<<
>>

А.А. Тишкин, В.В. Горбунов, Н.Н. Серегин Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ЗЕРКАЛА КАК ПОКАЗАТЕЛИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР АЛТАЯ ПОЗДНЕЙ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (ХРОНОЛОГИЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ КОНТАКТЫ)1

При характеристике любой культуры человеческого прошлого важными источниками являются свидетельства материального производства, сохранившиеся в археологических памятниках. Комплексное изучение обнаруженных предметов позволяет реконструировать многие стороны системы жизнеобеспечения, а также решать ряд общих и частных проблем.
Среди вещей, зафиксированных в курганах Алтая поздней древности и средневековья, особое внимание исследователей привлекают металлические зеркала. Анализ таких находок нередко становится основой для заключений, связанных с определением хронологии раскопанных объектов и реконструкцией процессов этнокультурного взаимодействия. Кроме этого рассматриваются и другие актуальные аспекты.

считается, что традиция изготовления и использования металлических зеркал на территории Южной Сибири уже фиксируется во 2-й половине II тыс. до н.э. (Лубо-Лесниченко, 1975: 8; Худяков, 1998: 135 и др.). На территории Горного Алтая памятников, достоверно относящихся к этому времени, практически не известно и интересующих нас изделий на сегодняшний день не обнаружено. В степных и лесостепных районах рассматриваемой историко-культурной области единичные и своеобразные экземпляры найдены лишь при исследовании отдельных комплексов, которые датированы периодом поздней бронзы (Членова, 1994: 21-22, рис. 5.-1; Кирюшин, Папин, Позднякова, Шамшин, 2004: 81, рис. 7.-1; Алтай., 2009, рис. 19). В значительном количестве металлические зеркала представлены на Среднем Енисее в материалах карасукской культуры поздней бронзы (Варенов, 1985: 168; Поляков, 2008: 80 и др.). С раннескифского времени на Алтае такие изделия прочно заняли свое место среди сопроводительного погребального инвентаря (Кирюшин, Тишкин, 1997).

Определенные итоги изучения обозначенной категории предметов из археологических памятников Алтая, а также в виде случайных находок нашли отражение в разделах монографий, в отдельных аналитических статьях, в многочисленных материалах и сообщениях публикационного характера.

Несомненная значимость металлических зеркал определяет актуальность научных работ разного уровня. В настоящей работе рассмотрим интересующие нас изделия в качестве хронологических маркеров и показателей этнокультурных контактов населения Горного и Лесостепного Алтая поздней древности и средневековья. Подчеркнем, что затронутые вопросы требуют дальнейшего и целенаправленного изучения. Некоторые стороны обозначенной темы авторами ранее рас-

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта «Комплексное изучение предметов торевтики для реконструкции этногенетических и социокультурных процессов на территории Южной Сибири в древности и средневековье» (№08-01- 00355а).

сматривались, а обозначенные еще предстоит попытаться комплексно решить (Кирюшин, тишкин, 1997: 87-89; тишкин, 2006а-б, 2008; тишкин, Хаврин, 2006; тишкин, Горбунов, 2006; Серегин, 2007, 2008; тишкин, Горбунов, Серегин, 2008 и др.).

При интерпретации материалов археологических объектов одним из ключевых моментов становится их датировка. Проблема определения хронологии металлических зеркал из памятников Алтая рассматривалась неоднократно. Наиболее подробно представлены результаты, связанные с изучением изделий скифо-сакского времени. Самыми ранними по совокупности показателей считаются дисковидные зеркала с петлей в центре, а также экземпляры с бортиком по краю (Грязнов, 1947; Кирюшин, тишкин, 1997: 88-89; Могильников, 1997: 81; Кузнецова, 2002: 39; Кирюшин, Степанова, 2004: 80). Массовое распространение таких вещей на Алтае в аржано-майэмирское время, по всей видимости, может датироваться VII в. до н.э. (тишкин, 2007: рис. 7). Не стоит исключать появление отдельных экземпляров немного раньше. Исчезновение зеркал с бортиком произошло к V в. до н.э. (Кирюшин, тишкин, 1997: 89). По поводу оформления традиции отливать изделия ранних типов высказан ряд соображений (Скудно- ва, 1962; Лубо-Лесниченко, 1975; Варенов, 1985; и мн. др.). Однако окончательно этот вопрос пока не решен.

В рассмотрении данной проблемы необходимо использовать естественно-научные методы. Важным направлением должно стать определение химического состава и металлографический анализ сплавов.

