<<
>>

1. ОТКРЫТИЕ ХЕТТОВ

Хетты были известны до середины прошлого столетия только по данным Библии. В русском переводе Библии «сынами хеттовыми», «сынами Хета», «хеттеями», «хеттеяпами» названа одна из доеврейских народностей Палестины и Сирии.

Именно поэтому ученые сперва считали родиной хеттов Палестину или Сирию, что не подтвердилось дальнейшими исследованиями. Что касается античных авторов, то опи вообще не имели представления о хеттах.

Существование хеттов как одного из крупных народов древнего Востока подтвердилось в прошлом веке успешной дешифровкой египетской иероглифики и аккадской клинописи.

С конца прошлого столетия о хеттах стало известно также из клинописных текстов архива из Телль-Амарны в Египте, содержавшего дипломатическую переписку египетских фараонов (в частности, Аменхетепа III и Аменхетепа IV — Эхнатона) с разными царями государств Ближнего Востока (на аккадском языке). Судя по этой переписке, Хеттское царство могло рассматриваться как сильное государство, центр которого находился где-то в Малой Азии, а его политическое влияние распространялось на районы Северной Сирии, где сталкивались интересы египтян, хеттов и Митании. Было ясно, что Хеттское царство |(по-египетски, в условном чтении, Хета; по-аккадски Хатти) являлось крупнейшей державой древнего Востока, соперничавшей как с Египтом, так и с Ассирией.

Предположение о господстве хеттов в Малой Азии полностью подтвердилось только с начала нашего столетия, когда в 1906— 1912 гг. под руководством пемецкого востоковеда Г. Винклера производились первые археологические раскопки в турецком селении Богазкёй (в 150 км к востоку от Апкары). Археологи открыли здесь тысячи клинописных табличек, часть которых бы- ла составлена на аккадском языке, а подавляющее большинство написано хорошо знакомой аккадской клинописью, но на каком- то неизвестном тогда древнем языке, дешифровкой которого сразу занялись ученые.

Уже в 1915 г. чешскому исследователю Б. Грозному удалось определить характер этого языка и заключить, что он принадлежал к индоевропейской языковой семье. Ученые назвали его «хеттским клинописным» (в отличие от «хеттского иероглифического» — вернее, лувийского,— образцы которого также были обнаружены в Северной Сирии и Малой Азии еще до начала прошлого века). Само древнее население Малой Азии называло «хеттский клинописный» язык «не- снтским» (по имени г. Неса — точнее, может быть, Гпеса; более древнее название Канес, или Каниш). В том же архиве были найдены тексты и на других древних языках Малой Азии.

Дешифровка найденных в Богазкёе табличек показала, что обнаружен клинописный архив, содержащий тексты разного характера. На месте Богазкёя была расположена столица хеттов — Хаттуса, или Хаттуша. Свою страну (и царство в целом) хетты обозначали термином «Хатти». Основная территория распространения собственно хеттов (неситов) включала в себя не Палестину и Сирию, как предполагалось раньше, а центральную часть Малой Азии. Большая часть Анатолии и районы Северной Сирии (а порой и Северной Месопотамии) лишь подчинялись хеттам.

Расшифровка хеттских клинописных текстов из Богазкёя положила начало новой науке — хеттологии, изучающей историю, языки и культуру населения Малой Азии (с древнейших времен до середины I тысячелетия до н. э.). Археологические раскопки, ведущиеся и поныне в разных местах Малой Азии, выявили не только новые клинописные тексты, но и ценнейшие памятники материальной культуры, свидетельствующие о том, что корни исторического развития Малой Азии уходят от II тысячелетия до н. э. далеко в глубь веков.

2. ДОХЕТТСКИЙ ПЕРИОД В ЦЕНТРАЛЬНОЙ МАЛОЙ АЗИИ 78

Полуостров Малая Азия представляет собой сухую котловину, окруженную горами: с юга — Таврским, с севера — Пон- тийским хребтом; на западе долины рек открывают путь теплым ветрам с Эгейского моря, на востоке обе гряды гор, по ту сторону долины верхнего Евфрата, текущего с севера на юг, переходят в изрезанное замкнутыми долинами Армянское нагорье (Восточную Анатолию).

