<<
>>

Последствия великой смуты

  К исходу 521 г. до н. э. Дарий получил уже возможность уделять внимание некоторым не столь безотлагательным и более перспективным военным и политическим вопросам. Эти проблемы, косвенным образом связанные с великой смутой, следовало решить еще до того, как царь приступит к выполнению своего двойного плана, во-первых, по завершении персидских завоеваний на востоке и на западе и, во-вторых, по основательной реорганизации державы.

Во второй год правления Дария случилось третье восстание в области Суз, возглавил которое эламит Атамайта. Гаубарува (Гобрий, один из семи персов, участвовавших в заговоре против Гауматы) был поставлен во главе войска и быстро подавил бунт. (В стремлении восставать несчастные эламиты проявляли завидное упорство, но особенной решимости в восстаниях не выказывали.) Был ли царь выведен из себя столь частыми беспорядками в Эламе или же в данном конкретном случае восстание оказалось связанным с каким-то религиозным протестом, но только Дарий дает в отношении этой ситуации следующий, ранее в тексте не встречавшийся любопытный комментарий: «Те эламиты были неверные и не почитали Ахура-Мазду. Я почитал Ахура-Мазду; по милости Ахура- Мазды, я поступил с ними, как хотел» (Бехистунская надпись [DB]. § 72). До сих пор ни один мятежный народ не обвинялся в том, что не поклонялся Ахура-Мазде; в самом деле, почему они должны были это делать, если Ахура-Мазда являлся по преимуществу персидским богом? Быть может, у Дария были какие-то особые причины ожидать этого именно от эламитов?

Затем, обратившись от юга к северу, царь лично возглавил поход против скифов. В «Бехистунской надписи» они упомянуты в начале, в списке подвластных народов, а далее о них говорится еще раз только в самых последних строках текста, и, если судить по тому, как строки надписи размещены по отношению к рельефу, заключительный эпизод со скифами был добавлен значительно позднее (об этих событиях сообщается только в древнеперсидской версии, причем, чтобы новый текст мог поместиться, его пришлось частично нанести на первоначальный рельеф[139]).

Некоторые исследователи высказывают предположение, что здесь речь идет о знаменитом, описанном у Геродота, походе Дария против скифов в Причерноморье. Однако всё указывает на то, что море, через которое, согласно Дарию, переправилось его войско, — это Каспий, из чего следует, что Великий Царь вновь был вынужден заняться угрозой, исходившей от кочевников на северо-восточных рубежах державы, поблизости от тех самых мест, где в свое время погиб Кир[140]. Скифы были разбиты, а их вождь умерщвлен. Образ этого последнего затем был добавлен к рельефу в Бехистуне, изображавшему восемь мятежников. И вновь, как и в случае с эламитами, Дарий заканчивает отчет об этой кампании (Бехис- тунская надпись [DB]. § 74—75) высказыванием о том, что скифы не чтили Ахура-Мазду, а потому поплатились. И вновь возникает вопрос: почему они собственно должны были его чтить?[141]

Египет также упомянут в «Бехистунской надписи» как одна из мятежных провинций, но ни о каких подобных событиях в дальнейшем Дарий здесь не упоминает. Впрочем, Полнен, греческий автор, описывает бунт против жестокого Арианда, сатрапа, оставленного управлять Египтом еще Камбисом, возвращавшимся домой. Далее Полнен рассказывает, как уже сам Дарий, придя в Египет, погасил мятеж уважительным отношением к религиозным чувствам египтян — последние, настроенные в его пользу, добровольно отказались от поддержки бунтовщиков (Полнен. Стратегемы. VII. 11.7). С другой стороны, Уджахор-ресенет упоминает в надписи о своей поездке из Египта в Сузы к Дарию и отправке его царем назад с особым поручением — по восстановлению сансской медицинской школы[142]. Затем, для 518 г. до н. э. мы располагаем таким свидетельством, как письмо Дария, в котором он приказывает сатрапу Арианду упорядочить египетские законы, принятые до конца правления Амасиса. Эта дата может означать, что Дарий не посещал Египта, по крайней мере, в начале своего царствования, и, следовательно, мы можем прийти к следующему выводу: что бы ни происходило в Египте в период великой смуты, ни сам царь не водил никакого войска (и это почти наверняка) и никого из своих полководцев не посылал к берегам Нила[143].