В следующий отрезок скифо-сакского времени металлические зеркала являлись одной из наиболее распространенных категорий сопроводительного инвентаря у населения Алтая. Массовый характер находок определил необходимость их систематизации, что способствовало появлению целого ряда таксономических схем разного уровня (Кубарев, 1987, 1992; Суразаков, 1989; Худяков, 2001 и др.). Авторы подобных построений, рассматривали материалы из памятников Горного Алтая. Описание имеющихся классификаций металлических зеркал приведено в монографии Ю.Ф. Кирюшина и Н.Ф. Степановой (2004: 76-85), предложивших и собственный вариант такого изучения предметов быта. Изделия из памятников степных и лесостепных районов Алтая учтены в работе В.А. Могильникова (1997: 80-87), а также рассматривались при публикации материалов раскопок или случайных находок (Кирюшин, Кунгуров, 1996; Кунгуров, 1999; Кунгуров, Горбунов, 2001; Шульга, 2003; Уманский, Шамшин, Шульга, 2005 и мн. др.).

В ходе изучения зеркал скифо-сакского времени, обнаруженных на территории Алтая и сопредельных регионов, исследователями были учтены многие признаки, что способствовало подробному описанию их, а также выявлению конструктивных элементов и вариаций в оформлении, имеющих датирующее значение. В то же время представляется возможным утверждать, что до сих пор не представлена типологическая схема развития металлических зеркал поздней древности. Поэтому зачастую время бытования находок определяется только по аналогиям из датированных комплексов, а также уточняется на основе анализа других вещей из исследованного памятника.

Во 2-й половине I тыс. до н.э. на территорию Горного и Лесостепного Алтая попадают характерные китайские зеркала (тишкин, 2006а; тишкин, Хаврин, 2006). Это являлось результатом контактов номадов с народами, которые взаимодействовали с оседло-земледельческим населением. такие зеркала, произведенные в ремесленных центрах, могут быть точно датированы и являются, с поправкой на время доставки, достаточно надежными хронологическими маркерами (Филиппова, 2000: 100). Рентгенофлюоресцентный анализ фрагментов зеркал схожего типа из кургана №6 памятника Пазырык, из кургана №61 комплекса Яломан-II (Горный Алтай) и случайной находки из Фирсово-XIV (Верхнее Приобье) показал, что они выполнены из типичного для китайских изделий медно-оловянно-свинцового сплава, который придает металлу твердость, характерный цвет и другие отличительные показатели (Тишкин, Хаврин, 2006). Существование мастерской по производству именно таких изделий датируется 311-222 гг. до н.э. (Bunker, 1991).

Важность находок китайских зеркал как хронологических показателей подтвердилась при рассмотрении материалов Горного Алтая «гунно-сарматского» времени. Интересующие нас изделия зафиксированы при исследовании ряда памятников II в. до н.э. — I в. н.э. (Худяков, 1998; Тишкин, 2006а; Киреев, 2008) и маркируют рамки усть-эдиганского этапа булан-кобинской культуры (тишкин, Горбунов, 2006). К настоящему времени неоднократно осуществлен рентгенофлюоресцентный анализ металла всех фрагментов зеркал из могильника Яломан-II (Тишкин, Хаврин, 2006), в результате чего было подтверждено их китайское производство. Комплексная датировка памятника уверенно определяет нижнюю границу раннего этапа указанной культуры и в определенной мере указывает на время прекращения существования пазырыкской общности. Не менее важен факт выявления на памятнике Яломан-II случая «подделки» целого зеркала под китайский образец (Тишкин, Хаврин, 2006: 83), который датируется II — концом I в. до н.э. (Масумото, 1993:251). По всей видимости, копия импортного изделия обнаружена и на могильнике Усть-Эдиган (Худяков, 1998: 137-138, рис. 5.-7), но в данном случае изучение состава сплава находки не осуществлялось.

развитие торговых и политических контактов номадов с оседлоземледельческими центрами происходило в период раннего средневековья. середина I тыс. н.э. в истории центрально-азиатского региона связана с бурными политическими и этнокультурными процессами. Памятники данного времени в Лесостепном Алтае относятся к одинцовской культуре (Казаков, 1996). Следует отметить, что многие материалы не введены в научный оборот. нам известно только одно металлическое зеркало, относящееся к этому периоду. Часть изделия зафиксирована в ходе раскопок на комплексе Ближние Елбаны-XVI могилы 9, датированной V-VII вв. (Абдулганеев, Горбунов, Казаков, 1995: рис. 2.-8). изучение его пока не предпринималось.

