<<
>>

Родоначальник археологии (Записки сумасшедшего)

Этимологически слова «грабить», «грабитель», «ограбление» восходят к слову «гроб». Вывод напрашивается сам: первые злоумышленники специализировались на гробницах, курганах и могилах.

Практически каждая империя взрастила плеяду собственных выдающихся грабителей. Перечислить их нет никакой возможности, но все это люди известные, великие, а некоторые и уважаемые. Отдельным даже удавалось попадать в сказки. Например, Саладдин, перед которым якобы открылась пещера Сезам, почти наверняка разграбил гробницу какого-то фараона в Долине царей. Доказательством служит уже то, что Сезам сама открылась перед Саладдином, а древние египтяне подкладывали под дверь гробниц катки, и любой человек легко мог сдвинуть ее почти пальцем, если, конечно, не боялся мести фараона. Но араб об этом знать не мог, он пришел из другого мира...

Весьма поучительная история, связанная с попыткой завладеть чужими посмертными богатствами на государственном

уровне, имевшая далекие и прискорбные последствия, случилась ?о времена правления римского императора Нерона, именно с ним и со многими, ни в чем не повинными гражданами.

Примерно в 64 году в Рим прибыл некий Цезеллий Басс, родом из разрушенного и римлянами же вновь отстроенного Карфагена. Действуя подкупом, он сумел пройти к властителю им- перии — принцепсу Нерону, по времени как раз покончившему с сумасбродством, но еще только начинавшему проявлять признаки сумасшествия, — и рассказал, что на своих землях он обнаружил пещеру немерянной глубины, а в ней — неисчислимые груды золота, причем не в монетах, а по-старинному — в грубых слитках. Там же внутри есть и храм, стены которого сложены из золотых кирпичей и колонны тоже из золота. По его, Це- зеллия Басса, мнению, сокровища эти были спрятаны царицей Дидоной, основательницей Карфагена, дабы ее новый народ сразу же не погряз в лености и разврате и не стал легкой добычей окрестных и жесткосердных нумидийцев.

Возможно, она думала и о черном дне Карфагена, который двести лет назад и объявил Сципион Африканский знаменитой на весь мир фразой.

Дидона жила в легендарные троянские времена и была дочерью царя Тира. Когда брат Дидоны Пигмалион убил ее мужа Акер- баса, она бежала со многими сокровищами в Африку и купила у берберского царя Ярба землю, на которой и возник Карфаген. О дальнейшей ее судьбе рассказывают разное. Г реки —- будто бы спасаясь от домогательств Ярба и в память о любимом муже, она добровольно взошла на костер. Римляне — будто бы она слюбилась с Энеем, а когда последний уплыл в Италию, чтобы стать предком римлян, покончила с собой- также взойдя на костер.

Однако из обеих исторических традиций следовало, что богатствами своими Дидона никак не воспользовалась и ни с кем не поделилась, если не считать платы Ярбу за землю. Но денег у финикиян всегда было немеряно. И вообще, весь рассказ Басса показался Нерону правдоподобным: во-первых, потому, что он считал себя любимцем богов и ждал от них соответствующих милостей и подарков; во-вторых, потому, что Басс тоже был сумасшедшим, как выяснилось впоследствии.

Итак, они пеняли друг друга без вмешательства врачей. Нерон даже не послал кого-нибудь из доверенных лиц для проверки, но тут же велел снарядить триеры и посадить на них лучших гребцов, чтобы побыстрей добраться до Карфагена.

В это же самое время справлялись Неронии — праздник, аналогичный Олимпийским играм, только не в честь Зевса, а в честь Нерона. Ораторы, выступавшие там, изощрялись в раболепии, красноречии и лести на тему, что сама Мать-Земля возлюбила Нерона и римский народ паче других свсих детей и одарила своими африканскими богатствами. Пропаганда была столь мощной, что в Риме не осталось ни одного здравомыслящего человека, все поверили в сокровища Дидоны. Не найти их уже было и нельзя, так как Нерон, не дожидаясь результата, истратил на игры в свою честь и раздарил любимчикам и народу весь остаток государствен ной казны. Он и раньше сорил народными деньгами без совести и устали, а тут траты его стали просто безудержны.

«И ожидание несметных богатств стало одной из причин обнищания государства», — с грустью писал Тацит Цезеллийже Басс, прибыв на родину, с помощью прикомандированной к нему когорты преторианцев согнал местных жителей и деятельно принялся рыть землю их руками. Каждый раз, переходя на новое место, он клятвенно заверял, что именно здесь находится искомая пещера. Солдаты и крестьяне перекопали весь его надел на два человеческих роста в глубину, затем землю его соседей, затем — землю соседей соседей. Будь Басс поумней или не настолько сумасшедшим, он сказал бы, что виной всему колдовство и чары: соблазнили и не отдали. Он же ходил изумленный более других, пока однажды не заявил: «Удивительное и небывалое дело! Все мои предыдущие сновидения неизменно сбывались. И вот впервые Морфей обманул меня».

