<<
>>

В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ

Введение

В1997— 1998гг.,всвязи сначаломреставрацииНиколо-Иннокентьевской церкви г. Иркутска в районе железнодорожного вокзала в пределах ее ограды, были предприняты разведочные, затем спасательные археологические изыскания (Белоненко, Ветров, Игумнова и др., 1998).

Как археологический памятник данное местонахождение под названием «Глазковская церковь» известно с 1897 г., когда иркутским краеведом М.П. Овчинниковым там было обнаружено погребение человека вместе с расщепленными клыками кабана, половинкой кольца из белого нефрита и клинками медных ножей (Овчинников, 1904). Найденный им объект явился частью грандиозного разновременного некрополя, известного в настоящее время как могильник «Локомотив».

В раскопах 1997 — 1998 гг., заложенных с северной, южной и западной стороны храма, древних захоронений не обнаружено, но под современным набросом выявлено четыре стратиграфически разделенных слоя, вмещающих культурные остатки от раннего неолита до периода строительства и функционирования церкви. Слой 2 определен как относящийся к эпохе палеометалла.

Материалы

Материалы представлены каменным, керамическим, костяным инвентарем. самой яркой находкой является бронзовая ложечковидная подвеска.

Подвеска состоит из резервуара 0,6х0,5 см, овального в сечении стержня — 3,3 см, круглой плоской петли с диаметром по внешнему краю 1,0 см и квадратного с закругленными углами выступа — навершия 0,1х0,1 см. общая длина изделия — 5,1 см. Верхняя часть навершия, расширяющегося в сторону петли, на протяжении 1,4 см украшена десятью поперечными рубчиками с обеих сторон. При этом рубчики не распространяются на его торцы. отверстие петли бико- ническое (рис.1).

Обсуждение

Ложечковидные подвески являются ярким, хотя и относительно редким явлением в археологии эпохи палеометалла. они нестандартные, различные по размеру и деталям оформления. объединительными элементами является наличие продолговатого резервуара, стержня (часто рифленого), отверстия (петельки) для крепления на конце, лицевым или торцовым; сделаны из бронзы.

География распространения подобных изделий довольно обширна. Подвески в виде ложечки известны в курганах бронзового века ставрополья (Кореневский, романовская, 1989), в Монголии (Волков, 1967; новгородова, 1970), в Хакасско-Минусинской котловине (Липский, 1963; новгородова, 1970; сергеева, 1981). Принимая во внимание срез по правому бортику резервуара ложечки одного из женских погребений Федоровского могильника, А.н. Липский определил ее как «керамическое скребло карасукской женщины» или как керамическое лощило — ложечку, использующуюся долгое время левой рукой.

Ближайшими к иркутской подвеске являются, прежде всего, изделия из Забайкалья, где несколько предметов подобного типа связаны с могильниками дворцовской культуры эпохи палеометалла: Дворцовский, Александровский, Жигуржинка. Памятники культуры расположены в остепненных участках долин рек ингоды, Читы, Шилки, Аргуни (Кириллов и., 1979, 1981, 2004; Молотков, 1979; окладников, Кириллов и., 1980; Кириллов и., Кириллов о., 1985; Кириллов о., 1988; Кириллов и., Ковычев, Кириллов о., 2000; Асеев, 2003).

одно изделие относится к категории случайных находок (Гришин, 1981), группа из трех подвесок обнаружена на Посольской стоянке при впадении Большой речки в Посольский сор озера Байкал (сергеева, Хамзина, 1975; сергеева, 1981; Хамзина, 1982), обломок ложечки с отверстием для подвешивания на конце ручки найден в долине Баргузина (Асеев, 2003) (рис. 2 — 1-20).