Этот полуостров, называемый также Анатолием и образующий азиатскую часть современной Турции,-—один из древней- ших в мире очагов земледелия и скотоводства. В X—VIII тысячелетиях до и. э. здесь господствовал относительно влажный климат, предгорья покрывали луга злаковых трав, среди которых были предки ячменя и пшеницы-однозернянки; дожди выпадали еще довольно обильно и регулярно. В горах и на равнинах паслись стада дикого мелкого и крупного рогатого скота. Именно здесь, наряду с Сирией и Палестиной и западными склонами Иранского нагорья, люди раннего неолита (новокаменного века) впервые научились высевать злаки искусственно, вскапывая предварительно землю палками, а позже мотыгами, и сжинать первые хлеба; еще ранее для жатвы диких злаков был изобретен серп, костяной или деревянный, со вставленными кремневыми зубьями. В этих же местах был сначала приручен, а затем и одомашнен первый скот.

Режим питания неолитических племен Малой Азии в это время значительно улучшился по сравнению с эпохой собирательства и охоты, смертность снизилась, и население начало расти. Возникали крупные поселки с тесно скученными глинобитными жилищами, среди которых имелись и святилища со стенной росписью; утварь стала более прихотливой и разнообразной — общество явно быстро продвигалось в сторону цивилизации. Наиболее известен большой поселок, почти город (население его могло составлять тысяч пять), найденный под городищем Чатал-хююк в центре полуострова. Есть гипотеза, согласно которой культура Чатал-хююка была создана отдаленными предками будущих носителей индоевропейских и, возможно, картвельских языков.

В начале этого периода па севере Европы еще сохранялись остатки Великого Оледенения, но с отступлением ледников климат стал, по-видимому, суше. Так или иначе, можно считать установленным, что примерно в VI тысячелетии до н. э. в результате вековых климатических колебаний на всем Ближнем Востоке наступает длительная засушливая эпоха. Луга и поля центральной части Анатолии высыхают, гибнут чатал-хююкская и родственные ей культуры, так и не успев дорасти до уровня цивилизации.

Немного ранее начинается распространение земледелия и скотоводства в Юго-Восточной Европе — сначала (примерно с VII тысячелетия до н. э.) в Македонии, а затем и на Балканах, и пе исключено, что именно туда ушло большинство чатал- хююкцев. Но другие остались на полуострове, и, может быть, некоторые из них сдвинулись в сторону Закавказья.

Раннеисторическое развитие Малой Азии продолжалось и в последующие эпохи, когда окончательно образовались отдельные культурно-экономические районы в западной и восточной, в северной и южной, а также в центральной области Анатолии. В периоды энеолита и ранней бронзы значительных успехов в экономическом и культурном развитии добились центральная и восточная части Малой Азии, на что указывают датируемые

IV—III тысячелетиями до и. э. археологические материалы, добытые на городищах Аладжа-хююк, Алишар-хююк, Хороз-тене. Именно в Центральной Анатоліги позднее было создано Хеттское царство, просуществовавшее на протяжении почти всего II тысячелетия до н. э.

Малая Азия была связующим звеном, своеобразным мостом, соединяющим Ближний Восток с Эгейским миром и Балканским полуостровом. Особо важную роль в этих связях играл город Троя, стоявший на азиатском берегу у Геллеспонта, или Дарданелльського пролива, который ведет из Эгейского моря (части Средиземного) в Черное море. Здесь ясно ощущалось взаимовлияние племен Балканского и Малоазийского полуостровов. Однако не только благоприятным географическим расположением отличалась Малая Азия в древности. Решающую роль в экономическом и культурном развитии Анатолии сыграли ее природные богатства, в особенности металлы (медь, серебро, свинец, золото), которые давно привлекали внимание и соседних с Малой Азией стран древнего Ближнего Востока.