Тут наконец посланные поняли, с кем имеют дело, и прекратили поиск. По одной из версий, Басс из страха перед возмездием сам покончил с собой, по другой, его бросили в темницу, но впоследствии, признав невменяемым, выпустили, конфисковав все имущество на оплату раскопочных работ.

Конец этой истории наиболее грустный.

Обеднев почти до нищеты, задерживая жалованье солдатам и выплату наград ветеранам, Нерон перешел к вымогательствам и убийствам, действуя откровенно грабительскими методами. Он принял закон о завещаниях, по которому наследовал не половину, как принцепс и как раньше, а пять шестых; если же в завещании обнаруживалась какая-либо скрытая неблагодарность в отношении его, он забирал все. А чтобы такая неблагодарность обязатель-


но обнаруживалась, он постановил, чтобы закону об оскорблении величества подлежали любые слова, на которые только сыщется обвинитель. Таких стукачей-обвинителей он награждал подачками, поэтому количество их быстро выросло, а Рим онемел.

Потом Нерон приказал городам империи вернуть полученные от него подарки, а золотые и серебряные изваяния многих храмов отдал в переплаБку.

В дальнейшем Нерон стал грабить богатых частных лиц. Каждый раз, подписывая смертный приговор, он повторял: «Будем действовать так, чтобы ни у кого ничего не осталось».

И по воле дурака и матереубийцы погибли тысячи людей, весь цвет Рима, в том числе поэт Лукан и философ Сенека. А когда терпение патрициев и солдат лопнуло, ему осталось лишь сказать. «Какой артист убирает!»

Атеперь серьезно. Могли ли у Дидоны быть такие богатства9 Разумеется, нет. Она бы просто не переправила на кораблях столько золота, да и в Тире не дураки сидели, чтобы это позволить. Но что-то у нее, конечно, было. И сильно потратиться она не успела. Опять же по легенде, она купила у Ярба всего лишь землю, которую покрывала шкура. Правда, хитрая финикиянка нарезала эту шкуру тоненькими полосками, в результате чего получился довольно большой кус земли, но мелочь к тому времени уже была уплачена и большая часть личных богатств осталась у Дидоны. Естественно, что на обустройство на новом месте также требовались определенные суммы. Да ведь не одна Дидона прибыла с деньгами, любой переселенец что-то имел. Вероятно, для закупок продовольствия, постройки города и содержания гарнизона карфагеняне сложились в одну казну. Где разместить казну? Только в храме, под защиту божества. Где строился храм? Как правило, над какой-нибудь пещерой (примеров сотни, Дельфы, скажем).

То, что такое казнохранилище было у карфагенян, не вызывает сомнения. Во-первых, это единственно разумный способ подготовиться и избежать неприятностей. Во-вторых, легенды о сокровищах на пустом месте не родятся. Вспомним хотя бы нашего Стеньку Разина. Всем известно, что сокровища у него были. Всем известно, что у него их при аресте не оказалось. Всем даже известно, в каких урочищах на Волге они зарыты. В дело будто бы вмешалась нечистая сила, которая сторожит lt;.ундуки и которой «крестьянский революционер» продал душу.

Остается только выяснить, в пещере под каким храмом надлежит искать первоначальный капитал карфагенян, ибо, зная богобоязненность древних финикийцев, которую у них переняли ортодоксальные евреи, есть основания рассчитывать на то, что даже перед лицом неминуемой смерти они не притронулись бы к имуществу бога, тем более самого свирепого и кровожадного, которому они «скармливали» взрослых и детей.

Имя его вычисляется легко. Дидона, как уже говорилось, сгорела, добровольно взошла на костер, то есть принесла себя в жертву богу войны Молоху. Если б это была рядовая, очередная жертва, на погибель послали бы ребенка. Но если народ решил послать к Молоху своим заступником царицу, значит, дело было не шуточное. Это хорошо увязывается с сообщением о приставаниях полудикого африканского князыса-кочевника Ярба. Вряд ли он рассчитывал на телесные утехи (своего добра хватало), а вот жениться на царице и стать царем быстро богатеющего Карфагена он мог надеяться. Что оставалось в этом случае карфагенянам? Устранить субъект алчных вожделений любителя верблюжьего молока. Понимала это и Дидона, и своей смертью уничтожила царскую власть в Карфагене. А чтобы жертва не пропала даром, карфагеняне и «подарили» свою царицу Молоху, а деньги спрятали в его подземном храме. Пусть знает: им для него никого и ничего не жалко.

Так что единственный способ найти сокровища Дидоны — это глобальная геосейсмическая разведка (с целью выявления пустот под землей) на территории старого Карфагена.

<< | >>
Источник: Бацалев В.В., Варакин А.С.. Тайны великих раскопок. 2006

Еще по теме Родоначальник археологии (Записки сумасшедшего):

  1. Родоначальник археологии (Записки сумасшедшего)