<<
>>

А.В. Табарев Институт археологии и этнографии СО РАН, г. Новосибирск, Россия СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ И ЗАСЕЛЕНИЕ АМЕРИКАНСКОГО КОНТИНЕНТА: СОВРЕМЕННОЕ состояние проблемы и новые подходы

Проблема первоначального заселения Американского континента, без преувеличения, один из наиболее интригующих и сложных научных вызовов. Постоянно нарастающий объем самой разнообразной информации (археологической, антропологической, палеогенетической, палеогеографической, лингвистической) сопровождается огромным количеством научно-популярных статей, регулярных сообщений о «сенсационных» находках, острыми дискуссиями, полемикой и поиском все новых направлений для решения этой загадки.

Основные аспекты этой проблемы — к какому времени (до 12 тыс.л.н. или после) относится начальный этап заселения, по какому маршруту оно происходило, является ли культура кловис древнейшей на Американском континенте, сформировались ли ее технологические основы уже в Новом Свете или их истоки реально зафиксировать в Азии или Европе?

Ход дискуссий, построение аргументации, ответы на критику, терминологическая полемика, соотношение значения прямых и косвенных доказательств все это представляется исключительно интересным и касательно самой проблемы, и в общетеоретическом плане в целом.

На сегодняшний день существует несколько основных гипотез (моделей) о времени и путях первоначального заселения Нового Света (Табарев, Гнесь, 2007). Все они основаны на обновляющемся комплексе археологических и палеогеографических данных, все отличаются оригинальностью, все, без исключения, уязвимы для критики, и все имеют реальные перспективы для дальнейшей разработки.

Берингийская модель (внутриконтинентальная) предполагает продвижение групп мигрантов из Северо-Восточной Азии по сухопутному перешейку на территорию Аляски и далее, по т.н. свободному ото льда коридору (Free Ice Corridor) в глубь североамериканского континента (Табарев, Стрикалов, 2007). Физическая возможность такого маршрута, однако, не вполне стыкуется с хронологией — если воспользоваться перешейком можно было лишь в периоды низкого уровня океана во время похолоданий, то пройти через коридор на юг лишь в период потепления (не ранее 11,5 тыс.л.н.), что несколько позднее датировок по стоянкам культуры кловис в Северной Америке и памятников на тихоокеанском побережье Южной Америки. Более того, наиболее ранние комплексы на Аляске (например, Ненана) не обнаруживают сходства с археологическими материалами Чукотки или Камчатки, оно проявляется уже позднее — около 11,2 — 11 тыс.л.н. (Vasilev, 2008). И наконец, на Крайнем Северо-Востоке Азии пока нет данных о памятниках древнее 11,5 тыс.л.н. Весьма любопытной в этой связи представляется версия о том, что свободный ото льда коридор мог преодолеваться не с севера, а с юга, или — во встречном направлении.

Прибрежно-островная модель в качестве исходного района также предполагает северо-восток Азии, но с движением не по внутренней части, а по южной кромке Берингии с выходом на тихоокеанское побережье Аляски, Британской Колумбии и далее — Калифорнии, Мексики и Южной Америки. Привлекательность этой модели в большей комфортности (отсутствие оледенения, разнообразие ресурсов, температурные параметры) для мигрантов (Табарев, 2003; Dixon, 1999; Erlandson et al., 2002; Fladmark, 1979). Однако фактических следов этого процесса — стоянок древнее 11 тыс.л.н. на побережье или свидетельств использования водного транспорта в это время — в Северной Америке пока не выявлено.

Это может быть, в первую очередь, связано с мощной трансгрессией уровня Мирового океана в постледниковье. Тем не менее, целый ряд финальноплейстоценовых (11,5 — 10,5 тыс.л.н.) памятников в прибрежной части Эквадора (культура Лас-Вегас), Перу (Кебрада Хагуай), Чили (Монте Верде) явно связан с использованием акватических ресурсов (Табарев, 2002, 2006).

Увеличение числа ранних памятников на тихоокеанском побережье Южной Америки даже позволило ряду исследователей предложить т.н. южнотихоокеанскую версию — заселение через южную часть Тихого океана из Австралии. Никаких реальных археологических подтверждений этой гипотезе пока нет.

