<<
>>

Ю.И.Ожередов1, А.Ю.Ожередова1, Ч. Мунхбаяр2 1Томский государственный университет, 2Ховдский государственный университет ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ ПОМИНАЛЬНИК СО СКУЛЬПТУРОЙ В ДОЛИНЕ РЕКИ У ЛАН-ДАВАНЫ В БАЯНУЛЬГИЙСКОМ АЙМАКЕ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ.

В 2007 г. международной экспедицией томского и Ховдского государственных университетов выявлен ряд статуарных памятников нескольких этапов монгольской истории. В частности, под юго-западным склоном Монгольского Алтая на территории Баян-Ульгийского аймака в долине реки Улан-даваны гол была изучена поминальная оградка тюркского времени с антропоморфным изваянием (47° 14' 55,0» северной широты, 91° 05' 45,6» восточной долготы) (Рис.1-5).

Следует отметить, что данная находка в этой зоне Западной Монголии далеко не исключение. Разнотипные археологические памятники тянутся почти непрерывными цепями с обеих сторон высокогорного перевала Улан-дава, рассекшего главный хребет Монгольского Алтая на высоте 3148 м над уровнем моря. типохронологические особенности визуально регистрируемых объектов фиксируют заселенность данной территории, по меньшей мере, с эпохи бронзы.

На юго-западной стороне перевала, почти под самой вершиной, берет начало одноименная горная река Улан-даваны гол, консолидированная из разветвленной системы сбегающих вниз ручьев. Растекающаяся первоначально бессистемно по скальной поверхности родниковая вода постепенно формируется в единое русло, по которому устремляется вниз вдоль левого борта узкой долины. Книзу долина постепенно расширяется, что особо заметно на месте слияния Улан-даваны гол с рекой Боорго гол, впадающей с левой стороны. Русла этих рек на протяжении нескольких километров до точки встречи идут практически параллельными курсами.

По правому борту долины и берега реки Улан-даваны гол спускается грунтовая дорога, вдоль которой зафиксировано 22 археологических объекта, находящихся в диапазоне высот от 2520 м до 2331 м над уровнем моря. Наибольшая их концентрация замечена на расширении долины у места слияния названных рек. Здесь же обнаружена упомянутая поминальная оградка, расположившаяся несколько обособленно от других объектов.

Почти правильная квадратная в плане ограда с размерами 3,5х3,3 м выстроена из каменных плит или узких глыб, установленных на ребро, и ориентирована по линиям СВ-ЮЗ - ЮВ-СЗ. Для сооружения западной и восточной стен ушло соответственно 5 и 6, а северной и южной по 3 длинных камня. Внутренняя поверхность полностью завалена разновеликими, преимущественно крупными обломками гранита. Привлекает внимание центральная часть, где доминирует плита с размерами 72х40 см, вокруг которой образовалось скопление камней, в плане напоминающее форму круга или квадрата с расплывчатыми очертаниями (Рис.1, 2).


  Рис. 1. Поминальник Улан-даваны гол. Вид с В.

  

С внешней стороны в 24 см от северо-восточной стены оградки в грунт установлено каменное изваяние, к северо-востоку от которого на 79 м вытянулась цепь из 11 балбалов (Рис. 1, 2, 4). Скульптура выполнена на блоке светлосерой крупнозернистой породы, по структуре схожей с гранитом. Местами на лицевой и почти целиком на тыльной стороне поверхность камня перекрывает корка коричневого цвета, иногда красноватого оттенка. На лицевой стороне она снята при вырубке изображения, изготовленного способом выборки фоновой поверхности на глубину до 0,5 см. За счет этой техники формообразующие барельефные линии и поверхности выделяются более насыщенной цветовой гаммой коричневых тонов (Рис.2,3).