Представительная серия металлических зеркал обнаружена в ходе раскопок комплексов сросткинской культуры степных, лесостепных и предгорных районов Алтая. Изделия найдены в памятниках, относящихся к грязновскому (2-я половина IX — 1-я половина X в.) и шадринцевскому (2 половина X — 1-я половина XI в.) этапам существования данной общности. В это время происходило завершение консолидации общества номадов и расширение территории, занимаемой сросткинским объединением (Неверов, Горбунов, 2001). Большинство зеркал (14 экз.) обнаружено в погребениях. Известны две случайные находки (Белоусов, 2000: рис. 2.-1; Тишкин, 2008). Почти все изделия, за единственным пока исключением (Горбунов, 1992: рис. 3), представлены фрагментами. Данное обстоятельство, с одной стороны, связано с их переиспользованием и длительным бытованием (Тишкин, 2008: 79), а, с другой стороны, может свидетельствовать о сложности получения предметов импорта с отдаленных территорий. Нельзя также исключать вероятность намеренного фрагментирования предметов, обусловленного особенностями ритуальной практики (Серегин, 2007: 116— 117). Изучение химического состава сплава части зеркал позволяет утверждать, что изделия произведены по единой технологии, характерной для средневековых ремесленных центров Китая (Тишкин, 2008: 81). Рассматриваемая группа находок демонстрирует одно из направлений контактов номадов на периферии кочевых империй Центрально-Азиатского региона. Упомянем также о серии зеркал, обнаруженных на могильнике Осинки в Алтайском крае. Интересующие нас находки происходят из погребений, отнесенных автором раскопок к XI началу XIII в. и представляют экземпляры, которые «.являются репликами с китайских зеркал, имеющими различное происхождение» (Савинов, новиков, Росляков, 2008: 26, рис. 10). Судя по инвентарю и ориентации погребенных, часть могил с зеркалами можно отнести к Х!-ХП вв., а другую — к ХШ-ХРУ вв.

Более тесные экономические и политические связи с Китаем отмечены у кочевников тюркской культуры Алтая. В ходе раскопок памятников указанной общности зафиксировано значительное количество изделий, произведенных в ремесленных центрах оседлых земледельцев (Серегин, 2008а). По сравнению с находками зеркал из курганов сросткинской культуры, имеется больше целых экземпляров. В погребениях тюрок Горного Алтая на сегодняшний день обнаружено шесть таких изделий, еще пять зеркал представлены фрагментами. В большинстве случаев импортное происхождение находок определялось по внешним признакам, важность учета которых отражает начальный этап исследований. Анализ состава сплава двух зеркал из могильника Шибе-2 подтвердил китайское происхождение не совсем качественно исполненных изделий (Тишкин, 2008: 81).

небольшая серия металлических зеркал обнаружена в памятниках Горного и Лесостепного Алтая монгольского времени (Тишкин, 2006б). Находки датируются ХШ-ХРУ вв. Уточнение хронологии изделий возможно за счет привлечения широкого круга аналогий из комплексов золотоордынского времени Поволжья, Урала, Казахстана, Тянь-Шаня, а также датированных экземпляров из Китая.

Изучение зеркал из памятников номадов поздней древности и средневековья позволяет фиксировать интенсивные или опосредованные отношения не только с Китаем, но и с населением других регионов. обратим внимание на то, что интересующие нас изделия из памятников бийкенской, майэмирской и па- зыркской культур являлись «общескифской» категорией вещей (Кирюшин, Степанова, 2004, с. 76) и были широко распространены. Поэтому аналогии обнаруженным зеркалам находим на значительных территориях. Активными были контакты номадов в рамках Саяно-Алтайского региона. Кроме того, встречающиеся на Алтае в скифский период типы зеркал и особенности их художественного оформления распространены в Монголии, Забайкалье, Средней Азии, Казахстане, а также фиксируются и в более отдаленных районах (Кузнецова, 2002). Пристальное внимание уделялось изучению «индийских» зеркал-погремушек и экземпляров, условно обозначаемых как их упрощенные варианты. Анализ имеющихся материалов и учет опыта других исследователей позволили установить хронологию бытования подобных находок в рамках рубежа VI-V — IV вв.

до н.э. (Шульга, 2003: с 92; Уманский, Шамшин, Шульга, 2005: с 31).