Хронология и культурная принадлежность дворцовской культуры, следовательно, и найденных в относящихся к ней погребениях подвесок проблематична. Памятники культуры, первоначально соотнесенные с карасукским временем XII — VIII вв. до н.э. (Кириллов и., 1979, 1981), в дальнейшем были ограничены рамками его каменноложского этапа IX — VII вв. до н.э. (Кириллов о., 1988; Асеев, 2003). Для одного из погребений (№25) могильника Жигуржинка близ Дарасуна, содержащего ложечковидную подвеску с гофрированным узором по краям стержня и рифленым ёлочным орнаментом по его центру с обеих сторон читинскими археологами допускались даты VII — VI вв. до н.э. Более поздний период (VI / V — IV вв. до н.э.) для части погребений был предложен н.Л. Членовой (Кириллов и., Ковычев, Кириллов о., 2000). А это, по мнению


  Рис.1. Ложечковидная подвеска              Рис. 3. Ложечковидная подвеска. Забайкалье

. Иркутск                 (по И.И. Кириллову, О.И. Кириллову, 1985)

большинства исследователей, уже время существования в Забайкалье культуры плиточных могил скифского времени, с которой дворцовские памятники имеют ряд общих черт, в том числе в виде ложечковидных подвесок. По крайней мере, одна из таковых опубликована среди инвентаря плиточных могил (Кириллов И., Кириллов О., 1985) (рис. 3). Такая ситуация не противоречит мнению Н.Л. Членовой (1972, 1992), что памятники дворцовского типа, в целом, несмотря на присутствие в них карасукских элементов, «в лучшем случае» относятся к одному из вариантов культуры плиточных могил, который может соответствовать начальным этапам скифской эпохи.

В этой связи опять же следует остановиться на дискуссии по поводу хронологических рамок культуры плиточных могил, которую в последние годы отразил, проанализировал и развил А.Д. Цыбиктаров (1989, 1998, 1999, 2003). В своих работах автор определил взгляды приверженцев «узкого» варианта датировки культуры, которые соотносят ее в основном со скифо-тагарским периодом VII III вв. до н.э. (Г.И. Боровко, Г.П. Сосновский, С.В. Киселев, Л.Р. Кызласов, Н.Н. Диков, Л.А. Евтюхова, В.В. Волков, М.И. Рижский, И.И. Кириллов, О.И. Кириллов, Н. Сэр-Оджав, В.В. Свинин), и сторонников «широкого» варианта датировки плиточных могил от ранней или развитой бронзы до хуннского времени, т.е. от середины II тыс. до н.э. до II в. до н.э. (А.П. Окладников, Ю.С. Гришин, Д. На- ваан и др.). Выявив «слабые места обоих вариантов и их несоответствие исторической действительности», применив три метода определения хронологических границ, А.Д. Цыбиктаров определил период существования культуры плиточных могил от позднебронзового века до раннескифского времени, т.е. от XIII до VI в. до н.э. В эти же хронологические рамки автор включил и находящиеся в зоне распространения плиточных могил своеобразные памятники дворцовского типа уже «отмененной» им самостоятельной дворцовской культуры с оригинальным выходом из довольно сложной и спорной ситуации: могильники дворцов- ского типа есть одна из разновидностей погребений культуры плиточных могил, принадлежащая знатным «плиточникам» с высоким материальным достатком и социальным рангом, следовательно, плиточные могилы как таковые — рядовым членам общества. При этом, судя по опубликованной «хронологической таблице по периодизации культуры плиточных могил Монголии и Забайкалья», интересующие нас ложечковидные подвески, по крайней мере, некоторые из них, относятся к ее чулутскому этапу и датируются XIII — VIII вв. до н.э.

Нет определенной точки зрения на хронологию дворцовских памятников и их место в схеме развития археологических культур Забайкалья и у Ю.С. Гришина. Считая, что «более надежна их датировка скифо-тагарским и гунно- сарматским временем», автор не исключает появление «известной части» дворцовских погребений (как и плиточных могил) в карасукское время. Вместе с тем, Ю.С. Гришиным акцентируется внимание на то, что «возникновение дворцовских погребений связано с появлением в Восточном Забайкалье где-то в последних веках до нашей эры пришлого населения с юга, образовавшего путем вытеснения и частичного подчинения и ассимиляции прежних племен культуры плиточных могил новую бархотуйскую культуру... при этом захоронения дворцовского типа могут быть наиболее характерными памятниками. Они являются как бы гибридными» (Гришин, 1984: 39).

