<<
>>

2. Политическая борьба в Спарте в 70-е годы V в. до н. э. (Дело Павсания)

Греко-персидские войны выдвинули .как в Спарте, так и в Афинах новых лидеров, которые, добившись успехов в борьбе с персами и вынашивая планы более грандиозных мероприятий, вступали в противоречие с традиционными принципами и нормами полисной жизни.
Этими политиками были в Спарте Павса- ний, а в Афинах — Фемистокл, Уже древние авторы, описывая их жизнь как бы в сравнении (Thuc. I, 89.3—96; 128.3—138; Diod. XL 39—47; 56—59), видели в их судьбе черты сходства. Они проявлялись не в том, что оба политика претерпели наказание от облагодетельствованных ими . же людей. Сходство обнаруживается прежде всего в том, что Павсаний и Фемистокл относились к типу политических деятелей, как бы опережавших своими поступками эпоху. В самом деле, имперские и гегемо- нистские цели Павсания, которых он думал достигнуть, опираясь на помощь персидского царя, в значительной степени были воплощены в жизнь в конце V в. до н. э. Лисандром. Начинания же Фемистокла впоследствии во многом были продолжены и осуществлены Эфиальтом и Периклом. Кроме того, гибель Павсания и изгнание Фемистокла явились важной вехой в афино- спартанских отношениях. В то время как в Спарте после расправы с Павсанием значительно окрепла консервативно-олигархическая правящая политическая группа эфоров и геронтов, в Афинах же после изгнания Фемистокла усилилась консервативно-аристократическая группировка знати во главе с Кимо- ном. Это в значительной степени стабилизировало взаимоотношения между Спартой и Афинами, закрепив на некоторое время во внешней политике этих полисов принцип афино-спартанского дуализма. Сначала обратимся к рассмотрению роли Павсания в событиях 70-х гг. V в. до н. э. Основными источниками, повествующими о деятельности Павсания после 479 г., являются Фукидид (I. 95; 128—135); Диодор (XI. 44—46); Плутарх (Arist. 23; Cim. 6) и Нелот (Paus. 2—15). Краткие дополнительные сведения дают Геродот (V.
32; VIII. 3); Аристотель (Ath. Pol. 23.2— 3) и Юстин (9.1.3). Личность Павсания неоднократно привлекала к себе внимание ученых, в том числе и отечественных, однако далеко не всегда с их выводами можно согласиться, тем более, когда они отличаются гиперкритическим отношением к данным традициям43. Анализ сведений Фукидида и других авторов убеждает нас в том, что рассказ историка представляет единое целое и должен быть положен в основу реконструкции деятельности Павсания и связанных с ним событий. Диодор, также передающий достаточно детальный рассказ о Павсании, не противоречит Фукидиду, хотя он допускает некоторые отклонения, обусловленные как сокращением сведений Фукидида, так и влиянием материала, позаимствованного из других источников, в частности из Эфора. Сообщение Диодора вместе с рассказом Фукидида, дополняемое сведениями других авторов, позволяет уточнить хронологию событий и определить главное их содержание. Диодору приходилось в угоду принятой им хронологической системе ан- налистического и синхронистического изложения материала некоторые события, длившиеся несколько лет, приурочивать к одному году. Часто он брал за основу завершающий год и к нему присоединял то, что случилось прежде. Это характерно и для его рассказа о деятельности Павсания. Все описываемые события он относит к 477 г. Сопоставление данных всей известной традиции позволяет сделать вывод, что этот год был завершающим в политической карьере спартанского регента. Его действия на Кипре в качестве стратега эллинов и взятие Византия относятся к 478 г. (Thuc. I. 94). Поведение Павсания в Византие источники единодушно характеризуют как тираническое. Они указывают на то, что он значительно превышал свои полномочия и действовал вопреки обычаям эллинов (Thuc* I. 130. 1—2; Diod. XI. 44.5). Находясь вдали от Спарты и пользуясь своим положением стратега-автократора (Thuc. I. 94) „ Павсаний строил честолюбивые замыслы достижения господства в Элладе. Возможно, через Мегабата (см. Hdt. V. 32) он установил контакты с Ксерксом.