Еще предстоит отдельно рассмотреть вопрос об использовании на Алтае в хуннуское время зеркал, происхождение которых связано с «сарматским» миром (Худяков, 1998: с 138; Тишкин, Хаврин, 2006: с 84). Факты влияния культур этого круга уже продемонстрированы (Тишкин, Горбунов, 2006). Следует указать на мнение А.М. Хазанова (2008) о том, что сарматские племена предприняли движение не только на запад, но и на восток.

Во многих случаях точное установление места производства зеркал возможно только на основе изучения состава сплава находок. Необходимость проведения подобных исследований применительно к изделиям различных хронологических периодов неоднократно подчеркивалась в научной литературе (Могильников, 1997: 86; Кузнецова, 2002: 17-18 (и др.), в том числе и авторами настоящей статьи (Тишкин, Хаврин, 2006; Серегин, 2008а).

Итак, несмотря на значительное количество работ по рассматриваемой в публикации тематике, многие вопросы остаются открытыми. Их решение должно быть основано на применении комплексного и междисциплинарного подходов, включающих целый ряд исследовательских процедур. в первую очередь, необходимо всестороннее рассмотрение морфологии находок и построение типологической схемы на основе классификационных построений. не менее важным этапом работы является изучение стилистических особенностей изделий. Значительный объем информации будет получен в ходе интерпретации результатов анализа состава металла зеркал. Отдельным направлением исследований при изучении металлических зеркал можно считать рассмотрение места данных изделий в духовной культуре номадов поздней древности и средневековья. Имеются многочисленные свидетельства, позволяющие сделать ряд интересных наблюдений по поводу социальной значимости зеркал в обществах кочевников Алтая. Большое значение имеет рассмотрение вопросов, связанных с определением роли подобных находок в комплексе мировоззренческих представлений номадов. Раскрытие основных аспектов в рамках данной тематики предполагается осуществить в рамках специальной работы.

Литература

Абдулганеев М.Т., Горбунов В.В., Казаков А.А. Новые могильники второй половины I тысячелетия н.э. в урочище Ближние Елбаны // Военное дело и средневековая археология Центральной Азии. — Кемерово: КемГУ 1995. С. 243-252.

Алтай в системе металлургических провинций энеолита и бронзового века / С.П. Грушин, Д.В., Папин, О.А. Позднякова и др. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, — 160 с.: ил. + вкл.

Белоусов Р.В. Новые находки с урочища Руздумье // Сохранение и изучение культурно наследия Алтая. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2000. — Вып. XI. С. 191-194.

Варенов А.В. древнейшие зеркала Китая, отражающие этнокультурные контакты // Проблемы древних культур Сибири. — Новосибирск: Наука, 1985. С. 163-172.

Горбунов В.В. Погребение IX-X вв. на р. Чумыш // Проблемы сохранения, использования и изучения памятников археологии Алтая. — Горно-Алтайск: Б.и., 1992. — С. 86-87.

Казаков А.А. Одинцовская культура Барнаульско-Бийского Приобья: Ав- тореф. дис. ... канд. ист. наук. — Барнаул, 1996. — 19 с.

Киреев С.М. Китайское зеркало из могильника булан-кобинской культуры Чендек (Горный Алтай) // Древние и средневековые кочевники Центральной Азии. — Барнаул: Азбука, 2008. — С. 50-53.

Кирюшин Ю.Ф., Кунгуров А.Л. Могильник раннего железного века Староалейка-II // Погребальный обряд древних племен Алтая. — Барнаул: Изд- во Алт. ун-та, 1996. — С. 115-134.

Кирюшин Ю.Ф., Папин Д.В., Позднякова О.А., Шамшин А.Б. Погребальный обряд древнего населения Кулундинской степи // Аридная зона юга Западной Сибири в эпоху бронзы. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2004. — С. 62-85.

Кирюшин Ю.Ф., Степанова Н.Ф. Скифская эпоха Горного Алтая. Часть III: Погребальные комплексы скифского времени Средней Катуни. — Барнаул: Изд- во Алт. ун-та, 2004. — 292 с.

Кирюшин Ю.Ф., Тишкин А.А. Скифская эпоха Горного Алтая. Ч. I: Культура населения в раннескифское время. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1997. — 232 с.

Кубарев В.Д. Курганы Сайлюгема. — Новосибирск: Наука, 1992. — 220 с.

Кубарев В.Д. Курганы Уландрыка. — Новосибирск. Наука, 1987. — 302 с.

Кузнецова Т.М. Зеркала Скифии VI-III века до н.э. М.: — Индрик, 2002. Т. 1. — 352 с.