Наконец, в одной из последних статей И.И. Кириллова (2004) хронологические рамки дворцовской культуры определяются с середины III до середины тыс. до н.э., хотя в подписи под фотографией дворцовского инвентаря приводятся даты Х-Ш вв. до н.э.

Что касается Федоровского могильника в Хакасско-Минусинской котловине, то А.Н. Липский (1963) весь погребальный комплекс относит к карасук- ской эпохе. Н.Л. Членова (1972), считая этот могильник относящимся к лугав- ской культуре, заключает его в соответствующие хронологические рамки XIV/ XIII — XI вв. до н.э. С каменноложским этапом связанно погребение с ложечкой могильника у улуса Федоров в периодизации бронзы Минусинской котловины Г.А. Максименкова (1975). К карасукскому же времени относит значительную серию украшений из музеев Монголии, в том числе «привески-амулеты в виде ложечек», В.В. Волков (1967). Однако, при этом, автор оговаривается, что ручка ложечки из среднегобийского музея украшена фигуркой козла, выполненной в характерной для скифского звериного стиля манере.

Вопросы хронологии ложечковидных подвесок осложняются еще и тем, что некоторые исследователи привлекают для сравнения с ними ложечковидные изделия совершенно другого плана и назначения (Кириллов И., Кириллов О., 1985; Асеев, 2003). Речь идет о широко известных бронзовых, реже железных, ложечковидных застежках поворотного типа для пряжки или наконечниках ремней, встречающихся в погребальных комплексах хуннского времени II — I вв. до н.э. в Южной Сибири и Монголии (Давыдова, 1985; Полосьмак, 1987; Данилов, Коновалов,


17              20

  Рис. 2. Ложечковидные подвески:

   — Могильник у хут. Веселая Роща (по С.Н. Кореневскому, М.А. Романовской, 1989); 2, 3 — Среднегобийский аймак (по В.В. Волкову, 1967); 4 — Федоровский могильник (по А.Н. Липскому, 1963); 5 — ст. Ключи; 6 — ст. Табат, Минусинского района (по Н.Ф. Сергеевой, 1981); 7 — 17 — погребения дворцовского типа (по И.И. Кириллову, О.И. Кириллову, 1985; И.И. Кириллову, Е.В. Ковычеву, О.И. Кириллову, 2000; И.В. Асееву, 2003); 18 — Забайкалье (по Ю.С. Гришину, 1971, 1981); 19 — Посольская стоянка (по Н.Ф. Сергеевой, Е.А. Хамзиной, 1975); 20 — долина р. Баргузин (по И.В. Асееву, 2003)

1988; Коновалов, Цыбиктаров, 1988). Подвески же дворцовской культуры были интерпретированы как накосницы (Кириллов о., 1988). В одном из погребений (№ 10) могильника Жигуржинка они фиксировались на кончике ремешка на левой стороне грудной клетки погребенного «на манер аксельбантов» (Кириллов и., 1979).

Что же касается иркутской подвески, то на данном этапе анализа инвентаря 2-го слоя следует воздержаться от его привлечения для определения ее более или менее точного возраста. слой может быть компрессионным в пределах всей эпохи палеометалла. Все-таки следует отметить присутствие в нем фрагментов керамики с налепными валиками с наискось нанесенными по ним «личиночными» оттисками или же ногтевыми двусторонними вдавлениями. Фрагменты сосудов с подобным орнаментом на соседнем побережье Байкала принято соотносить с рамками скифского времени (Горюнова, Лыхин, 1985; Харинский, 2005). Этим же периодом датируются найденные в слое фрагменты «шнуровой» керамики с треугольными в сечении налепными или выдавленными поясками-валиками, имитирующими валики литых бронзовых сосудов скифского типа. на последний факт в свое время обратил внимание А.П. окладников (1958), рассматривая материалы с островов р. Ангары между иркутском и Байкалом. К этой же серии предметов следует отнести и обломок керамического поддона, аналогии которому также известны на Байкале (свинин, 1966).

