<<
>>

IV. Ксеркс

Для времени Ксеркса количество датированных текстов из Вавилонии, доступных в настоящее время в опубликованном виде, невелико, хотя оно постоянно возрастает[393]. Документы историографического характера также представлены весьма скупо: астрономические тексты, содержащие исторические указания, большей частью остаются неопубликованными[394] (хотя дата убийства Ксеркса установлена по вавилонской записи о лунном затмении);[395] одна из хроник, вероятно, содержит указание на Ксеркса;162 невозможно использовать в качестве исторического источника так называемую «Антидэвовскую надпись Ксеркса» (XPh)[396].

Неоднократно повторяемые греческими авторами (Ктесий. FGrH 688 F 13; Арриан. Анабасис. Ш.16.4, VH.17.2; Страбон. XVI. 1.5; Диодор. XVTL112; Плутарх. Моралии. 173с) ссылки на разрушения в Вавилонии, совершенные Ксерксом в наказание за восстание, происходят из одного неправильно понятого места у Геродота (1.183.3), где упоминается о похищении Ксерксом одной золотой статуи (lt;andrias), которую историк совершенно четко отличает от культовой статуи (agalma) Бела. Эти ссылки на разрушения трудно обосновать с помощью современного вавилонского материала[397], к тому же они создают серьезные хронологические проблемы.

Если исходить из просопографических и хронологических соображений, очень вероятно, что при Ксерксе случились два восстания: во главе одного стоял Бел-шиманни (Bel-simanni), и отнесено оно может быть ко второму году правления Ксеркса (осень 484 г. до н. э.); второе можно датировать — хотя здесь нет полной уверенности — четвертым годом (осень 482 г. до н. э.), и возглавил его Шамаш-эриба (samas-eriba)[398]. Кого из этих двух лиц следует связывать со смутой, о которой рассказывается у классических авторов, а также с увозом статуи и с общим разрушением вавилонских святилищ (о чем говорится только в позднейших источниках), остается совершенно неясным.

И неясность эта отнюдь не ослабляется тем фактом, что знаменитый рассказ Геродота о хитрости Зопира, помогшего Дарию взять Вавилон (Ш. 155—169), недвусмысленно противоречит информации Ктесия [FGrH 688 F 13.26), который связал эту историю с подавлением Мегабизом восстания, произошедшего во времена Ксеркса[399]. Дополнительные данные об отношениях Ксеркса с Вавилонией пытались, как правило, найти в последовательных изменениях его царской титула- туры; самые ранние тексты, как и в случае с ахеменидскими предшественниками Ксеркса, регулярно величают его «Царь Вавилона и Стран». Во второй месяц первого года правления титул расширился до «Царь Персии и Мидии, Царь Вавилона и Стран»[400], хотя постоянства в использовании этого более длинного титула не наблюдается вплоть до следующего года. Общепринято, что в последний раз данный титул появился в тексте, датированном четвертым месяцем четвертого года (= 1 июля 482 г. до н. э.)[401], а после этого ссылка в титуле на Вавилон исчезла, хотя длинный титул «Царь Персии и Мидии, Царь Стран» обнаруживается в документах вплоть до конца 481 г. до н. э. [UETYV: 525; XI/6/5). Было высказано предположение, что после этого стандартным для Ксеркса и для всех последующих ахеменидских правителей стал короткий титул «Царь Стран»[402]. Все попытки объяснить эти изменения носили гипотетический характер и зачастую базировались на предположениях относительно личных качеств самого Ксеркса, информация о которых в конечном счете восходит к греческим писателям[403]. В качестве более важного фактора в развитии титулатуры обычно считают явное исчезновение элемента «Царь Вавилона» после восстания Шамаш-эрибы. Принято думать, что в связи с увозом статуи Мардука из Вавилона ритуалы праздника akitu не могли более исполняться персидскими царями в Вавилонии, поэтому, с вавилонской точки зрения, последние не могли восприниматься в качестве легитимных правителей. Принятие данной интерпретации всегда сталкивалось с некоторыми трудностями[404], но по-настоящему эта преобладающая гипотеза была разрушена лишь благодаря двум новым сериям текстов, датированных ахеменидским периодом[405].
Стало ясно, что титулы Ксеркса в самой Вавилонии и после четвертого года его правления достаточно часто содержали элемент «Царь Вавилона»; последний известный на настоящий момент случай, засвидетельствованный для Ксеркса, датирован шестнадцатым годом его правления. Такой титул зафиксирован даже для Артаксеркса I (в его четвертый царский год), а один раз он назван «Царем Персии, Мидии, Вавилона и Стран»[406]. Эти последние данные показывают, насколько ненадежными ориентирами являются титулы персидских царей на пути исследования реальных исторических фактов[407].

