>>

Введение

Особого представления для читателя-археолога метод дендрохронологии вряд ли требует. Различные группы исследователей работают над материалами от тропических до приполярных зон Евразии и Америки.

Десятки тысяч дат как для отдельных бревен, так и самых разнообразных сооружений уже опубликованы, но активные изыскания продолжаются. Российские лаборатории также участвуют в ряде этих обширных программ. Особое место в дендрохронологических изысканиях занимают археологические материалы, а датировка деревянных образцов стала для множества археологических памятников настоящей основой хронологического распределения не только отдельных объектов, но также слоев, строительных горизонтов и т. п. Последнее в немалой степени относится к ряду средневековых городов и поселений Восточной Европы.

В 1975 году Б. А. Колчиным совместно с автором настоящей работы была завершена и подготовлена к печати книга, посвященная дендрохронологии восточноевропейских средневековых городов и поселений. В этой монографии (Колчин Б. А., Черных Н. Б. 1977) в очень сжатой форме излагались основные принципы и методы дендрохронологи- ческого анализа, а также подводились итоги изучения древесины построек пятнадцати археологических памятников X—XVII вв., разбросанных по северу и северо-западу Европейской части бывшего Союза. Охваченные в этой книге проблемы оказались по-преимуществу нацелены на построение локальных дендрошкал для отдельных памятников и на последующее сведение таких схем в единую дендрохронологическуто шкалу восточноевропейского дерева, охватившую более чем тысячелетний период — с IX века вплоть до современности.

Минувшие с тех пор полтора десятка лет принесли в области дендрохронологических изысканий много нового. Появились многочисленные материалы, происходящие из памятников, раскопки которых начались лишь в последнее время. К нынешнему дню оказалось возможным нанести на карту Восточной Европы уже 42 археологических пункта (рис.

1), из которых и лабораторию Института археологии РАН поступали коллекции образцов древесины построек, относящихся к тысячелетнему отрезку времени — от VIII до XVI—XVIII вв. К настоящему времени изу-

Рис. 1. Карта сборов образцов и размещрния объектов деиВрохронологинесного датировании

Рас. 1. Карта сборов образцов и размещрния объектов деиВрохронологинесного датировании:

1 — Новгород- 2 — Рюриково (Новгородское) городище. 3 — Руса. 4 — Псков. — Орешек. 6 — Корела. 7 — Копорье. 8 — Ладога. 9 — Староладожское (Земляное) городище. 10 — Курган в ур. «Плакун». 11 — Ивангород. 12 — Тарту. 13 — Олонец. 14 — Тверь. 15 — Торжок. 16 — Торопец. 17 — Старицкое городище. 18 — Белоозеро. 19 — Белозерск. 20 — Кирилло-Белозерский монастырь. 21 — Вологда. 22 — Поселение Лукавец. 23 — Ярославль. 24 — Ростов Великий. 25 — Рыбинск. 26 — Поселение Устъ-Шексна. 27 — Москва. 28 — Коломна. 29 — Смоленск. 30 — Могильник Гнездово. 31 — Вязьма. 32 — Витебск. 33 — Полоцк. 34 — Мстиславль. 35 — Берестье. 36 — Пинск. 37 — Гродно. 38 — Давид-городок. 39 — Слуцк. 40 — Поселение Apainuy. 41 — Поселение Ушуру. 42 — Коклессе.

чсны также материалы из более чем сотни разнообразных архитектурных объектов с территории северной половины Восточной Европы, датированных в основном в пределах XIV—XX вв.

Накопленные новые материалы потребовали заметной модификации выработанных ранее подходов при аналитическом изучении древесины археологических построек. К примеру, оказалось, что унифицированная дендрохронологическая шкала Восточной Европы во многом утратила значение эффективного рабочего инструмента для датирования: ее абстрактная схема пригодна лишь для иных, более общих целей. Выяснилось также, что для конкретных датировок гораздо эффективнее использовать индивидуальные (локальные) дендрошкалы, созданные на базе материалов, происходящих из различных восточноевропейских регионов.