Однако его первое пребывание в Византие оказалось недолговременным, поэтому он успел только наладить связь с царем. Союзники не желали терпеть его диктат и жаловались в Спарту. Лакедемоняне незадолго до окончания срока пребывания Павсания в должности возвратили его и предали суду. Однако он был оправдан. Относительно его связи с персами у спартанцев в это время1 не было никаких доказательств. Тем не менее вследствие недовольства союзников спартиаты более не предоставили Павсанию полномочий главнокомандующего (Thuc. I. 95.6). Тогда Павсаний отправился в Византий в качестве частного лица (Thuc. I. 128.3), но будучи изгнан афинянами, он поселился в Троянских Колонах, где, как говорит Фукидид (I. 131.1), «имел недобрые намерения». Эти события произошли в течение весны-лета 477 г. Некоторые современные исследователи, отвергая сообщение Фукидида о связях Павсания с персами во второй период его пребывания в Византие, а также во время проживания в Колонах (в Троаде), выдвигают свою, кажущуюся им более правильной, интерпретацию. Они считают, что возвращение Павсания в Византий и последовавшее затем поселение его в Колонах было осуществлено в соответствии с тайным поручением от спартанских властей44. Однако этот путь едва ли может привести к плодотворному результату. Если спартанские власти дали Павсанию тайное поручение, то какова его цель? Вернуть Спарте гегемонию он не мог. Вести, как считает Лэнг, тайные переговоры с персами от имени Спарты — это слишком далеко уводящая нас от текста источника гипотеза. Таким образом, мы не видим целесообразности в отказе от сообщения Фукидида. Признав же его за основу, можно прийти к результату, более соответствующему истине. Павсаний, отправляясь в Геллеспонт частным образом, стремился восстановить свое влияние и господство. Он мог надеяться на успех, только получив поддержку извне, т. е. от персов. В это время Колоны не входили в состав Делосской симмахии и отсюда было значительно ближе в Даокилей — резиденцию сатрапа Ар- табаза, которому Ксеркс поручил вести переговоры с Павсани- ем и оказывать ему помощь45.
Однако приказ лакедемонян немедленно вернуться в Спарту нарушил дальнейшие планы Пав- сания. Поэтому замечание Фукидида о том, что спартанцы не имели никаких улик против него, возможно, объяснялось непродолжительностью его пребывания в Геллеспонте в первый и во второй периоды. За это время Павсаний не успел предпринять каких-либо серьезных действий, что же касается переписки с царем, то она до времени оставалась в тайне. Возможно, уже после возвращения в Спарту из Троянских Колон Павсаний решил заручиться поддержкой илотов (Thuc. I. 132.4), а также предпринял неудачную попытку привлечь на свою сторону Фемистокла. Эфоры возвратили Павсания в Спарту, по-видимому, летом 477 г. Фукидид говорит, что после того, как регент поселился в Колонах, лакедемоняне больше уже не медлили, но послали к нему глашатая со скюталой и велели ему не оставлять Павсания (I. 131.1). С этим замечанием Фукидида согласуются сведения Диодора (XI. 44—45) и Непота (Paus. 3). Особняком стоит лишь мнение П. Трога (9.1.3), согласно которому Павсаний удерживал Византий в течение 7 лет. Мы склонны принять мнение Фукидида и Диодора, тем более, что текст П. Трога не совсем ясен. После возвращения Павсания в Спарту эфоры сначала заключили его в тюрьму, но потом выпустили на свободу с тем, чтобы он предстал перед судом (Thuc. 1.131.2). Не располагая явными уликами против него, лакедемоняне (имеются в виду эфоры и геронты, которые обычно судили царей) расследовали все его поступки, стремясь выяснить, не нарушал ли он установленных обычаев (Thuc. 1.131.2). Во время этого разбирательства открылось, что стремление к господству стало у него ярко проявляться сразу же после Платейской битвы (Thuc. 1.132.2— 3). Стали известны его связи с илотами. Наконец, когда спартанские власти собрали все необходимые факты о поступках Павсания (Thuc. 1.134.1; Diod. XI. 45.1—5), они отдали распоряжение о его аресте и приговорили к смертной казни (Thuc. 1.134.1—3; Diod. XI. 45.5—7). Современные исследователи предлагают самые различные датировки гибели Павсания: от 472 до 467 гг.