Особенностью скульптуры является способ передачи его антропоморфной составляющей: в верхней части блока изображено только лицо портретируемого, памяти которого посвящена поминальная оградка. Этим подобный тип скульптуры сильно отличается, прежде всего, от так называемой круглой скульптуры, а также от той части блоковой скульптуры (к которой он также принадлежит), которая характеризуется детализацией фигуры человека. Данный тип является наиболее абстрагированным и максимально обобщенным, не теряя в то же время индивидуальности в художественной передаче.

Высота изваяния над поверхностью почвы достигает 90 см, ширина блока по лицевой стороне варьирует от 28 см на вершине до 27 см у подножия. В сечении блок подтреугольной формы с максимальной мощностью 25-27 см.

Высота обработанной поверхности на блоке составляет 47 см, то есть чуть более половины всей видимой над почвой части изваяния. Максимальные параметры лица в пределах 34х27 см. В целом оно имеет яйцевидную форму, заметно суженную к подбородку.

Контур лица проработан двумя не смыкающимися, а как бы частично впущенными друг в друга контррельефными полосами, одна из которых оконтурила верхнюю часть лица, а вторая - нижнюю. Тем самым, в первой сформирован абрис лба и бровей, а во второй - контур подбородка. Круто изогнутая линия сомкнутых бровей переходит в прямой длинный и узкий нос, 8 см длины которого почти полностью сбито. В нижней части к носу вплотную примыкает изогнутая концами вниз линия усов, под которой рельефным контурным овалом обозначен рот. Точно так же сплошным рельефом показаны небольшие миндалевидные глаза и характерные для кочевников монголоидной расы пятна солярной пигментации на выпуклостях щек, обозначенные почти правильными дисковидными образованиями (Рис.4,5).


  Рис. 2. Поминальник Улан-даваны гол. Вид с ЮЗ.

  

Поверхность подбородка со стороны рта к окончанию плавно приподнята, что, вероятно, не случайность, а художественный прием, посредством которого мастер показал наличие короткой бородки, поднимающейся вверх на скулы персонажа. Особенностью нижней контурной полосы, помимо ее значительной ширины относительно верхней полосы (2-4,5 см), является наличие в центральной ее части заостренного снизу мысовидного выступа с параметрами 10х11, 5 см. В плане он напоминает опрокинутую навзничь юрту или другое жилище с конической крышей. Нам уже доводилось встречать в юго-западной приграничной зоне Западной Монголии похожий элемент оформления тюркской скульптуры.

В долине р. Хужирт гол, левого притока р. Булган, были обнаружены два тюркских поминальника с изваяниями на каменных блоках. У одного из них контррельефная полоса оконтуривает узкий округлый подбородок, а вниз из ее середины спускается овальный мыс (Ожередов Ю.И. 2008. с.148, рис.4). Географически указанный памятник находится в той же части Монголии, на расстоянии 40-50 км от публикуемого, что в совокупности со стилистическим сходством скульптур позволяет предполагать их принадлежность к одной из локальных групп средневекового населения, употреблявшей этот мало распространенный элемент.

Основанием для такого вывода послужила фактическая неудача в поиске подобного рода детали на изваяниях, введенных в научный оборот, и, соответственно, имевших какое-либо тому объяснение. Наиболее близкими по форме и вполне объяснимыми аналогами подобных выступов являются контурные изображения нависающей бороды на некоторых изваяниях Тувы, Хакасии, Монголии и Семиречья (Евтюхова Л.А. 1952 рис.14, 22-2, 42; Кубарев В.Д. 1997, с.179; Кубарев Г.В. 2005, рис. 10-5). Однако для нашего случая такая трактовка не подходит на основании отсутствия такого изображения.


  Рис. 3. Изваяние Улан-даваны гол.

