<<
>>

Клеомен и Афины

В 514—510 гг. до н. э. внимание Пелопоннесского союза было сосредоточено на ситуации в Афинах, где тиран Гиппий и члены его рода по-прежнему управляли городом. Изгнанные Алкмеониды во главе с Клисфеном делали щедрые денежные вложения в Дельфы (храм Аполлона, сгоревший в результате несчастного случая несколькими годами ранее, был отстроен заново и благодаря этим пожертвованиям отделан мрамором) до тех пор, пока оракул не побудил спартанцев приступить к уничтожению этой тирании (и тем самым, по-видимому, привести Аттику в состав союза).

Однако войска, попытавшиеся высадиться с моря у Фалера, были разбиты наголову конницей, предоставленной фессалийскими союзниками тирана. (Этот альянс мог возникнуть приблизительно в середине VI в. до н. э.: тиран Писистрат (ок. 600—527), возможно, в честь этого события назвал своего третьего сына Фессалом[907].) Второй, и гораздо лучше подготовленный, поход, возглавленный самим Клеоменом, был осуществлен через Исгм; тиранический род и его сторонники были изгнаны, но в политическом смысле Алкмеониды не добились победы, поскольку Клеомен был связан узами взаимного гостеприимства (ксения) с Исаго- ром, другим влиятельным городским аристократом, о жене которого ходили слухи, что она состояла в распутной связи с Клеоменом (так у Геродота; или, может быть, она имела соответствующие распоряжения от своего жаждущего власти супруга?). В ходе последовавшей затем политической борьбы между партиями Клисфена и Исагора последний вновь обратился за военной помощью к Клеомену, однако на этот раз царь привел лишь незначительный отряд, который потерпел поражение. Эго унижение стало причиной нападения войск всего Пелопоннесского союза, которое теперь возглавляли оба спартанских царя. Если верно заявление Геродота о том, что на сей раз сам Клеомен намеревался посадить в Афинах тираном Исагора, то это шло вразрез с обычной пропагандой союза.
Во всяком случае, союзники — вновь ведомые Коринфом — проигнорировали союзную клятву и отступили; второй спартанский царь, Демарат, также отказался от дальнейшего участия в походе, что привело к возникновению крайне тревожной ситуации, о которой позднее в Спарте говорили, что она стала причиной принятия нового закона, согласно которому впредь запрещалось ставить во главе военного предприятия сразу двух царей (Геродот. V.62—76; ср. выше, гл. 5, последний абзац п. I).

Но Афины по-прежнему оставались в опасности, так как этот поход союзников был лишь частью согласованного трехстороннего на них наступления: на северной границе Аттики Фивы и входившие в их федерацию городки (см. выше, конец предыдущего п. IV) уже находились в полной боевой готовности из-за перехода платейцев на сторону противника; также и Халкида состояла в военном альянсе с Фивами и была привлечена к участию в опустошении Аттики[908]. Беотийцы уже захватили Эною и Гисии на аттической границе, в то время как халкидские силы, переправившись через пролив, тревожили Аттику молниеносными набегами.

Рис. 35. Серебряная монета из Халкиды (Беотийская федерация) (Берлин; публ. по: Е. Babelon. Traite des Monnaies grecques et romaines. П.1: 973-974, № 1372).

Благодаря превосходной координации афиняне нанесли поражение обоим противникам: когда халкидяне прекратили свои налеты и переправились назад, афиняне выдвинулись вперед, как бы намереваясь последовать за ними через Еврип, затем повернули назад и напали на беотийские силы, когда те двигались на помощь своим союзникам. Беотийцы понесли серьезные потери, а афиняне переправились на Евбею (как считается, в тот же день) и нанесли халкидянам настолько жестокое поражение, что у уцелевших гиппоботов (аристократических семей, которым принадлежала власть в Халкиде) были конфискованы все их поместья, а четыре тысячи клерухов (xXrjpouyoi — «поселенцы, получившие земельные наделы», аттические граждане) были переселены сюда в качестве колонистов, хотя они могли и не проживать здесь постоянно (Геродот. V.77)[909]. За счет добычи афиняне изготовили бронзовую квадригу (т. е. хорошо всем известную беотийско-халкидскую особенность вооружения) и посвятили ее на Акрополь. Фрагмент от ее каменной базы с частично сохранившейся надписью уцелел после персидского разрушения, сохранились также фрагменты от базы бронзовой копии, которую афиняне воздвигли в ознаменование подобной же победы над беотийцами, случившейся через пятьдесят лет при Энофигах; именно эту копию Геродот описывает и дословно цитирует надпись на ее базе — ту же самую эпиграмму, что была составлена в 507/506 г. до н. э.[910]. 

<< | >>
Источник: Под ред. ДЖ. БОРДМЭНА, Н.-ДЖ.-Л. ХЭММОНДА, Д-М. ЛЬЮИСА,М. ОСТВАЛЬДА. КЕМБРИДЖСКАЯИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА ТОМ IV ПЕРСИЯ, ГРЕЦИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕОК. 525-479 ГГ. ДО И. Э.. 2011

Еще по теме Клеомен и Афины:

  1. ТИРАНИЯ В АФИНАХ Политическая борьба в Аттике и причины установления тирании
  2. РЕФОРМЫ КЛИСФЕНА И ИХ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ РАЗВИТИЯ АФИНСКОЙ ПОЛИСНОЙ ДЕМОКРАТИИ Борьба Клисфена за власть
  3. Греция в 490-480 гг. до н.э.
  4. Глава 3g Дж.-Д. Рэй ЕГИПЕТ В ПЕРИОД С 525 ПО 404 Г. ДО Н. Э.
  5. Глава 4 Д.-М. Льюис ТИРАНИЯ ПИСИСТРАТИДОВ
  6. I. События с 511/510 по 507/506 г. до н. э.
  7. III. Мотивы И ПОСЛЕДСТВИЯ
  8. Остракизм и внутренняя политика с 507/506 по 480/479 г. до н. э.
  9. Спарта и Пелопоннесский союз
  10. Беотия и Евбея
  11. Клеомен и Афины
  12. VII. Спарта и Аргос
  13. VIII. Эгина
  14. Глава 7а Дж.-К. Дэвис РЕЛИГИЯ И ГОСУДАРСТВО
  15. III. Положение в Греции
  16. 3.3. Клисфен достраивает здание демократии
  17. ПИСИСТРАТ И КЛИСФЕН
  18. СУДЬБА МАКЕДОНИИ. СПАРТА И АХЕЙСКИЙ СОЮЗ
  19. 1. Пути развития спартанского полиса и важнейшие черты его социально-политической структуры и внутриполисных отношений