Кунгуров А.Л. Погребальный комплекс раннескифского времени МГК-I в Приобье // Итоги изучения скифской эпохи Алтая и сопредельных территорий. Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1999. — С. 92-98.

Кунгуров А.Л., Горбунов В.В. Случайные археологические находки с верхнего Чумыша (по материалам музея с. Победа) // Проблемы изучения древней и средневековой истории. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2001. — С. 111-126.

Лубо-Лесниченко Е.И. Привозные зеркала Минусинской котловины. — М.: Наука, 1975. — 155 с.

Масумото Т. о бронзовых зеркалах, случайно обнаруженных на Алтае // охрана и изучение культурного наследия Алтая. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 1993. — Ч. II. — С. 248-251.

Могильников В.А. Население Верхнего Приобья в середине-второй половине I тыс. до н.э. — М.: ИА РАН, 1997. — 195 с.

Неверов С.В., Горбунов В.В. Сросткинская культура (периодизация, ареал, компоненты) // Пространство культуры в археолого-этнографическом измерении. Западная Сибирь и сопредельные территории. — Томск: Изд-во Том. ун-та, 2001. — С. 176-178.

Поляков А.В. Хронология и локализация некоторых типов украшений (по материалам погребений карасукской культуры) // древние и средневековые кочевники центральной Азии. — Барнаул: Азбука, 2008. — С. 79-82.

Савинов Д.Г., Новиков А.В., Росляков С.Г. Верхнее Приобье на рубеже веков (басандайская культура). — Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии Со рАН, 2008. — 424 с.

Серегин Н.Н. Металлические зеркала в погребениях раннесредневековых кочевников северо-западных районов Центральной Азии // Изучение историкокультурного наследия народов Южной Сибири. — Горно-Алтайск: АКИН, 2007. Вып. 5. — С. 115-121.

Серегин Н.Н. Китайские изделия как хронологический показатель при датировке памятников тюркской культуры // Этнокультурная история Евразии: современные исследования и опыт реконструкций. — Барнаул: Азбука, 2008а. С. 177-179.

Серегин Н.Н. Комплексное изучение металлических зеркал из раннесредневековых памятников кочевников Южной Сибири // Культуры и народы Северной Азии и сопредельных территорий в контексте междисциплинарного изучения. — Томск: Том. гос. ун-т, 2008б. — Вып. 2. — С. 197-205.

Скуднова В.М. Скифские зеркала из архаичного некрополя Ольвии // Труды Государственного Эрмитажа. — Л., 1962. — Т. VII. — С. 5-27.

Суразаков А.С. Горный Алтай и его северные предгорья в эпоху раннего железа. Проблемы хронологии и культурного разграничения. — Горно-Алтайск: Горно-Алт. отд-е Алт. кн. изд-ва, 1989. — 216 с.

Тишкин А.А. Китайские зеркала из памятников ранних кочевников Алтая // Россия и АТР. — 2006а. — №4. — С. 111-115.

Тишкин А.А. Металлические зеркала монгольского времени на Алтае и некоторые результаты их изучения // Город и степь в контактной евро-азиатской зоне. — М.: Нумизматическая литература, 2006б. — С. 191-193.

Тишкин А.А. Этапы развития бийкенской культуры Алтая // Теория и практика археологических исследований. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2007. Вып. 3. — С. 146-158.

Тишкин А.А. Зеркала раннего средневековья на Алтае и результаты их рентгенофлюоресцентного анализа // Время и культура в археолого-этнографических исследованиях древних и современных обществ Западной Сибири и сопредельных территорий: проблемы интерпретации и реконструкции. — Томск: Аграф- Пресс, 2008. — С. 78-81.

Тишкин А.А., Горбунов В.В. Горный Алтай в хуннуское время: культурнохронологический анализ археологических материалов // Рос. археология. — — №3. — С. 31-40.

Тишкин А.А., Горбунов В.В., Серегин Н.Н. Металлические зеркала в коллекциях Музея археологии и этнографии Алтая АлтГУ // Древние и средневековые кочевники центральной Азии. — Барнаул: Азбука, 2008. — С. 100-103.

Тишкин А.А., Хаврин С.В. Использование рентгенофлюоресцентного анализа в археологических исследованиях // Теория и практика археологических исследований. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2006. — Вып. 2. — С. 74-86.

Уманский А.П., Шамшин А.Б., Шульга П.И. Могильник скифского времени Рогозиха-! на левобережье Оби. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2005. — 204 с.