  

В этом случае, трактовка данного элемента наиболее перспективна при рассмотрении его в контексте осмысления в качестве детали одежды или носимых аксессуаров. При изучении первого варианта вполне очевидным становится, что в изображениях плечевой одежды тюрков преобладают треугольные вырезы на груди статуируемых (Кубарев В.Д. Кубарев Г.В. 2000, рис. 1-4; Кубарев Г.В. рис. 5-11). И лишь в одном случае обнаруживается некоторое элементное сходство с нашим образцом на экземпляре круглой скульптуры из Казахстана, выделенной Г.В. Кубаревым в первый тип изображений тюркских халатов (2000, с.81, рис. 1-2). Подтверждением данной версии в какой-то мере может послужить пример из предшествующей иранской эпохи.

Реконструкция женского костюма из телля-тепе имеет аналогичный выступ, обусловленный особенностью кроя богато украшенной нижней рубахи, одетой под распашной халат (Яценко

С.А. 2006, рис. 117). Учитывая глубокую преемственность кочевников тюркского круга от предшественников скифо-сарматского мира, а также безусловное сохранение каких-то групп прежнего населения в тюркском социуме, можно допустить сохранение отдельных архаичных для данного времени элементов покроя одежды и отражение их на сакральной скульптуре. Возможно, что эти проявления культурного присутствия связаны с какой-то локальной группой населения, о чем сказано выше и уже ранее предполагалось в связи с публикацией поминальной скульптуры с р. Хужирт (Ожередов Ю.И. 2008, с. 149).

Несколько других возможных на сегодняшний день вариантов объяснения этой статуарной детали одинаково гипотетичны и не могут пока с абсолютной достоверностью дать ответ на данный вопрос. В частности, к ним может относиться предположение о шейном украшении или указании места нахождения духовной сущности человека.


  Рис.3. Поминальник Улан-даваны гол. На извуаянии микалент.

  

В связи с последней версией хочется вернуться к другому изваянию. Весьма близким по месту расположения на туловище является прямоугольный контурный знак, как бы подвешенный на груди фигуры, изученной в Убсугульском (Увс) аймаке, соседствующем с Ховдским на северо-востоке Западной Монголии. Близ самонного центра Умэнэ говь, или Намир, нами исследован комплекс памятников, в составе которого имеются две тюркские скульптуры на каменных блоках. Предполагалось, что знак на груди одной из скульптур семантически мог быть аналогичен широко известным нагрудным знакам культур Сибири, осмысляемым в качестве места или емкости для хранения души изображаемого существа (Ожередов Ю.И. 2007 а., с. 22; Ожередов А.Ю. 2007 б, с. 160; О^еге^у Уц.

I. 2007, с. 158; Ожередов Ю.И., Ожередов А.Ю. 2007, с. 66, рис.3). Однако настоящий знак

имеет несколько иную конфигурацию и, вероятнее всего, иную семантику.

Оставляя данную тему для будущих исследований, стоит сказать о другом. Далеко не новость, что в тюркском обществе существовало несколько отличных друг от друга скульптурных изобразительных традиций. Наряду с изготовлением полноформатной круглой скульптуры существовала другая изобразительная манера - блоковая, которая отмечалась на территории Монгольского Алтая уже Г.Н. Потаниным (1881, с. 66-68), а позже для более широкого региона Л.А. Евтюховой (1952, с.72), В.Д. Кубаревым (1997, с.8) и рядом других исследователей. Внешне не столь броская как круглая, она, тем не менее, имеет широкое распространение и численно не уступает первой. А имеющаяся тенденция к постоянному накоплению данного материала показывает его былую популярность (Цэвэндорж Д., Кубарев В.Д. 2000).

При этом по изобразительно-информационной полноте блоковая скульптура, в свою очередь, делится на два разряда: с детализацией фигуры человека и без таковой. Второй разряд этого типа скульптуры ограничивается лишь присутствием антропоморфной личины. Лицо стало ее основным и единственным изобразительным элементом, очевидно, имевшим самостоятельную идейную ценность и значение. В чем причина появления такого рода изображений, как, впрочем, и других разновидностей тюркской скульптуры, окончательно еще не решено и в литературе на эту тему существует целый ряд гипотез. Вместе с тем опыты такого рода классификации, кажется, уже можно проводить. Необходимость в этом диктуется процессом дальнейшего углубления в проблему, которая, определенно, должна решаться на основе стационарных исследований как непосредственно поминальников, так и сопутствующих им погребальных объектов.