Уже к III тысячелетию до п. э. укрепленные пункты, расположенные па холмах восточной части п-ова Малая Азия, являлись центрами экономической, политической и культурной жизни малоазийских племен. Однако древнейшие эти племена не были хеттами-неситами (индоевропейцами), которые появились на востоке Малой Азии, согласно письменным источникам, лишь позднее, вероятно с конца III тысячелетия до н. э. Ученые называют древнейшие коренные племена «протохеттами» (т. е. жившими в указанных частях Анатолии до образования Хеттского государства) или хаттами, поскольку язык их назван в хеттских клинописных текстах, составленных во второй половине II тысячелетия до н. э., хаттским. Этот термин происходит от названия центральной части страны хаттов — Хатти (это название лишь позднее заимствовали хетты-неситы для обозначения своей страны). Центром их политической и культурно-экономической жизни был город Хаттуса.

Природные богатства приводили в Анатолию купцов разных стран древнего Ближнего Востока. Согласно одной поздней хеттской легенде, например, аккадские купцы появились в Малой Азии якобы еще в XXIV в. до п. э., т. е. в период правления Саргопа Древнего, царя Аккада. Еще раньше вверх по Евфрату в горные области проникали и даже селились там шумеры.

К началу II тысячелетия до и. э. через горы Тавра и вдоль таврских предгорий проходила важнейшая для Передней Азии дорога на запад в Сирию и Малую Азию и далее на побережья и острова Средиземного и Эгейского морей. Главные перевалочные пункты странствующих торговцев устраивались по возможности в районах со стабильным социальным режимом, но слабым контролем государства. Усиление местного государственного контроля над торговлей приводило к оперативному перемещению торговой базы в более благоприятные места.

Документы и письма из клинописных архивов XX—XIX BP. до н. э., найденные в торговом пригороде города Каниша, или Канёса (ныне Кюль-тепе около г. Кайсери), раскрывают устройство организации профессиональных торговцев древности та iv подробно, как никакой другой архив.

Еще с того времени, когда таблички из Каниша были найдены впервые и не были прочитаны и язык их был неизвестен, за ними закрепилось название «каппадокийских», по позднейшему названию этой части Малой Азии.

Центральная торговая община Каниша (карум Каниш) контролировала через свою контору (бит карим) торговый оборот в Северной Сирии, Малой Азии и Северной Месопотамии благодаря развитой системе взаимного кредита, без которого не можег развиваться вообще никакая торговля. Карум (букв, «пристань», также «рынок») при городе Канише являлся автономной самоуправлявшейся организацией торговцев с общим собранием «от мала до велика», игравшим роль, подобную роли народного собрания в городах-государствах. Определение «от мала до велика» подчеркивало равенство участников торговли, хотя состоятельность их была далеко пе равной. Собрание было судебным органом, который имел право вынести решение о передаче общей кассы из рук менее надежных в более надежные, мог казнить и миловать. Во главе карум а стоял совет из 48 человек, распоряжавшийся делами центральной конторы. Из круга этих лиц, как мы полагаем, поочередно дежурила шестерка — комитет, отвечавший за дела в течение шестидневной недели (хаму штум— «пятая часть месяца»); каждый дежурный, тоже называвшийся хамуштум, следил за текущими делами одного дня. Срок действия совета составлял тысячу дней (лйммум — «тысяча»); этим же термином обозначались годичные эпонимы-казначеи из числа тех же самых членов сввета; опи же возглавляли совет каждый в течение своего года. Термин лиммум сохранился и позже, по только как название должности эпонима года; по таким эпонимам велось летосчисление.

Предложенное в советской пауке толкование канишской организации как самостоятельного международного торгового объединения расходится с общепринятым в традиции западной науки, где наиболее популярным остается определение карума как торгової! колонии города Ашшура на р. Тигр. Однако теперь всеми исследователями признан факт существования значительной контрабанды из Малой Азии, с которой боролись местные малоазийские власти; они же собирали и побор с законной торговли. Это касается как карума Каниша, так и целой сети торговых факторий (кару) и станов (вабаратум), разбросанных по Сирии, Месопотамии, восточной и центральной части Малой Азии. Из этого видно, что охрапно-контрольная служба иа дорогах в период процветания известной нам по клинописным архивам торговли была в руках местных властей. В то же время главная фактория — карум Каниш — делала сборы с кара- ванов и обеспечивала их продвижение по дорогам, не спрашиваясь ни местных, ни ашшурских властей, и поэтому являлась автономной централизованной торговой организацией. Ашшур, несомненно, имел влияние на торговцев организации, но ему не принадлежала в Малой Азии политическая власть. Такой факт, как составление в конторе карума письменного договора о контрабанде доказывает независимость этой общины от всех властей. О том же говорит и текст присяги, приносившейся торговцами: главная заповедь — не говорить ничего лишнего в момент досмотра,— очевидно, будь то в Каиише или в Лшшуре. За лишние слова виновному грозило рассеяние всех его родичей и неблагоприятное решение его дел в суде.

