<<
>>

Беотия и Евбея

Переход к наиболее широкой и сложной политике был осуществлен под руководством Клеомена в ранний период его правления, в 519 г. до н. э.[903], и этот курс был связан с Аттикой и с ее непосредственным соседом-вра- гом Беотией, которая с этого времени стала лидером для Евбеи и Кикладских островов.

В большой, широко раскинувшейся беотийской сельской местности выгоны для мелкого и крупного рогатого скота превосходили пастбища большинства других областей Греческого полуострова (кроме Фессалии); местность эта была справедливо названа Землей быков, хотя аттическое острословие могло связывать это именование не со скотом, а с проживавшими здесь людьми. Но преимущества Беотии заключались не только в прекрасных выпасах: область эта имела в двух местах выходы к побережью, что представляло потенциальную ценность для более активных беотийских союзников. Во-первых, имелся выход к Коринфскому заливу, который был важен для кораблей, направлявшихся в Дельфы и далее на запад — в Сицилию и Италию; во-вторых, был выход на северо-востоке к Евбейскому заливу, и беотийцы, несомненно, уже с ранних времен имели экономические и социальные связи с Халки- дой, а также, возможно, и политические контакты, о каковых мы достаточно хорошо информированы для конца VI—V в. до н. э. Местный беотийский вариант греческого алфавита напоминает тот, что был в Халкиде. Как говорит Геродот, представители аттического рода, носившего имя Ге- фиреи (yecpupaTot, «мостостроители»), утверждали, что изначально их предки пришли из Евбеи (точнее — из Эретрии), хотя сам историк поддерживает версию о происхождении этого рода из Танагры в восточной Беотии. Это может означать, что первоначально существовали две ветви внутри рода, который, «перебросив мост» через пролив Еврип, соединил Беотию с Евбеей еще до окончательного переселения в Аттику. Наиболее циничная точка зрения[904] предполагает следующее: когда эта семья в конечном итоге обосновалась в Афинах, она отказалась от своего беотийского происхождения по причине глубокой беотийско-афинской антипатии, а также стала заявлять о своем эретрийском происхождении, поскольку этот город имел давние и тесные связи как с Аттикой, так и с Танагрой.

Если не принимать во внимание предания об одном раннем беотийском правителе с Евбеи по имени Тиннонд (КИДМ Ш.З: гл. 39d, п. I), наше первое ясное свидетельство о совместных беотийско-евбейских предприятиях относится к 507/506 г. до н. э. (см. ниже, п. V). В это время Фивы уже устанавливали свое господство над более мелкими беотийскими городками. В последние десятилетия VI в. до н. э. стали выпускаться монеты, носившие, похоже, союзный характер, на которых изображался «беотийский» щит (щит в форме цифры 8) с первой буквой названия соответствующего города;[905] а в Олимпии найдены части от гоплитской па- ноплии (tcocvotcXioc — полное вооружение гоплита, т. е. тяжеловооруженного пехотинца: шлем, панцирь, поножи, щит, меч и копье. — Л.З.), которые были посвящены богу в благодарность за победы в каких-то местных битвах и несли на себе посвятительные надписи, датируемые приблизительно этим периодом: Фивы разбили Гиетгос (см. рис. 34); город Танагра фигурирует в разных надписях и как победитель, и как потерпевший поражение (противники неизвестны); Орхомен разбил Коронею[906]. По другую сторону от беотийско-аттической границы уже в 546 г. до н. э. захват Пи- систр атом власти в Аттике отчасти был финансирован за счет значительных денежных даров из Фив (Геродот. 1.61.3). Фиванское правительство не послало войск — знать, имевшая глубокие корни в сельской местности, вполне могла отказаться от открытой поддержки в деле установления тирании в другом городе. Некий афинский аристократ, Алкмеонид, сын Алкмеона, чей беотийский колесничий принес ему победу на Панафи- нейских играх в состязаниях четверок лошадей, около 540 г. до н. э. сделал приношение в святилище Аполлона Птойского в Акрефии в Беотии; но была ли здесь политическая мотивация — попытка изгнанного Алкмео- нида заручиться фиванской помощью в деле возвращения на родину — или это простая любезность в отношении своего колесничего, исходящая

Рис. 34.

Бронзовая поножа, посвященная в храм Олимпии фиванцами за победу над Гиеттосом. (Музей Олимпии В 4743; публ. по: Е. Kunze в изд.: VIII. Bencht, Olympia (1967): 98—100, рис. 34.2, ил. 47.)