Таким образом, в датировке ложечковидных подвесок среди исследователей нет единого мнения, вопрос остается открытым. При этом следует отметить, что серединой всех периодизаций является пограничье между карасукской и скифской эпохами.

Справедливости ради следует добавить, что ложечки с отверстием для подвешивания на конце рукояти отмечены и в памятниках средневековья, разбросанных от Красноярского края (Мандрыка, 1992) до Ладожского озера (Финно- угры и балты..., 1987).

Заключение

Ложечковидные подвески являются лишь одним из элементов культуры, свидетельствующим о тесном взаимодействии племен степных, лесостепных и лесных массивов в эпоху палеометалла. Как в карасукское, так и в скифское время эти связи прослеживаются более отчетливо, о чем свидетельствует, прежде всего, проникновение характерных для южных районов металлических предметов искусства и вооружения, котлов далеко на север. В этой связи для Восточной Сибири заслуживающими внимания следует считать вещи из карсуковского клада: шаровое навершие с шариком внутри, «шумящее» навершие с фигурами лосей в позе «на цыпочках», навершия в виде кошачьих хищников, крюкподве- ску, изображающую «змия» (дракона) с фигурами на его теле кошачьего хищника и хватаемого им лося, и вмещающий эти шедевры котел скифского типа. К этой же группе скифо-сибирского звериного стиля можно отнести «шумящее» навершие в виде козла с р. Илим, фигурки оленей с ангарского острова близ г. Балаганска, бляшку в виде кошачьего хищника с р. Баргузин, шаровое навершие с р. Куды близ поселка Усть-Орда (Бердникова В., Ветров, Лыхин, 1991). Яркими представителями скифо-сибирского мира являются предметы отонконского клада со стилизованными 8-видными головками грифов (Окладников, 1955), «локтайская» бляшка со сценой борьбы тигра или барса с горным козлом с р. Манзурка (Окладников, 1946), 8-видные бляшки со стилизованными головками грифонов и кинжал с навершием из двух полых голов кошачьих хищников из погребения в бухте Курла близ Северобайкальска (Шмыгун, Сергеева, Лыхин, 1981), застежка с изображением свернувшегося в кольцо хищника из плиточной могилы на острове Ольхон близ Хужира (Зайцев, Свинин, 1978), бляшка с двумя фигурками «зубастых» хищников из района д. Шивера (Константинов, 1928) и бляшки с изображениями зверей из района Добчурского расширения р. Ия в бассейне Ангары (Инешин, 1984).

Разнообразие в группу типичных для карасукского и особенно скифского времени вносят бронзовые изделия, найденные в различных местах лесной зоны: ножи, мечи, кельты, котлы, стрелы, копья и т.п. (см. например: Отчет ВосточноСибирского отдела., 1913; Петри, 1928; Окладников, 1951, 1978; Максименков, 1960; Борисов, 1961; Андреев, 1971; Гришин, 1971; Федосеева, 1970, 1974; Лескова, Федосеева, 1974; Хлобыстин, 1987; Фролов, Ветров, 1990; Алексеев, Гоголев, Зыков, 1990; Эртюков, 1990, 1992, 1996, 1999; Алексеев, 1996; Степанов, 2008).

Проблемы хронологии и происхождения этих вещей не один раз обсуждались в специальной археологической литературе, и все-таки многие моменты остаются дискуссионными, требующими уточнения.