В случае ареста контрабанды (это было главным образом железо, вывоз которого из Малой Азии был запрещен местпыми- государствами) виновного в ее провозе солидарно выкупали за счет фонда, в котором имелся пай пострадавшего.

Карум Каниша, судя по археологическим данным, существовал и до прихода туда ашшурцев, и после их ухода. Сведения о контрабанде относятся к периоду расцвета малоазийской международной торговли; лишь к самому концу периода появляется договор — заметим, не между Ашшуром и местными государствами, а между карумами и местными царьками и представителями торговцев в Малой Азии (двумя ашшурцами и двумя малоазийцами), по без представительства властей г. Ашшура. По договору устанавливался, между прочим, и запрет контрабандных перевозок. Это значительно снизило выгоды малоазийской торговли, и она быстро свернулась (чему, впрочем, еще более способствовал захват месопотамских путей аморейским царем Шамши-Ададом I).

Систематические раскопки Каниша и его пригородов показали, что найденные до сих пор архивы происходят из пригорода, расположенного поодаль от того главного холма, где находилась цитадель независимого города-государства Капиш; документы из цитадели, хотя и немногочисленные, составлены на том же аш- шурском диалекте и писаны тем же ашшурским пошибом; эта письменность использовалась также правителями Каниша и его администрацией для их собственных юридических и хозяйственных документов. Этнический состав как самого города Каниша, так и южной оконечности торгового пригорода — карума был не ашшурским: среди имен преобладают хаттские, т. е. принадлежащие к языку аборигенов, родственному современным языкам Западного Кавказа; есть индоевропейские хеттские и изредка хурритские; центр торгового пригорода был этнически смешанным, и только северная его окраина, раскопанная кладоискателями еще в прошлом веке, была собственно ашшурской. Именно это, а также повсеместное употребление в Канише ашшурской разновидности клинописи и было причиной неточного определения капишской торговой организации как непосредственно ашшурской. Одиакэ в состав совета торговой общины Каниша вхо- дили и местные торговцы, исполнявшие в свой черед службу недельного дежурства по конторе и обязанности энонима-каз- начея.

Бремя от времени устраивалась проверка всех складов на предмет обнаружения незарегистрированных грузов, так как все были обязаны платить 5% рыночной пошлины (нисхатум) во дворец каждого города-государства по пути каравана (грузы перевозились на ослах), а также депозитный сбор в торговую контору (шадду'атум).

Кредиторами торговцев нередко бывали сборщики ремесленной продукции (умми'анум) или государственные финансово- торговые агенты (там кар ум). В отличие от частных кредиторов, ни те, ни другие никогда не называются в документах по личному имени — очевидно, функция здесь была важнее, чем конкретная личность. Сами купцы обычно не обозначаются термином «тамкарум», хотя иной раз выступают «за тамкарума». Государственный агент мог иногда принимать участие в торговле; но даже в крупнейшем кассовом союзе, оперировавшем пятнадцатью килограммами золота, его вклад не превышал десятой доли всех вкладов; однако его участие было нужно для легализации торговли.

Тот, кто вносил в фонд кассового союза двойной взнос, имел право распоряжения фондом. Такой оптовик мог брать на откуп и пошлину местному государству; таким образом, и она могла пускаться в оборот. Что касается депозитного сбора, то он являлся страховым фондом торговой общины.

Финансовый учет велся в серебре, и оно же определяло масштаб цен. Но главными средствами платежа были медь и йнна- кум 79. Медную и серебряную руду обогащали в К а нише, золото плавили во дворцах нейтральных городов Сирии. Как уже упоминалось, существовала и контрабандная беспошлинная торговля, главной статьей которой было железо, запрещенное к вывозу государствами Малой Азии; ценилось оно в 40 раз выше золота. Ашшурцы торговали мееопотамскими тканями, местные торговцы — местными, но ашшуре кие власти запрещали своим гражданам поддерживать ткацкий промысел Малой Азии, конкурировавший с месопотамськім. Иноземные, в том числе и ашшурскне, торговцы не имели права выдавать ссуды под залог личности или недвижимости местных граждан — это была привилегия их местных компаньонов, но ашшурцы не очень и стремились пускать корни в этой чужой стране, предпочитая сохранять мобильность на случай ужесточения местного государственного контроля.