Стало также вполне очевидным, что весьма значительную роль в таких процедурах играет древесина архитектурных построек, главным образом, памятников русского деревянного зодчества XV—XVIII вв.

Все это — новые дендрошкалы, процедура их создания, а также конкретные датировки археологических сооружений и памятников — найдет отражение в настоящей монографии. Хотелось бы также обратить внимание читателя на проблемы, ранее остававшиеся в тени и почти совершенно не затрагивавшиеся. Ведь информация, извлекаемая при исследовании древесных колец, представляет специфический интерес не только для археологов, но также для климатологов, биологов и др. Речь пойдет о возможности реконструкций истории климата и растительности, о некоторых аспектах геоморфологии, о соотношении результатов дендрохронологии и радиоуглеродного датирования, а также ряде других достаточно важных проблем. При этом вопросы методики лабораторной работы с образцами дерева оставлены за пределами настоящей монографии: они подробно освещались в более ранних публикациях Б. А. Колчина и автора.

Здесь более целесообразно сосредоточить внимание, пожалуй, на одной из самых ответственных процедур дендрохронологического анализа — на порядке и логике применения методов построения дендрошкал и придания им календарного (абсолютного) характера. Такие проблемы по существу еще не затрагивались в отечественной археологической литературе или освещались крайне скупо. Во второй части монографии (главы 6 и 7) выделены разделы, где приводятся результаты исследований всех основных археологических памятников Восточной Европы, проведенных в последние 20 лет. При этом более подробно освещаются аналитические данные для памятников, еще не вводившихся в научный обо

рот; меньше внимания уделяется коллекциям, опубликованным п печати ранее. Материалы, приведенные в нашей с Б. А. Колчнпым книге 1977 г. и не дополненные н дальнейшем новыми результатами деидроанализа, остаются за рамками этой монографии. Объем последней не позволяет сколько-нибудь подробно осветить новгородские материалы: многотысячная и, безусловно, самая крупная восточноевропейская (да и не только восточноевропейская) коллекция образцов из построек дрспнего Новгорода заслуживает, конечно же, быть темой специального и самостоятельного исследования. Пока что продолжается работа и с многочисленными спилами дерева из архитектурных восточноевропейских памятников; именно поэтому результаты их изучения также остались за рамками данной книги.

* % %

Настоящая книга была завершена в 1992 году, и по внолне понятным для всех научных работников причинам, она не могла быть напечатана сразу же. Поэтому практически всс сведения, публикуемые в настоящей монографии, относятся к году завершения рукописи. Добавлений было немного, и они относились к корректировке дендрошкал лишь некоторых памятников, активно изучавшихся в последние годы.

| >>
Источник: Н. Б. ЧЕРНЫX. Дендрохронология и археология. 1996

Еще по теме Введение:

  1. Введение
  2. Введение, начинающееся с цитаты
  3. 7.1. ВВЕДЕНИЕ
  4. Введение
  5. [ВВЕДЕНИЕ]
  6. ВВЕДЕНИЕ
  7. Введение Предмет и задачи теории прав человека
  8. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  9. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ЧАСТИ ТРЕТЬЕЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  10. ВВЕДЕНИЕ,
  11. ВВЕДЕНИЕ
  12. ВВЕДЕНИЕ
  13. ВВЕДЕНИЕ
  14. НАЧАЛО РЕВОЛЮЦИИ. БОРЬБА ЗАВВЕДЕНИЕ КОНСТИТУЦИИ
  15. Раздел II ИСТОРИЧЕСКОЕ ВВЕДЕНИЕВ ПСИХОЛОГИЮ
  16. Раздел III ЭВОЛЮЦИОННОЕ ВВЕДЕНИЕВ ПСИХОЛОГИЮ