Филиппова И.В. Китайские зеркала из памятников хунну // Археология, этнография и антропология Евразии. — 2000. — №4. — С. 100-108.

Хазанов А.М. Очерки военного дела сарматов. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008. 294 с.: ил (Сер. «Номадика»).

Худяков Ю.С. Зеркала из могильника Усть-Эдиган // Древности Алтая: Известия лаборатории археологии. — Горно-Алтайск: Изд-во ГАГУ, 1998. — №3. С. 135-143.

Худяков Ю.С. Бронзовые зеркала пазырыкской культуры в долине р. Эди- ган в Горном Алтае // Древности Алтая: Известия лаборатории археологии. — Горно-Алтайск: Изд-во ГАГУ, 2001. — №7. — С. 94-102.

Членова Н.Л. Памятники конца эпохи бронзы в Западной Сибири. — М.:

ИА РАН, 1994. — 170 с.

Шульга П.И. Могильник скифского времени Локоть-4а. — Барнаул: Изд-во Алт. ун-та, 2003. — 204 с.

Bunker E.C. The Chinese artifacts among the Pazyryk finds // Source. Notes the History of Art. New York: Ars Brevis Foundation Inc., — 1991. — Vol. X, №4. — P. 20-29 + Fig. 17-25.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме А.А. Тишкин, В.В. Горбунов, Н.Н. Серегин Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия МЕТАЛЛИЧЕСКИЕ ЗЕРКАЛА КАК ПОКАЗАТЕЛИ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КУЛЬТУР АЛТАЯ ПОЗДНЕЙ ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (ХРОНОЛОГИЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНЫЕ КОНТАКТЫ)1:

  1. Н.Н. Серегин Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия ПРОБЛЕМА ВыдЕЛЕНИЯ ЛОКАЛЬНЫХ ВАРИАНТОВ тюркской культуры саяно-алтая
  2. П.К. Дашковский, И.А. Усова Алтайский государственный университет, г. Барнаул, Россия РЕКОНСТРУКЦИЯ ЖЕНСКОГО ГОЛОВНОГО УБОРА ИЗ МОГИЛЬНИКА ПАЗЫРЫКСКОЙ КУЛЬТУРЫ ХАНКАРИНСКИЙ ДОЛ
  3. П.К. Дашковский Алтайский государственный университет, г.Барнаул, Россия НАЧАЛЬНЫЙ ЭТАП ФОРМИРОВАНИЯ РЕЛИГИОЗНОЙ ЭЛИТЫ У КОЧЕВНИКОВ ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ: К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ
  4. Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ
  5. Д. Эрдэнэбаатар, А.А. Ковалев Улан-Баторский государственный университет, г. Улан-Батор, Монголия Санкт-Петербургский государственный университет, г. С.-Петербург, Россия АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ КУЛЬТУРЫ МОНГОЛИИ В БРОНЗОВОМ ВЕКЕ
  6. Е.М.данченко Омский государственный педагогический университет, Г. Омск, Россия. ОБ АРХЕОЛОГИЧЕСКОЙ КУЛЬТУРЕ
  7. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  8. С.А. Васютин Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия СОЦИАЛЬНАЯ АТРИБУТИКА ТЮРКСКОГО «МУЖА-ВОИНА» ПО АРХЕОЛОГИЧЕСКИМ ИСТОЧНИКАМ
  9. А.М. Коростелев Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия ХРОНОЛОГИЯ И типология изделий, выполненных в зверином стиле, С ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ
  10. С.А. Васютин, А.С. Васютин Кемеровский государственный университет, г. Кемерово, Россия состав оружия как маркер ВОЕННО-СОЦИАЛЬНОЙ ИЕРАРХИИ (по материалам погребений с кремациями верхнеобской культуры)
  11. В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ
  12. Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ
  13. А.д. Цыбиктаров Бурятский государственный университет, г. Улан-Удэ, Россия ХЭНТЭЙСКАЯ КУЛЬТУРА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРА ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ
  14. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  15. А.М. Илюшин г. Кемерово, Россия погребальный обряд как символический ЯЗыК КУЛЬТУРы СРЕдНЕВЕКОВОГО НАСЕЛЕНИЯ кузнецкой котловины
  16. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ
  17. КУЛЬТУРА ДРЕВНОСТИ И СРЕДНЕВЕКОВЬЯ (IX - XVII ВЕКОВ)
  18. ГЛАВА 7 А.Игнатенко Зеркало как составляющая спекулятивной парадигматики в арабо-исламской мысли эпохи средневековья Памяти Хорхе Луиса Борхеса