Проникновение образцов бронзовых, а затем и железных изделий по линии юг — север могло быть вызвано многими процессами: импортом, эпизодическим проникновением отдельных групп кочевых племен и освоением ими остепнен- ных участков, подражанием южным образцам, миграциями. В любом случае это не могло не отразиться на идеологических представлениях и изменениях в материальной и духовной культуре населения лесной зоны, пусть даже в ходе трансформации новаций применительно к местным условиям и традициям.

Литература

Алексеев А.Н. Древняя Якутия: неолит и эпоха бронзы. — Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 1996. — 144 с.

Алексеев А.Н., Гоголев А.И., Зыков И.Е. Археология Якутии (эпоха палеометаллов и средневековья). — Якутск: Изд-во Якут. ун-та, 1990. — 111 с.

Андреев Г.И. Памятники I тысячилетия до н.э. на Подкаменной Тунгуске // КСИА, 1971. — Вып. 128: Памятники железного века на территории СССР. — С. 44 — 47.

Асеев И.В. Юго-Восточная Сибирь в эпоху камня и металла. — Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2003. — 208 с.

Белоненко В.В., Ветров В.М., Игумнова Е.С., Корягин Е.В., Ребриков П.Н., Савельев Н.А. Новое в археологии Иркутска // Археология и этнография Сибири и Дальнего Востока: Тез. докл. XXXVIII регион. археолог.-этнограф. студ. конф., посвящ. 90-летию Алексея Павловича Окладникова. — Улан-Удэ: Изд-во Бур. гос ун-та, 1998. — С. 140 — 142.

Бердникова В.И., Ветров В.М., Лыхин Ю.П. Скифо-сибирский стиль в художественной бронзе Верхней Лены // СА. — 1991. — №2. — С. 196 — 205.

Борисов В.Г. Меч и копье из Якутии // СА. — 1961. — №2. — С. 239 — 241.

Волков В.В. Бронзовый и ранний железный век Северной Монголии. — Улан-Батор: Изд-во АН МНР, 1967. — 148 с.

Горюнова О.И., Лыхин Ю.П. Археологические памятники п-ва Святой Нос (оз. Байкал) //Древнее Забайкалье и его культурные связи. — Новосибирск: Наука, 1985. — С. 130 -1 47.

Гришин Ю.С. Металлические изделия Сибири эпохи энеолита и бронзы. — М.: Наука, 1971. — 87 с.

Гришин Ю.С. Памятники неолита, бронзового и раннего железного веков лесостепного забайкалья. — М.: Наука, 1981. — 203 с.

Гришин Ю.С. О дворцовской культуре в Восточном Забайкалье // КСИА. 1984. — Вып. 177: Неолит и бронза на территории СССР. — С. 37 — 40.

Давыдова А.В. Иволгинский комплекс (городище и могильник) — памятник хунну в Забайкалье. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1985. — 111 с.

Данилов С.В., Коновалов П.Б. Новые материалы о курганах-керексурах Забайкалья и Монголии // Памятники эпохи палеометалла в Забайкалье. — Улан-Удэ: Изд-во БФ СО АН СССР, 1988. — С. 61 — 79.

Зайцев М.А., Свинин В.В. Могильник раннего железного века Хужир II (о-в Ольхон) // Археология и этнография Восточной Сибири: Тез. докл. к регион. конф. — Иркутск: Иркут. гос. ун-т, 1978. — С. 39 — 41.

Инешин Е.М. Исследования в Братском районе // АО, 1982 года. — М.: Наука, 1984. — С. 203 — 204.

Кириллов И.И. Восточное Забайкалье в древности и средневековье. — Иркутск: Изд-во ИГПИ, 1979. — 96 с.

Кириллов И.И. Восточное Забайкалье в древности: Автореф. дис. ... д-ра ист. наук. — Новосибирск, 1981. — 38 с.

Кириллов И.И. Дворцовская культура // Энциклопедия Забайкалья: Читинская область. — Новосибирск: Наука, 2004, — Т. 2. — С. 290, 291.

