<<
>>

Расширение сатрапии в Европе

Зимой Мегабаз покорил города на Геллеспонте, которые пока еще не подчинялись Персии, а также Перинф, безуспешно пытавшийся оказать сопротивление. После этого «Мегабаз повел войско через Фракию, покоряя царю каждый город и каждое племя из тех, кто жил там; ибо таковы были распоряжения Дария — подчинить ему Фракию» (V.2.2).

Что Геродот понимал под «Фракией»? В следующем предложении он определяет ее как страну с самым многочисленным населением после Индии, а в своем более раннем описании этой области историк относит к ней территории от Дуная (TV.49.1) до Эгейского побережья и от Боспора до долины Ак- сия (упомянутые в V.3.2 крестонеи обитали к востоку от этой реки). Двумя годами позже, когда Мегабаз возвратился в Азию с плененными пео- нийцами, он оставил то положение дел, какое Мардоний застал в 492 г. до н. э., когда «все племена к востоку от македонян [, то есть к востоку от Аксия,] были уже во власти персов» (VI.44.1). В 480 г. до н. э. Ксеркс мобилизовал на войну с греками множество фракийцев, как тех, что жили в глубине страны, так и тех, что населяли побережье (УП. 185.2). Племенами, которые в 511 г. до н. э. не были покорены Мегабазом и не фигурировали в армии Ксеркса, были «пеонийцы вокруг горы Пангея — доберы, агрианы, одоманты — и племена вокруг озера Прасида» (совр. Буткова) (V.16.1); обитали данные племена главным образом в долине Стримона к северу от Рупельского перевала[715]. Сердцевинная часть этой сатрапии находилась на центральной равнине долины Гебра, здесь проходили основные линии коммуникаций с дунайской долиной, побережьем Черного моря и Дориском, где прибрежная дорога из Македонии встречалась с дорогой из Херсонеса.

Относительно размеров этой фракийской сатрапии существует два мнения. Одна точка зрения базируется на вышеуказанных утверждениях Геродота, и она соответствует мнению одного из авторов данной гла-

Карта 10.

Фракия и северная Греция

вы [— Хэммонда]; свой взгляд он обосновывает в другом месте11. Иная точка зрения сводится к тому, что сатрапия состояла только из приморских районов и не включала центральной Фракии. Этот тезис, недавно ар гументированный и одобрительно встреченный другим автором этой главы [— Фолом], базируется на информации об отдельных, упоминаемых Геродотом завоеваниях[716]. Первые территориальные захваты, осуществленные Мегабазом, пришлись на «приморскую полосу» (V.10); затем Дарий повелел своему военачальнику изгнать пеонов с их земель (V.14.1), простиравшихся от бассейна Стримона до истоков Ския (современный Ис- кыр), притока Дуная (IV.49.2). Свои силы пеоны сконцентрировали около моря, ожидая персидского нападения в этом месте; однако, наняв фракийских проводников, персы отправились по внутренней дороге, благодаря чему застали врасплох пеонийские города и разгромили пеонов по частям (V.15). Персы изгнали пеонов из бассейна Стримона[717] [718] и отдали их владения фракийцам. Возможно, в то же самое время пеонийские племена были заменены фракийскими в Крестонии, Мигдонии и во внутренних районах Халкидики. Таким образом, персы изменили баланс сил между пеонами и фракийцами. В 492 г. до н. э. Мардоний прошел с огромным флотом и сухопутным войском от Геллеспонта вдоль побережья и вновь подтвердил господство Персии над приморским регионом южной Фракии. Он, очевидно, не встретил здесь никакого сопротивления, и греческий остров Фасос, находящийся недалеко от берега, сдался персидскому флагу.

Сопоставляя обе точки зрения на персидские завоевания во Фракии, следует иметь в виду, что свои операции Мардоний вынужден был осуществлять вдоль побережья, поскольку он опирался на флот в связке с сухопутной армией. Что касается походов Мегабаза, то Геродоту известно о них немного, и, похоже, к внутренней Фракии «отец истории» проявлял еще меньше интереса. Прежде всего его заботила судьба греческих городов и их непосредственных соседей — пеонов и приморских фракийцев.