до н. э. Однако сопоставление сведений Фукидида и Диодора вполне позволяет согласиться с мнением, высказанным еще в свое время Кутор- гой, что эфоры расправились с Павсанием не позднее осени или зимы, судя по описанию Фукидида (1.134. 1—2), 476 г.46. Характеристика места и роли Павсания в политической борьбе в Спарте в 70-е годы V в. до н. э. является предметом дискуссии. Многие современные ученые, в том числе (С. Я. Лурье, А. Е. Паршиков), исследуя внутриполитические отношения в GnapTe, обнаруживают в ней действия различных политиче- оких партий. Аргументом в пользу этой точки зрения для большинства ученых служит известный рассказ Диодора о политических дебатах в Опарте после перехода к Афинам господства на море (Diod. XI. 50). Рассматривая этот сюжет в сравнении с данными Геродота (VIII. 3), Фукидида (I. 95.7), Аристотеля (Ath. Pol. 23.2—3) и Плутарха (Arist. 23), можно прийти к следующему выводу. По- видимому, рассказ о дебатах в Спарте был риторической обработкой Эфором известного сообщения Фукидида (1.95.7). Историк говорит лишь о принятии лакедемонянами решения уступить афинянам гегемонию на море, объясняя его тем, что они желали избавиться от тягот войны с персами, считали афинян, с которыми находились в то время; в дружбе, способными к, главнокомандованию, и опасались, как бы их начальники, подобно Павсанию, не развратились за пределами родины. Это решение лакедемонян было представлено как результат дебатов в спартанской герусии и народном собрании, где якобы высказывались противоположные точки зрения., Был ли автором этой риторической обработки Эфор или сам Диодор, трудно оказать. Но, несомненно, для последнего она служила образцом парадокса, заключающегося в том, что эфор в силу своего превосходства (илерохц) сумел переубедить геру- сию и народ, несмотря на противоположные мнения граждан. Парадоксы, как риторический прием, Диодор часто использует при необходимости подчеркнуть превосходство того или иного политического деятеля. Важно отметить, что Плутарх (Arist.
23), который также пользовался сочинениями Эфора, не упоминает о политических дебатах в Спарте, и реакцию лакедомонян на то, что господство на море перешло к афинякам, он характеризует в духе Фукидида. Таким образом, этот рассказ Диодора не может служить доказательством в пользу противоборства различных партий. Деятельность Павсания и его гибель являют собой яркий пример конфликта между стремившимся к независимости политическим и военным лидером, каким был регент Павсаний, и спартанскими властями (эфора'ми и геронтами), стоявшими на страже государственных интересов и общественно-политического строя. После расправы над Павсанием позиции герусии и эфората как консервативно-олигархической правящей политической группы значительно укрепились. Спарта оставалась эталоном стабильности и порядка и превратилась в оплот консервативно-олигархических и аристократических сил Эллады. Защита утвердившегося в Спарте общественно-политического строя была главным условием сохранения и укрепления стабильности ее внутриполитического и внешнеполитического положения и господства в Пелопоннесе. Отсюда неизбежны охранительные тенденции в политике лакедемонян, целью которых было недопущение установления демократических порядков как в самой Спарте, так и Пелопоннесе и в центральной Греции. Поэтому, несомненно, противоречия между Спартой и Афинами возрастали по мере того, как углублялся и расширялся процесс демократизации афинского общества.
<< | >>
Источник: В. М. СТРОГЕЦКИИ. ПОЛИС И ИМПЕРИЯ В КЛАССИЧЕСКОЙ ГРЕЦИИ Учебное пособие. 1991

Еще по теме 2. Политическая борьба в Спарте в 70-е годы V в. до н. э. (Дело Павсания):

  1. ЗАЩИТА СОКРАТА НА СУДЕ
  2. Поход Ксеркса.
  3. Делосский морской союз. Каллиев мир.
  4. Кошеленко Г.А., Маринович Л.П. Лысенковщина, фоменковщина - далее везде?
  5. Глава 4 Д.-М. Льюис ТИРАНИЯ ПИСИСТРАТИДОВ
  6. I. События с 511/510 по 507/506 г. до н. э.
  7. Глава 11 Дж.-П. Баррон ОСВОБОЖДЕНИЕ ГРЕЦИИ
  8. II. Столкновения между пунийцами и грекамив западной Сицилии в VI в. до н. э.
  9. Держава Гелона и битва при Гимере
  10. 2. Политическая борьба в Спарте в 70-е годы V в. до н. э. (Дело Павсания)
  11. 4. Внутриполитическая борьба в Афинах в начале V в. до н. э. Фемистокл и Аристид
  12. 1. Пелопоннесский союз как инструмент спартанской внешней политики
  13. 1. Усиление внешнеполитической активности Афин и расширение Делосско-аттического морского союза
  14. 3. Третья Мессенская война и разрыв афиноспартанских отношений
  15. 2. Внешнеполитические неудачи Афин и реорганизация Афинского морского союза. Заключение пятилетнего мира со Спартой (455/4—451/0 гг.)
  16. Перевод некоторых надписей, характеризующих внешнюю политику Афин и рост Афинской империи в середине V в до н. э.
  17. 1.2 Проблема идентичности в философских науках