<<
>>

Породы дерева в археологических памятниках

Вопрос о породе дерева, ставшего объектом депдрохронологического анализа, является одним из наиболее существенных во всей процедуре. Например, исследования древесины археологических построек Западной и Центральной Европы свидетельствуют, что начиная с эпохи неолита излюбленным материалом для строительства был дуб.

Использовались несколько его разновидностей: Quercus robur, Qucrcus sessili, Quercus pelrea. Однако в значительном количестве встречается также сосна (Pinus silveslris), ель (Picea excel.). Иногда попадаются эльм (Ulmus sp.), ясень (Fraxinus sp.), пихта (Abies alba), бук (Fragus) и ольха (Alnus gl.). Точно такой же набор пород характерен и для дерева из прибрежных отложений южногерманских рек (Becker В. 1983). Сходная картина наблюдалась и в средние века. По-прежпсму внимание строителей привлекал главным образом дуб, но в большей мере, нежели ранее, стал использоваться бук; доли прочих пород оставались прежними. В горных районах, которые осваивались позже, господствовали хвойные породы, и, в первую очередь, несколько разновидностей сосны (Pinus silveslris, Pinus montana, Pinus cembra), в зависимости от климатической зоны, а также пихта и ель. Кроме того, в Альпах встречается также лиственница (Larix). Все постройки Северной Европы (Северная Скан

динавия и Финляндия) возводятся только из ели и сосны, причем последняя резко преобладает.

В Средиземноморской зоне спектр древесных пород, используемых в строительстве, наиболее широк. Здесь встречаются и хвойные — сосна, пихта, кедр, можжевельник, а также дуб и ряд «экзотических» пород.

На территории Восточной Европы уже в постройках неолита из хвойных пород особенно широко представлены сосна и ель, однако встречаются татке кедр и лиственница (например, в постройках свайного поселения на реке Модлоне в Вологодской области и в торфяниках Урала). Западнее, в пределах Прибалтики (стоянка Саранте в Латвии) заметнее присутствие лиственных пород — дуба, ясеня, ольхи, клена, вяза, осины (Вихров В.

Е. 1959).

Для периода средних веков в этом отношении лучше всего изучена древесина из раскопок Новгорода. Были сделаны 600 диагностических анализов для дерева из слоев X—XV вв. Для строительства и в деревообрабатывающих ремеслах использовалась древесина пяти хвойных пород — сосны, ели, лиственницы, можжевельника и тиса, а также семнадцати лиственных пород — дуба, ясеня, клена, березы, липы, ольхи, вяза, ивы, лещины, осины, рябины, яблони, черемухи, относящихся к местным видам, а из привозных — самшит, каштан, бук и грецкий орех (Вихров В. Е. 1959).

Некоторые наблюдения о соотношении древесных пород, использовавшихся в строительстве, сделаны в лаборатории Института археологии. Те выборки строительной древесины, которые были изучены, показывают, что доля лиственных пород очень невелика. В среднем такие бревна составляют всего 2 — 2,5% исследованного дерева. Причем в памятниках западных регионов Восточной Европы их несколько больше — до 3%. Среди лиственных пород чаще всего встречается дуб (до 50%), затем идет береза; в единичных случаях попадаются ива, осина, липа и ясень.

Из хвойных преобладает сосна, особенно в западных областях изучаемой территории. Имеется довольно четкое распределение хвойных пород по типам построек. Жилые срубы преимущественно возводились из сосновых бревен, хотя отдельные строительные детали могли делаться из ели, а иногда и из дуба, который употреблялся в качестве подкладок под ненцы стен и переводы пола. В хозяйственных и производственных постройках, дворовых настилах, вымостках и оградах чаще встречается смешанная древесина.

При изучении древнерусских построек, особенно из раскопок в западных районах, неоднократно отмечалось, что нижние венцы жилищ и

хозяйстпенных строений делались из дубовых бревен, тогда как для верхних частей использовалась сосна (Лысенко П. Ф. 1974, с. 128; 1985, с. 185; Колединский Л. В. 1988, с. 366—367). В изучавшихся нами выборках строительного дерева наибольшее количество дубовых бревен встречено при раскопках Мстиславля и Земляного городища.