Можно предполагать, что анштурские купцы появились в Малой Азии как торговцы высококачественными или, наоборот, осо- бо дешевыми месопотамськими ткапями. Но во время, к котором/ относятся найденные архивы, эта их деятельность явно отошла на задний план по сравнению с другой.

Архив одного из крупнейших оптовиков канишской торговли, Имд-Эла, показывает одновременное участие в операциях этого дома до 30 родичей трех поколений, включая и некоторых женщин (сестер и дочерей), но исключая свойственников: зятья не участвуют в операциях; не участвуют в них и соседи.

Один из крупнейших балансов Имд-Эла подсчитан в деньгах- аннакум: из 410 талантов (свыше 12 т), полученных от 35 лиц, доля самого Имд-Эла составляла 57 талантов (1710 кг); в пересчете на серебро по курсу аннакума в Месопотамии (1 : 15) это составит 114 кг серебра, по курсу золота там же (1:4)—примерно 29,5 кг золота. В Малой Азии золото стоило вдвое дороже, аннакум — вдвое дешевле. Именно эта разница и привлекала в Малую Азию иноземных торговцев, спекулировавших своей валютой, аннакум.

Личный доход Имд-Эла позволил ему купить два дома в Ашшуре: за 5 кг серебра и за 1,5 кг; таким образом, получается, что он, возможно, и не был выходцем из Ашшура или, во всяком случае, не был его постоянным жителем, а перебрался туда, где жизнь профессионального торговца была лучше всего защи- шена, поскольку именно этот город искони существовал как торговый центр и сильная крепость. С переездом его в Ашшур и начавшимися в Малой Азии усобицами торговля дома Имд-Эла быстро сворачивается. Деловые качества его сыновей были несравнимы с его собственными: в одном из писем, адресованных дочери, он просит ее присматривать за братом, чтобы тот меньше думал о хлебе и пиве («заставь его быть муя^чиной!»). В самом пространном письме от этого сына говорится, что другие сыновья воруют у своих отцов до 5 кг серебра (цена хорошего дома), а ои так не поступал и неповинен в том, что их дом потерял право на откуп пошлины. Это была главная выгода для оптовика, заставлявшая его стремиться увеличить свой пай в коллективной торговле. При оптовой торговле, в момент досмотра товаров во дворце, торговцам иногда удавалось скрыть до половины и больше тканей — главного и наиболее доходного из товаров импорта. Цена тканей колебалась между 3,5 и 35 сиклями серебра (V4 кг) за штуку, а то и выше.

В «канпадокийских» табличках сохранилось немало собственных имеп и отдельных слов индоевропейского происхождения, но появление в Малой Азии индоевропейских племен следует отнести к более ранпему периоду. Пока еще не решен вопрос о точном времени и пути продвижения индоевропейских племен в Малую Азию. Существуют гипотезы об их переселении в Анатолию в древнейшую эпоху через Балкапы, через Кавказ, через восточные районы, но ни одна из пих еще пе подтверждена окончательно. Есть даже предположение, что индоевропейские племена могли изначально жить в самой Малой Азии. Бесспорным в иа- стоящее время является то, что к началу II тысячелетия до н.э. индоевропейские племена уже были расчленены на иеситов, занявших территорию, видимо, к югу или юго-востоку от Центральной Малой Азии, откуда они постепенно распространялись на север, где обитали хатты («протохетты»); на палайцев, живших в стране Пала на севере Малой Азии, где они также находились в контакте с хаттами; и наконец, на лувиицев, страна которых — Лувия — простиралась иа юге и юго-западе Малой Азии. Лувийцы распространились и на юго-восток Анатолии, где почти одновременно или раньше появился и хурритскпй этнический элемент.