Мы должны также задаться вопросом, каким образом Персия могла столь продолжительное время сохранять за собой эту европейскую сатрапию. Если удерживалась только приморская кромка, Персия должна была постоянно сохранять здесь свое военно-морское превосходство; однако на деле флот она задействовала в боевых операциях только в ходе крупных кампаний. С другой стороны, если сохранялось господство над центральной Фракией, то сухопутное персидское войско обладало прекрасной позицией для контроля как глубинных областей, так и фракийских приморских районов, выходящих на Черное и Эгейское моря.

Продвижение вглубь Македонского царства, лежавшего к западу от реки Аксий, стало важным шагом в персидской экспансии; дело в том, что эта крупная река должна была представлять собой легко обороняемую

границу. Вероятно, в 510 г. до н. э. Мегабаз потребовал покорности и получил согласие со стороны Аминты, царя македонян, который использовал сложившуюся ситуацию наилучшим образом, выдав свою дочь замуж за персидского представителя Бубара, сына Мегабаза (V.18.1, 21.2; 22.2). Из персидской экспансии Аминта извлек выгоду в одном отношении — приобрел за счет пеонов местность Амфакситиду и некоторые территории к востоку от дельты Аксия. Геродот пересказывает историю о том, как Александр, сын и наследник Аминты, убил персидских посланников, когда те впервые прибыли ко двору отца (V.18—21); подробности этого рассказа, по всей видимости, недостоверны, а мотив для такой подделки очевиден — изобразить Александра настроенным антиперсидски и прогречески14. Когда в 492 г. до н. э. Мардоний отправился походом на запад, македоняне не оказали ему никакого сопротивления, и они, несомненно, извлекли выгоду из нанесенного Мардонием поражения бригам — фракийскому племени на севере Крестонии (VI.44.1,45.1). Александр I, взошедший на престол около 495 г. до н. э., продолжил политику отца и благодаря своей лояльности заслужил расположение Ксеркса, который позволил ему в 480-х годах добавить к своему царству всю Верхнюю Македонию (Юстин. VH.4.1)[719]. Это расширение персидской власти на внутренние районы имело целью обеспечить персидский контроль над путем через Нижнюю Македонию, который должен был иметь первостепенное значение для Ксеркса во время его вторжения в Грецию. Единственное серьезное несчастье, постигшее Мардония, произошло из-за шторма, бросившего его корабли на скалистые утесы мыса Афон, что, согласно Геродоту (VI.44.3), привело к гибели 20 тыс. человек. Решение о строительстве канала через перешеек Афонского полуострова было принято тогда, когда стало ясно, что вторжение в Грецию будет осуществлено по земле. 

<< | >>
Источник: Под ред. ДЖ. БОРДМЭНА, Н.-ДЖ.-Л. ХЭММОНДА, Д-М. ЛЬЮИСА,М. ОСТВАЛЬДА. КЕМБРИДЖСКАЯИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА ТОМ IV ПЕРСИЯ, ГРЕЦИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕОК. 525-479 ГГ. ДО И. Э.. 2011

Еще по теме Расширение сатрапии в Европе:

  1. 6.1. 36-летние циклы социально-политического развития России: общее описание и особая роль в российской истории
  2. Тирания на переферии греческого мира.
  3. Наследие Александра.
  4. Новые условия, формы и тактика революционной борьбы. Крах системы «полицейского социализма»
  5. 1. Самодурец всероссийский
  6. 8. Гром победы, раздавайся, веселися, храбрый росс!
  7. Глава X УПРАВЛЕНИЕ И СУД ПРИ «СТАРОМ ПОРЯДКЕ»
  8. Кир Великий: военная деятельность и завоевания
  9. Индия и восток
  10. Правления Дария и Ксеркса в СОВОКУПНОМ ИЗЛОЖЕНИИ
  11. Право и экономические отношения
  12. Расширение сатрапии в Европе
  13. Организация и влияние персидской власти в Европе
  14. Сравнительный анализ политических режимов
  15. Королевский флот
  16. 3. Кризис в Афинской морской державе и заключение тридцатилетнего ]мира со Спартой (450—445 гг.)