К сожалению, и Новгороде не были продолжены наблюдения за древесиной мостовых новгородских улиц, начатые В. Е. Вихровым в 50-е гг. (Вихров В. Е. 1958). Тогда было обнаружено, что целые участки мостовых улицы Великой сооружались либо из сосны, либо из ели, что вероятно, было обусловлено вырубкой определенных участков леса.

Наблюдения такого рода Moiyr оказаться весьма полезными и при оценке экологической обстановки конкретных территорий в различные, хронологические периоды. К примеру, для Швейцарского плато на основании подобных наблюдений были сделаны выводы о постепенном сокращении дубовых лесов за период средневековья. Если в начале средних веков дуб использовался в постройках для всех без исключения вертикальных элементов, то позднее из него стали изготовлять лишь детали конструкций пола, а еще позднее — только поддерживающие настил балки. На смену дубу в строительстве пришли ель и пихта (Вгакег О. 1978).

Еще не так давно считалось, что для дендрохронологического изучения пригодны отнюдь не все породы дерева. В числе наилучших для подобной цели (для Европейского континента) назывались голосеменные (хвойные), а из покрытосеменных (лиственных) особо выделялся дуб. Сейчас эти ограничения стали звучать менее категорично, сам же круг изучаемых пород значительно расширился. Созданы дендрохроноло- гические шкалы для Центральной Европы по пихте вплоть до 820 г., по пихте и буку для южной Германии протяженностью до 1320 г. (Всскег В. , а для более коротких промежутков времени — по липе, ольхе, тису и ясеню (Eckstein D. 1972); существует также шкала и по ильму (Bretl D. 1978).

Для территории Восточной Европы составлены локальные шкалы по сосне, ели, дубу, ольхе черной, березе, лиственнице, кедровому стланни- ку, кедру сибирскому, арче (Кайркжштис Л. А. 1977). Однако большинство из них охватывают лишь сравнительно короткие отрезки времени. Господствующее положение занимают шкалы по сосне, ели и дубу. Это объясняется в первую очередь тем, что данные породы наиболее отзывчивы на изменение внешних условий, что крайне важно для дендрохронологических исследований. Кроме того, границы годичных слоев

выражены у них наиболее четко и не требуют специальной обработки или же исследования в отраженном свете (Huber В. 1970). Все эти породы, за исключением лиственницы и можжевельника, менее склонны к потере колец, и, что особенно важно, отличаются долголетием. Так, сосна обыкновенная живет до 500 лет, лиственница сибирская — до 1200, арча туркестанская до 2000, дуб — до 600 лет. И, наконец, еще одно важное обстоятельство — именно эти породы составляют основную массу строительной древесины во все эпохи, что и позволяет использовать их для построения долговременных дендрошкал.

<< | >>
Источник: Н. Б. ЧЕРНЫX. Дендрохронология и археология. 1996

Еще по теме Породы дерева в археологических памятниках:

  1. К
  2. Л
  3. О
  4. Р
  5. ГЛАВА 1 ПРЕДМЕТ, ИСТОЧНИКИ, ЗАДАЧИ И МЕТОД
  6. Происхождение человека, как творца археологических памятников.
  7. Древность человека.
  8. Средняя пора
  9. а) Ранняя пора.
  10. Глава I Основные направления в развитии дендрохронологии
  11. Глава 2 Археологическая древесина — объект дендроанализа
  12. Породы дерева в археологических памятниках
  13. Глава 5 Дендроанализ и методы других паук
  14. Поселения на архипелаге Шпицберген
  15. Переход к эпохе металла — начало перелома в культурно-историческом развитии
  16. ОЛДУВАЙСКАЯ ЭПОХА. ПЕРВЫЕ ОРУДИЯ
  17. ПАМЯТНИКИ МУСТЬЕРСКОЙ ЭПОХИ И ОСТАТКИ НЕАНДЕРТАЛЬЦЕВ НА ТЕРРИТОРИИ СССР
  18. ЭЛЕМЕНТЫ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР СЕВЕРНОЙ АФРИКИ И САХАРЫ