, изученный нами — это постройка с плетневыми стенами хозяйственного назначения (Носов Е. Н., Пахомов Н. П. 1979, с. 26). Из этого комплекса имеются 10 спилов бревен (стены и опечек). Здесь можно четко подразделить все синхронизированные кривые роста годичных колец на две дендролого-хронологические группы — I и II. группа включает пять кривых. Возраст стволов от 36 до 94 лет (рис. 8). Сх составляет величины от 55 до 88%, в среднем около 70%. Время рубки всех бревен приходится на 944 г.

группа состоит также из пяти кривых. Возраст стволов от 36 до 68 лет (рис. 9). Сх имеет более низкие значения — от 50 до 75% (в среднем около 61%). Время рубки бревен попадает в интервал 900—906 гг.

Таким образом, в рассматриваемом комплексе налицо два строительных периода. Первый связан со временем возникновения постройки, приходящимся на середину первого десятилетия X в., а второй — на середину 40-х гг. (рис. 6).

Кривые роста годичных колец дерева I дендрологической группы из Рюрикова городища; постройка с плетневыми стенами, общий шифр РГ

Piic. 8. Кривые роста годичных колец дерева I дендрологической группы из Рюрикова городища; постройка с плетневыми стенами, общий шифр РГ:

1 —79/3, 2 — 78/11, 3 - 78/12, 4 — 78/12а, 5 — 79/2

Рис. 9. Кривые роста годичных колец дерева II дендрологической группы из Рюрикова городища; постройка с плетневыми стенами, общий шифр РГ

Рис. 9. Кривые роста годичных колец дерева II дендрологической группы из Рюрикова городища; постройка с плетневыми стенами, общий шифр РГ:

1 —78/16, 2 — 79/11, 3 - 77/17. 4 - 79/7

Посмотрим, как соотносятся выделенные дендролого-хронологичес- кие группы дерева построек с теми материалами, которые остаются вне этих комплексов. Мы располагаем еще 15 синхронизированными кривыми роста бревен из культурного слоя. На рис. 6 можно видеть, как они соотносятся с названными выше группами. Можно предложить следующую хронологическую последовательность застройки рассматриваемого участка Рюрикова городища.

В середине последнего десятилетия IX в. возникает срубная постройка с печыо. Через 10 лет, в середине первого десятилетия X в. невдалеке от нее возводится постройка с Плетневыми стенами и одновременно производится перестройка сруба. О едином строительном периоде свидетельствуют не только порубочные даты бревен из обеих построек и культурного слоя вокруг них, но и также их принадлежность единой дендрологической группе.

Затем через 5—10 лет, снова производятся какие-то работы в срубной постройке, для которых используется совсем другое дерево. Далее, после 916 г., в течение но крайней мере 16 лет, на этом участке не встречено ни одного бревна. В начале 30-х годов X в. сооружается вымостка. В середине 40-х годов проводятся какие-то новые строительные работы в постройке с плетневыми стенами и ремонтируется эта вымостка. Причем в обоих сооружениях используются бревна, срубленные в 944 г. на одной лесосеке.

Руса

Такое название носила до XVI в. современная Старая Русса, возникшая на месте слияния трех речек — Полисти, Порусьи и Перерытицы. Первые летописные сведения о ней относятся ко второй половине XII в., однако, в одной из новгородских берестяных грамот конца XI в., встречено упоминание Русы (Арциховский А. В., Янин В. Л. 1978). Археологическое изучение города, проводившееся с перерывами в 60—80-е гг. позволило установить, что историческое ядро города, где обнаружены слои первой половины XI в., располагалось в районе современного курорта (Миронова В. Г. 1989, с. 92). К середине XII в. город разросся к западу до р. Порусьи, а в XV в. Руса занимала площадь около 200 га (Куза А. В. 1989, с. 108).

В раскопах, заложенных в древнейшей части города, были открыли деревянные мостовые четырех древних улиц. Названия двух из них установлены по сохранившемуся плану 1625 года: это улицы Губка и Борисоглебская (Медведев А. Ф. 1975). Последняя шла в направлении север-

Рис, 10. Кривые роста годиччых колец дерева из Русы (ярусы 4 и 5, раскоп по улице Губка); общий шифр СР

Рис, 10. Кривые роста годиччых колец дерева из Русы (ярусы 4 и 5, раскоп по улице Губка); общий шифр СР:

1 — 69/6, 2 — 69/5, 3 — 69/2, 4 — 69/14, 5 — 69/13

Рис. 11. Кривые роста годичных колец дерева из Русы (постройки 6-го яруса): общий шифр СР

Рис. 11. Кривые роста годичных колец дерева из Русы (постройки 6-го яруса): общий шифр СР:

— 85/18, 2 — 85/17, 3 — 85/15, 4 — 85/13, 5 — 85/10, 6 — 86/6

юг и образовывала с улицей Губка Т-образный перекресток, где в XII— вв. располагалась солеварня.