от этого Алкмеонида, который (подобно своему сородичу Клисфену) мог продолжать жить в Афинах и даже исполнять здесь какую-то должность в период тирании?13 Коротко говоря, вполне возможно, что в данный период ни один беотийский город не был сильно заинтересован ни в каких энергичных предприятиях за пределами Беотии. Эти города не взрастили дипломатов для развития межгосударственных отношений; мы можем вспомнить безотрадный комментарий историка Е.-А. Фримана по поводу одного дипломатического события конца V в. до н. а: «Вся история оставляет у нас крайне жалкое впечатление от того, как велись дела в беотийском Министерстве иностранных дел»14. К тому же ни одно из соседних государств не могло без последствий для себя беспокоить беотийцев, поскольку их вооруженные силы были настолько же грозными, насколько разнообразными: в битве при Делии в 424 г. до н. э. (Фукидид. V. 19—21) в составе беотийского войска находились гоплиты и псилеты (c[gt;iXot — «легковооруженные»), всадники и гажиппы (apuraroi — пехотинцы, обученные сражаться вместе с конницей), пелтасты (тгеХтаатоа — пехотинцы, вооруженные легкими щитами и метательными дротиками) и даже боевые колесницы.

              Подробное рассмотрение надписи на базе этой посвятительной статуи см. в: С 524: 242—251; само подношение не сохранилось.

              А 16А: 128.

В 519 г. до н. э. Клеомен вместе с союзниками вмешался в беотийские политические события. Он прошел с войсками через Истм с целью, о которой Геродот специально не упоминает; высказывалось предположение (см. выше, п. I, в частности, примеч. 4), что этот поход был связан со стремлением присоединить Мегары к Пелопоннесскому союзу, либо до, либо после их ссоры с Коринфом. Платеи, в это время находившиеся под обычным фиванским давлением, обратились к Клеомену с призывом о немедленной помощи.

Последний, судя по всему, считал их чересчур отдаленным и слишком незначительным городком, а потому не стоящим заботы о том, чтобы в будущем принять его в состав союза; как бы то ни было, спартанский царь посоветовал платейцам обратить свой призыв к Афинам, чем он весьма искусно способствовал созданию на будущее почвы для продолжительной фиванской враждебности к Афинам, а не к Спарте. Вскоре после этого такой альянс с Афинами Платеи заключили. Однако столкновение между уже готовыми вступить в бой фиванскими и аттическими силами было предотвращено благодаря назначению Коринфа — по обоюдному согласию сторон — на роль третейского судьи. Решение было направлено против Фив: любой беотийский город мог при желании свободно выйти из состава Беотийского союза. Фиванцы отказались принимать эти условия и напали на афинское войско; они, однако, были разбиты и вынуждены были уступить в пользу платейцев некоторые земли к северу от реки Асоп (Геродот. VI. 108).

Роль арбитра была выгодна Коринфу. Мы мало знаем о политике его правящей олигархической группировки в это время, однако вряд ли она благожелательно относилась к каким-либо экстремистским действиям, ибо процветавшая экономика Коринфа зависела от сохранения за ним ключевого положения, где соединялись морская линия «восток—запад» и сухопутная дорога «север—юг», шедшая через Истм. Власти Коринфа и позднее продолжали в неявной форме благоприятствовать Афинам, поскольку в 507/506 г. до н. э. его отряд вернулся домой и не стал участвовать в союзном походе против афинян; около 504 г. до н. э. коринфский посол Сокл успешно противостоял спартанским властям на собрании Пелопоннесского союза, которые желали восстановить тиранию Гиппия (Геродот. V.90—93); кроме того, Коринф обеспечил афинский флот двадцатью корпусами кораблей во время «Необъявленной войны» между Афинами и Эгиной в конце 490-х годов до н. э. (Геродот. VI.89). 

<< | >>
Источник: Под ред. ДЖ. БОРДМЭНА, Н.-ДЖ.-Л. ХЭММОНДА, Д-М. ЛЬЮИСА,М. ОСТВАЛЬДА. КЕМБРИДЖСКАЯИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА ТОМ IV ПЕРСИЯ, ГРЕЦИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕОК. 525-479 ГГ. ДО И. Э.. 2011

Еще по теме Беотия и Евбея:

  1. Поход Ксеркса.
  2. Возвышение Македонии.
  3. Беотия и Евбея