На основании документа (К? Ш: 187), датируемого относительно ранним периодом правления Артаксеркса I, можно сделать вывод о том, что главный вавилонский храм Эсагила осуществлял в это время контроль над процветавшими и обширными земельными владениями и был полностью укомплектован храмовым персоналом; похоже, что Ксеркс в роли разрушителя вавилонских храмов и похитителя статуи Мардука засвидетельствован только в некоторых позднейших классических источниках, которые вполне могут отражать особое эллинское предубеждение против того, кто некогда посягнул на Грецию. Имеющиеся на сегодняшний момент данные доказывают, что, хотя стиль персидского державного владычества мог существенно меняться, Ксеркс не прибегал ни к каким неожиданным, радикальным или грубым переменам.

Аргументация, согласно которой Вавилония после 482 г. до н. э. в результате восстаний оказалась в состоянии глубокого упадка, покоится в основе своей на нехватке позднейшего документального материала и на том факте, что приблизительно в это время прекращают функционировать некоторые архивы[408]. Принимая во внимание то обстоятельство, что сохранение конкретных древних текстов и попадание их в научный оборот носит случайный характер, а также то, что сохранившиеся документы публикуются неравномерно, к подобной аргументации следует относиться с предельной осторожностью. Недавно, например, были собраны все сохранившиеся данные по фрагментированному семейному архиву[409], датированному главным образом по правлению Ксеркса и показывающему, что данная семья (а именно семья Татганну, первоначально засвидетельствованная в Борсиппе) могла вести коммерческую деятельность, вполне сопоставимую по масштабам и объемам с бизнесом знаменитого торгового дома Мурашу. Поэтому более разумно было бы рассматривать время правления Ксеркса как переходный период, в течение которого реформы, инициированные Дарием I, начали приносить плоды, а Вавилония оказалась глубже втянута в развивавшуюся ахеменидскую имперскую структуру. Попытки вывести более далеко идущие умозаключения могут привести к злоупотреблению имеющимися данными, когда, например, прилагают чрезмерные усилия с целью согласовать вавилонские клинописные свидетельства с греческими источниками, которые дают лишь непрямую, происходящую из другого исторического периода и в отдельных случаях предвзятую информацию. 

<< | >>
Источник: Под ред. ДЖ. БОРДМЭНА, Н.-ДЖ.-Л. ХЭММОНДА, Д-М. ЛЬЮИСА,М. ОСТВАЛЬДА. КЕМБРИДЖСКАЯИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА ТОМ IV ПЕРСИЯ, ГРЕЦИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕОК. 525-479 ГГ. ДО И. Э.. 2011

Еще по теме IV. Ксеркс:

  1. Поход Ксеркса.
  2. Вторжение армии Ксеркса
  3. Глава 2 Т. КайлерЯнг-мл. УКРЕПЛЕНИЕ ДЕРЖАВЫ И ДОСТИЖЕНИЕПРЕДЕЛОВ ЕЕ РОСТА ПРИ ДАРИИИ КСЕРКСЕ
  4. Правление Ксеркса: завершение экспансии
  5. Восстание в Вавилоне
  6. Ксеркс после Платейской битвы
  7. Правления Дария и Ксеркса в СОВОКУПНОМ ИЗЛОЖЕНИИ
  8. Глава З А.              Курт ВАВИЛОНИЯ ОТ КИРА ДО КСЕРКСА
  9. Источники
  10. IV. Ксеркс