Наибольший резонанс среди археологов вызвало появление в конце 1990-х гг. атлантической (солютрейской) модели. Ее авторы — американские археологи Д. Стэнфорд и Б. Брэдли эффектно (статьи, интервью, лекции, фильмы) презентировали широкой публике версию о том, что носители солютрейской культуры на ее позднем этапе (18-17 тыс.л.н.) могли из прибрежных районов Иберийского полуострова мигрировать в Северную Америку вдоль кромки Гренландского ледника (Bradley, Stanford, 2004). По мнению авторов гипотезы, финальнопалеолитические каменные индустрии северо-восточной Азии не обнаруживают никакого технологического сходства с индустриями палеоиндейцев (в Сибири — микропластины, а в Северной Америке — бифасиальные наконечники), тогда как изготовление тонкоретушированных наконечников у солютрейцев практически аналогично технологии изготовления наконечников с желобком у носителей культуры кловис (Not from Siberia but from Iberia!).

Гипотеза разделила специалистов на два лагеря, и скептики активно критикуют Д. Стэнфорда и Б. Брэдли за «умозрительность» и «поверхностность» представленной модели (Straus, 2000). К чести авторов атлантической версии отметим, что они вполне успешно выдерживают удар, методично отвечают на вопросы и скрупулезно наращивают свою аргументацию (Bradley, Stanford, 2006).

Наиболее существенным (если не единственным) возражением против данной гипотезы является большой хронологический разрыв между самыми древними датировками культуры кловис (11, 5 тыс.л.н.) и самыми «молодыми» датами по солютре (около 17 тыс.л.н.). В то же время, именно на восточном побережье Северной Америки известно наибольшее число т.н. «пре-кловисных» памятников (Мидоукрофт, Кактус Хилл и др.), возраст которых по радиоуглероду 19-16 тыс.л.н. Эти даты вызывают полемику, стратиграфическая ситуация на памятниках неоднозначна, но число таких памятников неуклонно растет. Момент перехода количества в качество близок. По нашему убеждению, есть все основания внимательно следить за дальнейшим развитием атлантической модели и не впадать сразу в категоричное отрицание.

С другой стороны, было бы грустно ограничиться лишь ролью наблюдателей в этой интереснейшей проблеме. она в не меньшей степени актуальна для отечественной (сибирской, в первую очередь) археологии, чем для североамериканской. К сожалению, после пика публикаций и информации, сопровождавшей совместные советско-американские исследования на Алеутских островах (Табарев, 2008; Okladnikov, 1979) в середине 1970-х гг., принципиально нового прорыва в этом направлении в последующие годы не наблюдалось. Количество статей по данной тематике существенно сократилось, а монографические исследования вообще единичны (Березкин, 2007; Васильев, 2004).

Традиционный интерес американских специалистов к территориям Чукотки, Камчатки и Якутии как возможных районов для поиска истоков ранних миграций через Берингию в последние десятилетия в должной мере не удовлетворялся, бесспорных стоянок древнее 12-11 тыс.л.н. в последние годы там так и не было обнаружено. отсюда и скепсис ряда североамериканских коллег относительно самой перспективы позднеплейстоценовых связей Азии и Америки (Bradley, Stanford, 2004; Seonbuk, Clark, 1985).

Вместе с тем, еще в 1970-1980-х гг. именно сибирские археологи (А.П. Окладников, А.П. Деревянко, Р.С. Васильевский) неоднократно указывали в своих работах на то, что географическая зона поиска корней ранних миграций в Новый Свет значительно шире, она включает в себя не только Крайний Северо- Восток Азии, но и Дальний Восток (Приамурье, Приморье, Сахалин, Японский архипелаг).

В этой связи, по нашему мнению, особый интерес представляют такие районы, как Хоккайдо, север Хонсю и юг Сахалина. Именно там известно значительное число памятников с развитой каменной индустрией, широчайшим орудийным диапазоном, следы сезонных поселений и крупных жилищ, источники обсидиана. В период постледниковья (17-14 тыс.л.н.) на этих территориях развивались самобытные культуры охотников-рыболовов, шел интенсивный обмен сырьем и технологиями, активное освоение островной части и акватории океана в широтном и меридиональном направлениях.