Кириллов И.И., Кириллов О.И. Новые данные о культурно-исторических контактах восточно-забайкальских племен в эпоху бронзы // Древнее Забайкалье и его культурные связи. — Новосибирск: Наука, 1985. — С. 22 — 33.

Кириллов И.И., Ковычев Е.В., Кириллов О.И. Дарасунский комплекс археологических памятников. Восточное Забайкалье. — Новосибирск: Изд-во Инта археологии и этнографии СО РАН, 2000. — 176 с.

Кириллов О.И. Александровский могильник эпохи палеометалла из Восточного Забайкалья // Памятники эпохи палеометалла в Забайкалье. — Улан- Удэ: Изд-во БФ СО АН СССР, 1988. — С. 18 — 26.

Коновалов П.Б., Цыбиктаров А.Д. Некоторые материалы из новых хунн- ских памятников Забайкалья и Монголии // Памятники эпохи палеометалла в Забайкалье. — Улан-Удэ: Изд-во БФ СО АН СССР, 1988. — С. 95 — 107.

Константинов Г.М. Археологические находки вблизи деревни Верхне- метляево // Изд. ВСОРГО. — 1928. — Т. 53. — С. 141 — 144.

Кореневский С.Н., Романовская М.А. Металлические изделия бронзового века из могильника у хутора Веселая Роща в Ставрополье // КСИА. — 1989. — Вып. 196: Археологические исследования на новостройках. — С. 34 — 39.

Лескова Н.В., Федосеева С.А. Химический состав бронзовых изделий усть- мильской культуры Якутии // Якутия и ее соседи в древности. — Якутск: Изд. ЯФ СО АН СССР, 1975. — С. 101 — 105.

Липский А.Н. Афанасьевское в карасукской эпохе и карасукское у хакасов // Материалы и исследования по археологии, этнографии и истории Красноярского края. — Красноярск: Краснояр. кн. изд-во, 1963. — С. 57 — 89.

Максименков Г.А. Верхне-метляевский клад. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1960. — 43 с.

Максименков Г.А. Современное состояние вопроса о периодизации эпохи бронзы Минусинской котловины // Первобытная археология Сибири. — Л.: Наука, 1975. — С. 48 — 58.

Мандрыка П.В. Язаевский клад // Проблемы археологии, этнографии, истории и краеведения Приенисейского края. — Красноярск: Краснояр. гос. ун-т, 1992. — С. 20 — 24.

Молотков А.М. Новые памятники эпохи бронзы в Восточном Забайкалье // Тез. докл. науч.-теорет. конф. — Иркутск, 1979. — С. 15 — 16.

Новгородова Э.А. Центральная Азия и карасукская проблема. — М. : Наука, 1970. — 191 с.

Овчинников М.П. Материалы для изучения памятников древностей в окрестностях Иркутска // Изв. ВСОИРГО. — 1904. — Т. XXXV, № 3. — С. 62 — 76.

Окладников А.П. Новая скифская находка на Верхней Лене // СА. — 1946. №8. — С. 285 — 288.

Окладников А.П. Раскопки на севере // По следам древних культур. — М.: Гос. изд-во культ.-просвет. лит-ры, 1951. — С. 11 — 46.

Окладников А.П. Якутия до присоединения к Русскому государству //

История Якутской АССР; Т.1 — М.; Л.; Изд-во АН СССР, 1955. — 432 с.

Окладников А.П. Археологические работы в зоне строительства ангарских гидроэлектростанций (общие итоги) // Записки Иркутского областного краеведческого музея. — Иркутск: Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1958. — С. 17 — 28.

Окладников А.П. Скифы и тайга (к изучению памятников скифского времени в Ленской тайге) // Проблемы археологии. — Л.: Изд-во ЛГУ, 1978. — Вып. — С. 101 — 109.

Окладников А.П., Кириллов И.И. Юго-Восточное Забайкалье в эпоху камня и ранней бронзы. — Новосибирск: Наука, 1980. — 176 с.