В Египте Дарий следовал политике Камбиса и преподносил себя местным жителям не в качестве чужеземного правителя, но как фараона, законного царя Египта[144]. Арианд получил подтверждение своих полномочий сатрапа и сохранял власть еще на несколько лет. В конечном итоге Дарий казнил его. За что именно — не вполне ясно. По одной из версий, Царь Стран не простил того, что в период великой смуты Арианд не оказывал ему активной поддержки, а это, если выстраивать данную гипотезу далее, может объяснить, почему в «Бехистунской надписи» Египет помещен в список взбунтовавшихся стран. Но если причина постигшей Ари-

анда кары заключалась действительно в этом, тогда непонятно, почему Дарий терпел сатрапа у власти еще столь долгий срок. Геродот сообщает, что падение Арианда явилось следствием того, что он бросил вызов Дарию, отчеканив необычайно чистые серебряные монеты под своим собственным именем (Геродот. IV. 166), однако ни одной такой монеты до нас не дошло. На деле он мог быть наказан за то, что извлекал прибыль из переплавки монет в слитки, которые в Египте обладали большей ценностью, нежели собственно монеты. При любом толковании факт, по всей видимости, заключается в том, что Египет не бунтовал по- настоящему против персидского правления, что Арианд оставался сатрапом при Дарии в течение определенного времени уже после того, как Великий Царь получил возможность смещать любого наместника, а также то, что персидский контроль над Египтом продолжал сохраняться неколебимым почти до смерти Дария26.

Дарий определенно не стал откладывать с решением судьбы другого наследника, который не оказал должной поддержки своему владыке в его противоборстве с мятежниками. Оройт, назначенный сатрапом Лидии еще при Кире, после смерти Камбиса решил, что судьба дает ему шанс стать независимым правителем. Оказавшись во враждебных отношениях с другим сатрапом, Мпгробатом из Даскилия, он убил и его самого, и его сына. Это первый явный пример междоусобной борьбы между двумя наместниками. Позднее подобные примеры станут в ахеменидской истории более распространенными, а центральная власть зачастую будет закрывать на такие преступления глаза, нанося тем самым ущерб имперскому величию и силе. Как только у Дария дошли руки до решения подобных дел, он тем не менее сначала проверил местных телохранителей сатрапа в Сардах на предмет их лояльности престолу и, найдя их внутренний настрой вполне здравым, приказал немедленно казнить Оройта (Геродот. Ш.126 сл.). Впрочем, в течение всего остального времени правления Дария мы не слышим ни о каких подобных проступках сатрапов; царь тщательно контролировал ситуацию.

<< | >>
Источник: Под ред. ДЖ. БОРДМЭНА, Н.-ДЖ.-Л. ХЭММОНДА, Д-М. ЛЬЮИСА,М. ОСТВАЛЬДА. КЕМБРИДЖСКАЯИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА ТОМ IV ПЕРСИЯ, ГРЕЦИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕОК. 525-479 ГГ. ДО И. Э.. 2011

Еще по теме Последствия великой смуты:

  1. 6.1. 36-летние циклы социально-политического развития России: общее описание и особая роль в российской истории
  2. 18. Р.Г.Скрынников. У истоков самодержавия.
  3. 3.3. Российское государство после Смуты. Правление первых царей династии Романовых.
  4. Силы витализма
  5. 1981 Механизм Смуты (К типологии русской истории культуры)
  6. ВЕЛИКАЯ ХАРТИЯ ВОЛЬНОСТЕЙ
  7. Царь Федор и Борис Годунов
  8. Вопрос 16. Борьба Ивана Грозного с боярством. Опричнина и контрреформы
  9. Введение "ТОТАЛИТАРНАЯ ВОЛНА" НА ИСХОДЕ "ВЕЛИКОЙ ДЕПРЕССИИ"
  10. Г л а в а 3 ПОЛИТИЧЕСКАЯ РОЛЬ КОНСЕРВАТОРОВ в 1807 - начале 1812 года
  11. Конец народовластия
  12. Последствия великой смуты
  13. 3. РОССИЯ В XVII в.
  14. ГЛАВА 1Мятеж
  15. ГЛАВА 6 Новгород
  16. ГЛАВА 11Большая Орда