Не менее интересен и вопрос об истоках самих дальневосточных культур. Судя по последним археологическим находкам в Северной Монголии (стратифицированные памятники Толбор-4, Толбор-15) мощные индустрии пластинчатого типа существовали там уже около 40-38 тыс.л.н. (Derevianko et al., 2007). Именно этот очаг мог стать источником периодических технологических импульсов в районы Среднего Амура, а оттуда на Нижний Амур, в Приморье и на островную часть (Gillam, Tabarev, 2006).

Именно островная часть в таком случае оказывается конечной точкой серии таких импульсов (пластинчатая техника, микропластинчатая техника, ранняя керамика) и благодаря благоприятным климатическим условиям, а также исключительно богатой сырьевой базе районом формирования культур с высочайшим уровнем приморской адаптации и потенциальными возможностями для дальних миграций. Таким образом, прибрежно-островная модель заселения Америки в лице дальневосточной версии обретает более конкретную «стартовую площадку».

Естественно, что дальневосточная версия нуждается в детализации, всесторонней аргументации и наполнении фактическим материалом (палеогеографическими данными, технологическими реконструкциями, анализом новейших археологических материалов), но само ее выдвижение по сравнению с берингийской или солютрейской моделями абсолютно корректно.

Литература

Березкин Ю.Е. Мифы заселяют Америку. — М.: ОГИ, 2007. — 360 с.

Васильев С.А. Древнейшие культуры Северной Америки. — СПб.: Петербургское востоковедение, 2004. — 144 с.

Гнесь А.А., Табарев А.В. Последние сибиряки — первые американцы: к дискуссии о первоначальном заселении Нового Света // Российско-американские связи: схожие проблемы — различные взгляды. — СПб.: Академический проект, — С.9-16.

Табарев А.В. Древнейшие памятники тихоокеанского побережья Южной Америки: истоки приморской адаптации // Проблемы археологии, этнографии, антропологии Сибири и сопредельных территорий: Материалы итоговой годовой сессии в ИАЭТ СО РАН.— Новосибирск, 2002.- С.203-206.

Табарев А.В. Водный транспорт в древнейших культурах маргинальной Пасифики // Проблемы археологии и палеоэкологии Северной, Восточной и Центральной Азии: Материалы междунар. конф. «Из века в век».- Владивосток, — С. 453-456.

Табарев А.В., Стрикалов И.Ю. Древняя Берингия // Сибирь. Атлас Азиатской России. — Новосибирск; М.: Изд-во Феория, 2007. — С.388-389.

Табарев А.В. Академик А.П. Окладников и отечественная американистика // Окно в неведомый мир. — Новосибирск: Изд-во ИАЭТ СОРАН, 2008. — С.87-90.

Табарев А.В. Введение в археологию Южной Америки. Анды и тихоокеанское побережье: Учеб. пособие. — Новосибирск: Изд-во «Сибирская научная книга», 2006. — 244 с.

Bradley B., Stanford D. The North Atlantic Ice-Edge Corridor: a Possible Paleolithic Route to the New World // World Archaeology. — 2004. — Vol.36 (4). — P.459-478.

Bradley B., Stanford D. The Solutrean-Clovis Connection: Reply to Staraus, Meltzer and Goebel // World Archaeology. — 2006. — Vol.38 (4). — P.704-714.

Derevianko A.P. et al. The Technology of Early Upper Paleolithic Lithic Reduction in Northern Mongolia: The Tolbor-4 Site // Archaeology, Ethnology and Anthropology of Eurasia. — 2007. — N.1 (29). — P.16-38.

Dixon E.J. Bones, Boats and Bison: Archaeology of the First Colonization of Western North America. — Albuquerque, NM: University of Mew Mexico Press, 1999. — 322 p.

Gillam J.C., Tabarev A.V. Geographic Information Systems and Predictive Modeling: Prospects for Far East Archaeology // Archaeological Education of the Japanese Fundamental Culture in East Asia. — 21 COE Program Archaeology Series. 2006. — Vol. 7. — P.63-72.

Erlandson et al. Anatomically Modern Humans, Maritime Voyaging, and the Pleistocene Colonization of the Americas // The First Americans: The Pleistocene Colonization of the New World. — Ed by N. Jablonski. San Francisco, CA, 2002. — Memoirs of the California Academy of Sciences. — V. 27. — P.59-92.

Fladmark K.R. Routes: Alternate Migration Corridor for Early Man in North America // American Antiquity. — 1979. — Vol. 44. — P.55-69.