Отчет Восточно-Сибирского отдела Императорского Русского географического общества за 1911 год. — Иркутск, 1913. — 207 с.

Петри Б.Э. Далекое прошлое Прибайкалья: Научно-популярный очерк. — 2-е изд. — Иркутск: «Власть Труда», 1928 — 73 с.

Полосьмак Н.В. Бараба в эпоху раннего железа. — Новосибирск: Наука, 1987. — 144 с.

Свинин В.В. Археологические исследования на северном побережье озера Байкал в 1963-1965 гг. // Отчет археологических экспедиций за 1963-1965 годы (материалы к докладам на научной сессии Института археологии Академии наук СССР). — Иркутск, 1966. — С. 50 — 69.

Сергеева Н.Ф. Древнейшая металлургия меди юга Восточной Сибири. — Новосибирск: Наука, 1981. — 152 с.

Сергеева Н.Ф., Хамзина Е.А. Бронзовые изделия из Посольска на Байкале // Древняя история народов юга Восточной Сибири. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1975. — Вып. 3. — С. 176 — 183.

Степанов А.д. Предметы скифо-сарматского времени в Якутии // Известия Лаборатории древних технологий. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, 2008. — Вып. 6. —

С.              167 — 174.

Федосеева С.А. Новые данные о бронзовом веке Якутии // По следам древних культур Якутии. — Якутск: Якут. кн. изд-во, 1970. — С. 128 — 142.

Федосеева С.А. Усть-мильская культура эпохи бронзы Якутии // Древняя история народов юга Восточной Сибири. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-та, 1974. — Вып. 2. — С. 146 — 158.

Финно-угры и балты в эпоху средневековья. — М.: Наука, 1987. — 510 с.

Фролов А.В., Ветров В.М. Култукский кинжал // Палеоэтнология Сибири: Тез. докл. к XXX регион. археол. студ. конф. — Иркутск: Изд-во Иркут. гос. ун-т, 1990. — С. 142 — 143.

Хамзина Е.А. Археологические памятники Бурятии. — Новосибирск: Наука, 1982. — 153 с.

Харинский А.В. Западное побережье озера Байкал в I тыс. до н.э. — I тыс. н.э. // Известия Лаборатории древних технологий. — Иркутск: Изд-во ИрГТУ, — Вып. 3. — С. 198 — 215.

Хлобыстин Л.П. Бронзовый век Восточной Сибири // Эпоха бронзы лесной полосы СССР. — М.: Наука, 1987. — С. 327 — 350.

Цыбиктаров А.д. Культура плиточных могил Забайкалья и Монголии: Афтореф. дис. ... канд. ист. наук. — М., 1989. — 24 с.

Цыбиктаров А.д. Культура плиточных могил Монголии и Забайкалья. — Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 1998. — 288 с.

Цыбиктаров А.д. Бурятия в древности (с древнейших времен до XVII

века). — Улан-Удэ: Изд-во Бурят. гос. ун-та, 1999. — Вып. 3. — 266 с.

Цыбиктаров А.Д. Север Центральной Азии в эпоху бронзы и раннего железа (II — первая половина I тыс. до н.э.): Афтореф. дис. ... д-ра. ист. наук. — Новосибирск, 2003. — 48 с.

Членова Н.Л. Хронология памятников карасукской эпохи. — М.: Наука, 1972. — 248 с.

Членова Н.Л. Культура плиточных могил // Степная полоса Азиатской части СССР в скифо-сарматское время. — М.: Изд-во «Наука», 1992. — С. 247 — 254.

Шмыгун П.Е., Сергеева Н.Ф., Лыхин Ю.П. Погребение с бронзовым инвентарем на Северном Байкале // Новое в археологии Забайкалья. — Новосибирск: Наука, 1981. — С. 46 — 50.

