<<
>>

Регионы и триттии

Введение в качестве самой наименьшей административно-территориальной единицы вместо фратрии дема оказалось одним из тех способов, с помощью которых влияние знатных родов подверглось размыванию; другой способ заключался в том, что из определенного числа демов, обычно (хотя и необязательно) располагавшихся в одной и той же общей для них области, образовывалась триттия.

В греческом языке это слово означает «треть», и каждая триттия составляла третью часть одной новой клис- феновской филы (cpuXoct, ед. ч. cpuXrj), то есть каждая новая фила была составлена из трех триттий. Прежде чем приступить к рассмотрению данного аспекта реформ, уделим внимание организации тритгий — наиболее искусственного и очень важного элемента в клисфеновской системе.

Старое политическое противоборство между аристократическими родами сформировало в Аттике два региона, к которым Писисграт добавил третий14а. Многое можно извлечь из повествования Геродота (1.59.3) о том, что в 560-х годах до н. э. Писисграт организовал группировку (своего рода партию. —А.З.) из «людей с холмов» [гиперакрии или диакрии). Он намеревался противостоять с ней группировке «равнинных жителей» (педиаки), возглавлявшейся Бутадом Ликургом, а также группировке «обитателей побережья» (паралии) под главенством Алкмеонида Мегак- ла, отца Клисфена. Будучи естественными подразделениями сельскохозяйственных земель Аттики [Афинская полития. 13.4—5), эти три области не имели официального статуса. Группировки, включавшие людей из этих областей, были созданы благодаря превосходству и влиянию господствовавших здесь родов, и нет никаких доказательств тому, что после прихода к власти Писистрата они (эти партии) играли в афинской политике хоть какую-то роль, прямо или опосредованно. Клисфен, очевидно, интуитивно понимал, что образование этих трех региональных партий прежде всего показывало наличие внутри Аттики разных, и к тому же конфликтующих, интересов, что можно было игнорировать только при стабильном государственном устройстве.

По этой причине Клисфен применил следующий прием: он разделил Аттику на три области, но так, чтобы те совпадали не с тремя прежними регионами, а соответствовали иным социальным и экономическим факторам, не сводимым к сферам влияния знатных семейств. Одной из этих областей стал Город [Астю, йоги). Эта область, Астю, простиралась за пределы городских стен и охватывала территорию между горными массивами Эгалеос и Гиметт на северо- западе и востоке, а также береговую линию к югу от этих двух кряжей, на которой располагались афинские гавани — Фалер и Пирей. Равнина к северу от Афин, восточнее Гиметта и юго-западнее Парнета, стала Ме- согеей (т. е. внутренней областью), а районы побережья, ограниченные на севере Парнетом и на юго-востоке — Эгалеосом, как и восточный, южный и юго-западный берег Аттики, все вместе образовывали Паралию [Побережье).

Внутри каждой из этих трех новых областей определенное количество демов было сгруппировано в триттии таким образом, чтобы каждая область включала в себя десять триттий, а вся Аттика, соответственно, стала состоять из тридцати триттий. Число демов, входивших в одну трнг- тию, было различным. Кроме того, демы варьировались по размеру, а это могло привести к слишком большому несоответствию в количестве граждан, принадлежавших к отдельным триттиям, если бы к каждой триттии было схематично приписано одинаковое число демов, без учета населенности отдельного дема. В пяти случаях целую триттию образовывал один-единственный большой дем, в других случаях одна триттия могла включать до девяти демов[855]. Демы, сгруппированные в триттию, образовывали, как правило, компактный округ.

Но имелись и отклонения от нормы. Система сплоченных в географическом смысле триттий разрывается в некоторых случаях из-за наличия в каждой из трех областей анклавов, из которых ученым удалось идентифицировать около двадцати[856]. Некоторые из них находились в той же области, что и другие демы, с которыми они формировали триттию, но были отделены от них географически; так, например, Галимунт находился в стороне от Скамбонид, Левконои, Верхнего и Нижнего Потамоса, и это при том, что все пять означенных демов образовывали городскую трит- тию Леонтиды (IV).

В других случаях демы приписывались к тритгии, входившей в одну из двух областей, к которой они не принадлежали географически; например, Пробалинф, хотя и находился на побережье, был отнесен к отдаленной тритгии Пандиониде (Ш); иногда дем мог располагаться рядом с демами той же самой филы, но не принадлежать к трит- тии, в которую входили эти соседи; например, Эгилия являлась частью расположенной во внутренней области тритгии Антиохиды (X), хотя ее соседи, Анафлист и Атена, принадлежали к береговой тритгии той же филы.