Okladnikov A.P. The Ancient Bridge // The Alaska Journal. — 1979. — Vol.9 (4). — P.42-45.

Straus L.G. Solutrean Settlement of North America? A Review of Reality // American Antiquity. — 2000. — Vol.65. — P.219-26.

Vasil’ev S.A. Asia-America: The Oldest Alaskan Assemblages Variability //The Current Issues of Paleolithic Studies in Asia. — Novosibirsk: Institute of Archaeology and Ethnography, 2008. — P.159-164.

Yi Seonbok, Clark G.A. The «Dyktai Culture» and New World Origins // Current Anthropology. — 1985. — Vol. 26. — N.1. — P.1-20.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме А.В. Табарев Институт археологии и этнографии СО РАН, г. Новосибирск, Россия СЕВЕРО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ И ЗАСЕЛЕНИЕ АМЕРИКАНСКОГО КОНТИНЕНТА: СОВРЕМЕННОЕ состояние проблемы и новые подходы:

  1. П.В. Мартынов Институт археологии и этнографии СО РАН, г. Новосибирск, Россия НЕОЛИТ ТИБЕТА: ОСОБЕННОСТИ ГЕНЕЗИСА И ЭВОЛЮЦИИ КУЛЬТУР
  2. Н.Н.Крадин Институт истории, археологии и этнографии ДВО РАН, г.Владивосток, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРы, ЭТНИЧЕСКИЕ общности и проблема границы
  3. А.А. Кубан Институт археологии и этнографии, г. Новосибирск, Россия ПРЕСТИЖНЫЕ ТЕХНОЛОГИИ И СОЦИАЛЬНАЯ СТРУКТУРА ДРЕВНИХ СООБЩЕСТВ СЕВЕРНОЙ АЗИИ И ТИХООКЕАНСКОГО БАССЕЙНА
  4. Н.А. Клюев, Я.Е. Пискарева Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, Владивосток, Россия ОТКРЫТИЕ РИТУАЛЬНОГО КОМПЛЕКСА РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКА В ПРИМОРЬЕ
  5. А.В. Гарковик Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН, г. Владивосток, Россия НЕУТИЛИТАРНЫЕ АРТЕФАКТЫ В КОМПЛЕКСАХ ПОЗДНЕГО НЕОЛИТА — РАННЕГО ПАЛЕОМЕТАЛЛА ПРИМОРЬЯ И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РЕКОНСТРУКЦИИ ДРЕВНИХ СОЦИУМОВ
  6. д.А. Иванова Новосибирский государственный педагогический университет, г.Новосибирск, Россия ЭВОЛЮЦИЯ социальной структуры в эпоху дземон по данным археологии
  7. С.А. Федосеева Центр арктической археологии и палеоэкологии человека АНРС(Я), г. Якутск, Россия БИОКУЛЬТУРНАЯ АдАПТАЦИЯ ЧЕЛОВЕКА к экстремально холодным УСЛОВИЯМ СЕВЕРО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ
  8. Б.Б. дашибалов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, г.Улан-Удэ, Россия КУЛЬТУРА ХОРИ (КУРыКАН) И ХУННУ: К ВОПРОСУ О дунхусских корнях
  9. О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ
  10. С.В.Данилов Институт монголоведения, буддологии и тибетологии СО РАН, г.Улан-Удэ, Россия СТАЦИОНАРНЫЕ ГОРОДИЩА И ПОСЕЛЕНИЯ ХУННУ (К ВОПРОСУ О ТИПОЛОГИИ ПОСЕЛЕНЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ)
  11. А. Л. Журавлев1, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. Психология человека в современном мире. Том 6. Духовно-нравственное становление человека в современном российском обществе. Проблема индивидуальности в трудах отечественных психологов (Материалы Всероссийской юбилейной научной конференции, посвященной 120-летию со дня рождения С.Л. Рубинштейна, 15-16 октября 2009 г.) / Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т.А. Ребеко. - М.: Изд-во «Институт психологии РАН»,2009. - 412 с., 2009
  12. Г.В.Туркин Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия. КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИОЛЬХОНЬЕ В ТЕЧЕНИЕПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО - РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
  13. 1.2. Анализ современного состояния камнедобычи и камнеобработки на Северо-Западе СССР