Дсндрохронологические образцы, полученные при археологических работах можно разделить на две части. Сборы 60—70-х гг. составили небольшую коллекцию из 54 образцов, которые представляют четыре комплекса — два сруба (№№ 4 и 5) и два яруса (4 и 5) мостовой улицы Губка. Раскопки 1985—1989 гг. затронули окрестности Борисоглебской улицы и прилегающий к ней с запада участок (Миронова В. Г. 1987; 1988). Тогда были сделаны еще 85 спилов дерева построек 6 и 11—12 ярусов (всего 6 сооружений).

Из 139 приг одных для дендроанализа спилов восемь относятся к лиственным породам. Явно преобладает молодой по возрасту лес: 0—50 лет — 72 образца; 51 —100 лет — 45 образцов; 101—150 лет — 14 образцов. Последовательности годичных колец дерева составлялись для всех изученных сооружений. Поскольку коллекция 60—70-х гг. изучалась фрагментарно, рассмотрим результаты но отдельным комплексам.

4 и 5 ярусы ул. Губка. С двух настилов мостовой имеется в общей сложности 17 спилов (7 из четвертого яруса и 10 из пятого). Образцы брались с продольных лаг и бревен настила. Возрастной состав леса в замощениях 4 и 5 ярусов отличается: в 4 ярусе использовался более старый лес (возраст 110—125 лет), для сооружения 5 яруса брались бревна в возрасте от 21 до 111 лет. Кривые роста годичных колец, представленные на рис. 10, демонстрируют единообразие тенденций развития годичных колец бревен обоих замощений. Сх достаточно высок — от 55 до 81%, в среднем около 69%. Абсолютные привязки выполнялись путем сопоставлений с материалами Новгорода и Орешка. Даты рубки бревен 4 яруса составляют компактную группу и приходятся на интервал 1432—1436 гг. Можно с уверенностью сказать, что мостовая настилалась не ранее 1436 г. Больший разброс характерен для дат бревен 5 яруса. Они распределяются в интервале 1410—1424 гг. Исходя из группировки порубочных дат представляется вероятным, что мостовая перестилалась около 1419 г., а в 1424 г. имел место ремонт.

Более целостная картина предстает при рассмотрении результатов, полученных для участка у Борисоглебской улицы. На уровне 6 яруса изучались материалы грех комплексов: настила мостовой, сруба № 9 и частокола (рис. 11). Из 11 образцов, взятых с мостовой, были синхронизированы кривые роста семи спилов. Возраст бревен — от 21 года до 113 лет. Величины Су высоки — от 71 до 75%. Дерево сруба .N'5 9

представлено 13 образцами с возрастом от 22 до 79 лет. Синхронизировано семь кривых роста. Величины С„ — от 50 до 73%, и среднем около 60%. Болес пеструю картину даст дерево частокола. Возраст стволов — от 21 до 61 года, величины Сх колеблются от 50 до 60%, и среднем около 54%.

Абсолютные привязки были осуществлены с использованием материалов Новгорода (отрезок XII—XIII вв.). Порубочные даты дают довольно четкую картину. Все три комплекса сооружались одновременно. Строительное дерево заготавливалось в одном и том же лесном массиве,

о              чем свидетельствуют величины Сх, полученные для дерева настила мостовой и сруба № 9. В эту же группу попадает и бревно из частокола, срубленное в 1142 г. Величины Сх, рассчитанные при сопряжении его кривой с кривыми дерева мостовой и сруба, составляют 62—65%, а с кривыми других бревен частокола — от 50 до 56%. При изучении дерева частокола сделано интересное наблюдение. Бревно № 19 с самой ранней датой рубки (1101 г.) имеет своего «двойника» среди бревен сруба № 13 (образец № 18), время сооружения которого относится к рубежу XII—XIII вв. Это, безусловно, служит свидетельством того, что частокол сооружался уже после гибели сруба № 13, и его бревна использовались вторично. Однако нельзя исключить и другой вариант. Сруб 13 и частокол сооружались одновременно и в них испольяовались части одного и того же ствола. Дерево сруба 13 также очень единообразно. Сх колеблется от 50 до 79%. И, наконец, самой ранней в изученной выборке дерева является мостовая 11 яруса. Из 16 образцов могут быть использованы только три (возраст от 39 до 71 года). Кривые роста достаточно индивидуальны, однако это пе помешало найти им аналоги в материалах Неревского раскопа Новгорода. Даты бревен попадают в интервал 1042—1044 гг.

Итак, фрагментарные материалы из раскопок в Старой Русс все же позволили сделать определенные наблюдения и выводы хронологического плана. Установлены абсолютные даты 65 образцов дерева. Последовательности годичных колец дерева построек Русы относятся к 1308—1436 гг. и 971—1043 гг.

<< | >>
Источник: Н. Б. ЧЕРНЫX. Дендрохронология и археология. 1996

Еще по теме Глава 6 Памятникисеверо-западного и северного регионов:

  1. Глава 6 Памятникисеверо-западного и северного регионов