  Рис. 5. Изваяние Улан-даваны гол. На камне микалент

  

Литература

Евтюхова Л.А. Каменные изваяния Южной Сибири и Монголии. - М. Изд-во АН СССР, 1952. - МИА. 24. - С. 72-120.

Кубарев В.Д. Каменные изваяния Алтая: Краткий каталог. - Новосибирск; Горно-Алтайск, 1997. - 184 с.

Кубарев Г.В. Халат древних тюрок Центральной Азии по изобразительным материалам // Археология, этнография и антропология Евразии. - 2000. - № 3. - С.81-88.

Кубарев Г.В. Культура древних тюрок Алтая (по материалам погребальных памятников). - Новосибирск: Изд-во ИАЭ СО РАН, 2005. - 400 с.

Ожередов Ю.И. Тюркские изваяния реки Хужирт-гол в Баян-Ульгийском аймаке Западной Монголии // Homo eurasicus в глубинах и пространствах истории. - СПб: Астерион, 2008. - С. 146-150.

Ожередов Ю.И. Предварительные исследования монументальной скульптуры в сомоне умнэ-Говь убсунурского аймака западной Монголии // Алтае-Саянская горная страна и история освоения ее кочевниками. - Барнаул: Изд-во Алт. Ун-та, 2007 а. .- С.18-22.

Ожередов Ю.И. Археолого-этнографический комплекс в Увс аймаке Западной Монголии // Birinci uluslararasi avrasya arkeoloji rongresi. - Ismir, 2007 б. - C. 159-160.

Ojeredov Yu. I. Bati Mogolistan Uvs Aimaginda Bir Arkeolojik-Etnografik Alan // Birinci uluslararasi avrasya arkeoloji rongresi. - Ismir, 2007. - C. 157-158.

Ожередов Ю.И. Ожередова А.Ю. Археолого-этнографический комплекс в Увс аймаке Западной Монголии (предварительное сообщение) // Монгол Алтай. Улаан- баатар хот. - 2007, - С. 62-66.

Потанин Г.Н. Очерки Северо-Западной Монголии. - СПб, 1881. - Вып. II. 171 с.

Цэвэндорж Д., Кубарев В.Д. Новые древнетюркские изваяния Монгольского Алтая // Обозрение результатов полевых и лабораторных исследований археологов и этнографов Сибири и Дальнего Востока в 1994-1996 годах. - Новосибирск, 2000. -

С.199-200

Яценко С.Я. Костюм древней Евразии (ираноязычные народы). - М: Вост. Лит., 2006. - 664 с. 

<< | >>
Источник: А.В. Харинский. Социогенез в Северной Азии: материалы 3-й научно-практической конференции (Иркутск, 29 марта — 1 апреля, 2009 г.) — иркутск: изд-во ирГту. — 241 с     . 2009

Еще по теме Ю.И.Ожередов1, А.Ю.Ожередова1, Ч. Мунхбаяр2 1Томский государственный университет, 2Ховдский государственный университет ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ ПОМИНАЛЬНИК СО СКУЛЬПТУРОЙ В ДОЛИНЕ РЕКИ У ЛАН-ДАВАНЫ В БАЯНУЛЬГИЙСКОМ АЙМАКЕ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ.:

  1. Ю.И.Ожередов1, А.Ю.Ожередова1, Ч. Мунхбаяр2 1Томский государственный университет, 2Ховдский государственный университет ДРЕВНЕТЮРКСКИЙ ПОМИНАЛЬНИК СО СКУЛЬПТУРОЙ В ДОЛИНЕ РЕКИ У ЛАН-ДАВАНЫ В БАЯНУЛЬГИЙСКОМ АЙМАКЕ ЗАПАДНОЙ МОНГОЛИИ.