Наличие анклавов некоторые исследователи интерпретируют следующим образом: Клисфен, создавая тритгии, имел в виду, что каждая из последних должна поставлять приблизительно равное количество членов совета — шестнадцать или семнадцать — в свою пританию, то есть группу из пятидесяти человек, которую каждая фила посылала для работы в совете пятисот (см. ниже, примеч. 26). Хотя это объяснение вполне годится для анклавов наподобие Галимунта и Эгилии, которые оставались в той же самой филе, что и их соседи по области, оно всё же не проясняет удовлетворительным образом мотивы Клисфена. Во-первых, эта трактовка не работает в отношении анклавов, присоединенных к отдаленной тритгии из другой области, таких как Пробалинф; во-вторых, нет никаких свидетельств, дающих основание уверенно говорить, что система формирования пританий, подтвержденная не вполне надежно для IV в. до н. э. (Аристотель. Афинская полития. 44.1), в рамках которой приганы набирались примерно в равном количестве из каждой из трех триттий филы, была создана уже Клисфеном. Трудно представить, что такая сложная система была одномоментным творением одного человека; разумнее рассматривать ее как более позднее развитие или приспособление, обязанное своим возникновением диспропорциям, сложившимся в силу изменений в народонаселении[857]. Более убедительное объяснение клисфеновских целей в деле создания анклавов следует искать в чем-то другом.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что дем Пробалинф был изолирован от соседних Марафона, Энои и Трикорифа, с которыми он когда-то в древности образовывал культовую организацию Тетраполис, причем и много позже продолжал входить в ее состав[858].

К последним трем демам был присоединен Рамнунт, имевший совершенно другие местные культы, и эти четыре дема составили побережную триттию филы Эан- тиды; дем Пробалинф, однако, был присоединен к городской тритгии филы Пандиониды, чей центр был отодвинут далеко на юг, при том что данный дем также легко мог быть соединен со смежной береговой триттией Эгеидой. Но вхождение Пробалинфа в состав последней должно было означать лишь переход данного дема из одного опорного пункта Писисгра- тидов в другой такой же; сделав же его (Пробалинф) частью городской

триттии Пандиониды, Клисфен смог не просто ослабить Тетраполис, но также поместить анклав между двумя прежде писистратидовскими округами. Подобные соображения могли привести к ослаблению культового центра Афины Палленской в Паллене, осуществленному путем присоединения к этой триттии дема Эйтеи, располагавшейся гораздо севернее территории, которая была сферой писистратидовского влияния.

Подобным образом дем Гекала был присоединен не к ближайшим внутренним тригшям — Эгеиде, Кекропиде или Антиохиде, а к достаточно отдаленным демам, образовав с ними внутреннюю триттию филы Ле- онтида. Вероятной причиной этого было стремление развалить важный культовый центр в родном округе Исагора, на который тот мог опираться в династической борьбе с Клисфеном. Существовали и другие случаи, когда политическое влияние древних культовых центров нейтрализо- вывалось без создания подобных анклавов, наличие которых позволяет нам сделать этот вывод относительно одной из целей клисфеновских реформ. Впрочем, здесь мы можем строить лишь предположения, поскольку не сохранилось никаких удовлетворительных свидетельств.

Необходимо отметить еще одно наблюдение относительно демов и их включения в триттии. Организация береговой и внутренней областей, где населенные пункты и округа естественным образом стали новыми административно-территориальными единицами, не вызвало особых проблем. Также не должно было возникать больших проблем при определении демов в пределах городских стен, ибо самобытность Кидафин, Скам- бонид, Мелиты, Коллита и Келы имела очень долгую историю, и подобные предместья, включавшиеся теперь в городскую область (Астю), всегда сохраняли свои старые наименования, посредством которых они теперь идентифицировались как демы. При формировании триттий повышенная плотность населения городской области позволила создать здесь больше «однодемных» триттий (т. е. состоящих всего из одного дема), чем в береговой и внутренней областях: из пяти известных нам однодемных триттий три локализуются в городе.

Триттии, подобно демам, получили собственность и свои особые культы, так что на областном уровне они могли делать то, для чего предназначались демы в их районах, а именно новые триттии в противостоянии местным родовым культам призваны были ликвидировать влияние последних, из-за которого прежняя внутренняя политика представляла собой борьбу аристократических династий[859]. 

<< | >>
Источник: Под ред. ДЖ. БОРДМЭНА, Н.-ДЖ.-Л. ХЭММОНДА, Д-М. ЛЬЮИСА,М. ОСТВАЛЬДА. КЕМБРИДЖСКАЯИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА ТОМ IV ПЕРСИЯ, ГРЕЦИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕОК. 525-479 ГГ. ДО И. Э.. 2011

Еще по теме Регионы и триттии:

  1. Чтение, письмо, распространение книги
  2. Реформа конституции
  3. Регионы и триттии
  4. III. Мотивы И ПОСЛЕДСТВИЯ