Эртюков В.И. Усть-мильская культура эпохи бронзы Якутии. — М.: Наука, 1990. — 152 с.

Эртюков В.И. Усть-мильская культура бронзового века и ее роль в древней истории Якутии // Археологические исследования в Якутии. — Новосибирск: ВО Наука, 1992. — С. 144 -1 60.

Эртюков В.И. Проблема генезиса усть-мильской культуры // Археология Северной Пасифики. — Владивосток: Дальнаука, 1996. — С. 261 — 265.

Эртюков В.И. К вопросу об истоках усть-мильской культуры эпохи бронзы Якутии // Археология Северо-Восточной Азии. Астроархеология. Палеометрология. — Новосибирск: Наука, 1999. — С. 103 — 110.

 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме В.М. Ветров Иркутский государственный педагогический университет, г. Иркутск, Россия ЛОЖЕЧКОВИДНАЯ ПОДВЕСКА ИЗ ИРКУТСКА. НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИНТЕРПРЕТАЦИИ, ОПРЕДЕЛЕНИЯ ВОЗРАСТА И КУЛЬТУРНОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТОВ И АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ:

  1. В.С. Николаев1, Л.В. Мельникова2 Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия 2Иркутское художественное училище, г. Иркутск, Россия ПОГРЕБАЛЬНЫЕ КОМПЛЕКСЫ XII - XIV В.В. Н.Э. КАК ОТРАЖЕНИЕ МИРОВОЗЗРЕНЧЕСКИХ ВЗГЛЯДОВ КОЧЕВНИКОВ ПРЕДБАЙКАЛЬЯ В ЭПОХУ СРЕДНЕВЕКОВЬЯ
  2. Инешин Е.М. Иркутский государственный технический университет, г Иркутск, Россия. О ПРАКТИКЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ПОНЯТИЯ «АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА» В АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ИССЛЕдОВАНИЯХ
  3. Г.В.Туркин Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия. КУЛЬТУРНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ПРИОЛЬХОНЬЕ В ТЕЧЕНИЕПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО - РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ: СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
  4. А.В.Тетенькин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ВОПРОСУ О КУЛЬТУРНЫХ МЕХАНИЗМАХ ТРАНСЛЯЦИИ АРТЕФАКТОВ В ПРОСТРАНСТВЕ
  5. Ю.А. Емельянова Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия К ПРОБЛЕМЕ ИЗУЧЕНИЯ КЕРАМИКИ СЕВЕРОБАЙКАЛЬСКОГО ТИПА
  6. А.В. Харинский Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия КУРУМЧИНСКАЯ КУЛЬТУРА: МИФ И РЕАЛЬНОСТЬ
  7. Л.К. Полоцкая Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ТЕРРИТОРИАЛЬНЫЕ МАРКЕРЫ В КУЛЬТУРЕ ЭВЕНКОВ БАЙКАЛЬСКОЙ СИБИРИ
  8. А.М. Коростелев Иркутский государственный технический университет, г. Иркутск, Россия ХРОНОЛОГИЯ И типология изделий, выполненных в зверином стиле, С ТЕРРИТОРИИ ПРИБАЙКАЛЬЯ
  9. Д.Е. Кичигин Иркутский государственный технический университет, г.Иркутск, Россия ШНУРОВАЯ КЕРАМИКА ПЕРИОДА ПОЗДНЕГО БРОНЗОВОГО — РАННЕГО ЖЕЛЕЗНОГО ВЕКОВ ЗАПАДНОГО ПОБЕРЕЖЬЯ ОЗЕРА БАЙКАЛ
  10. О.И. Горюнова, А.Г. Новиков Иркутская лаборатория археологии и палеоэкологии ИАЭТ СО РАН — ИГУ; 2Иркутский государственный университет, г.Иркутск, Россия ОБРАЗ ЗМЕИ В ИЗОБРАЖЕНИЯХ БРОНЗОВОГО ВЕКА ПРИБАЙКАЛЬЯ