Значительные сдвиги, имевшие место в хозяйстве и технике восточной части Малой Азии с начала II тысячелетия до н. э. (в частности, в XIX—XVIII вв. до н. э.), вызвали соответствующие изменения в сфере общественных отношений. Процесс социальной и имущественной дифференциации далеко зашел среди местного населения. На территории восточной части Малой Азшг было, видимо, еще в III тысячелетии до н. э. создано несколько политических образований типа городов-государств, во главе которых стояли рубйу (цари) или рубйтум (царицы). При царском дворе имелось множество «великих», занимавших разные государственные должности («начальника лестницы»80, «начальника кузнецов», «главного виночерпия», «главного над садовниками) и многих других). Города-государства Малой Азии пользовались письменностью и письменным языком, заимствованным у аш- шурских купцов. Среди городов-государств происходила борьба за политическую гегемонию; на первых порах верх взяла Пуру- схаида, правитель которой считался «великим царем» среди остальных правителей городов-государств Малой Азии. Позднее же ситуация изменилась в пользу города-государства Куссары, расположенного где-то на юге или юго-востоке Центральной Анатолии.

Из первых правителей Куссары нам известны Питхана и его сын Апитта (ок. 1790—1750 гг. до н. э.). Еще когда Анптта был «начальником лестницы», начинается расширение владений Куссары. Из текста, составленного Аниттой и дошедшего до нас на хеттском (неситском) языке лишь в поздней редакции, мы узнаем, что «царь Куссары (т. е. отец Анитты) с целым множеством (войск) из города вниз спустился и город Несу ночью приступом взял. Царя Песы он схватил, а (из) сыновей (т. е. граждан) Несы зла никому не причинил. И он сделал их себе матерями и отцами». Завоевательную политику отца продолжил Анитта, покоривший ряд близлежащих районов Центральной Малой Азии. Оп два раза победил Ппуети, царя страны Хатти, а Хаттусу сровнял с землей. Анптта пошел в поход против Пурусхапды, царь которой без боя покорился, передав ему знаки царской власти (железный трон и скипетр). Анитта сделал своей царской резиденцией г. Несу, где построил крепости и храмы, и уже величал себя «великим царем». В его городе почитались божества индоевропейского и исконного хаттского происхождения.

Созданное при Анитте Куссарское царство было самым мощным политическим объединением, существовавшим в Центральной Малой Азии до образования Хеттского государства. С завоеваниями Анитты, по-видимому, исчезли иноземные торговые колонии (фактории) по всей Анатолии.

Предполагается также, что во время правлепия Анитты происходило постепенное распространение индоевропейских несит- ских племен во всей центральной части Анатолии, где до сих пор проживали хатты. В период этого хеттско-хаттского соприкосновения, длившегося несколько столетий, в течение которых пришлые индоевропейцы сливались с коренным населением, хат- тский язык был поглощен хеттским-неситским, который одновременно и сам претерпел определенные изменения (в фонетике, лексике, морфологии).

В результате слияния индоевропейцев с аборигенными хагт- скими племенами в Центральной Малой Азии образовался хеттский этнос, создавший приблизительно к середине XVIII в. до п. э. могущественное Хеттское государство, целиком воспринявшее богатые культурные традиции хаттов. Историю этого государства ученые условно делят па три главных периода: Древнее, Среднее и Новое царства.

<< | >>
Источник: Дьяконов И.М., Неронова В.Д., Свенцицкая И.С.. История Древнего мира. Изд. 3-е, исправленное и дополненное. М.: Наука: Главная редакция восточной литературы издательства. Ранняя древность.—470 с. с карт.. 1989

Еще по теме 1. ОТКРЫТИЕ ХЕТТОВ:

  1. 1. ОТКРЫТИЕ ХЕТТОВ
  2. Малая Азия и смежные области после гибели Хеттского царства.
  3. К
  4. О
  5. МЕТЕОРИТЫ И МЕТАЛЛУРГИЯ
  6. Первый город Иерихон
  7. Как и когда открывали хеттов
  8. Превратности XX века на страже хеттологии
  9. Лирическое отступление из истории Египта в историю Хеттии
  10. ХЕТТСКАЯ ПРОБЛЕМА
  11. ЭЛЛИНЫ И ЖИТЕЛИ ЭГЕИДЫ