<<
>>

3. РЕЛИГИОЗНАЯ РЕФОРМА АМЕНХЕТЕПА IV II КОНЕЦ XVIII ДИНАСТИИ

Еще юношей будущий знаменитый реформатор Аменхетеп IV стал соправителем отца, который в последние годы своей жизни был тяжело болен. В это время, как и в первые годы самостоятельного правления Амепхетепа IV, на ведение государственных дел большое влияние оказывала его мать, умная и энергичная царица Тип, женщина незнатного происхождения.

Брак Аменхетепа III с дочерью безвестного заведующего скотом одного из провинциальных храмов, по-видимому, был в свое время неодобрительно встречен фиванским жречеством и столичной знатью. Личная неприязнь сыграла роль в разразившихся вскоре событиях, но сама была определенным проявлением давно назревавшего конфликта внутри верхов египетского общества.

Аменхетеп IV стал египетским царем около 1400 или 1375 г. до п. э. Его семнадцатилетнее правление связано с наиболее резким столкновением обеих могущественных группировок правящего класса.

Инициаторами решительного противоборства были лично связанные с царской семьей выходцы из многочисленного служилого слоя, за которым в памятниках Нового царства утвердилось наименование немху109. Наиболее удачливые его представители, выдвинувшись на службе, упрочили свое положение во всех сферах египетского административного и хозяйственного аппарата, в армии, при царском дворе, и их основной целью стало возможно более радикальное оттеснение старой потомственной знати от источников власти и богатства. Царь, ставший во главе этой энергичной и преданной ему группировки, надеялся с ее помощью еще более укрепить свою самодержавную власть.

Задача, стоявшая перед новой служилой знатью, была не из легких, учитывая политическую и экономическую силу противоположной стороны, все еще занимавшей прочные позиции как на местах, так и в центре. Огромным было влияние и могущественного фиванского жречества, тесно связанного и со старой потомственной знатью, и со жречеством местных, провинциальных культов. Именно жречество Амона-Ра, главного египетского бога с начала XVIII династии, стало наиболее последовательным противником новой служилой знати и самого Аменхетепа IV. Неудивительно поэтому, что видимая сторона борьбы, принявшей в тогдашних условиях неизбежную религиозную окраску, выявилась в противоборстве провозглашенного царем нового общеегипетского божества, Атона, с фиванским богом Амоиом-Ра и другими старыми богами страны.

Ожесточенная и непримиримая позиция фиванского жречества, возможно, станет более понятной, если учесть, что к тому времени уже, без сомнения, сложилась присущая всему Новому царству система взаимоотношений храмового хозяйства с царской администрацией. Для этой системы были характерны жесткий контроль центральной власти над всеми отраслями храмового хозяйства и значительные прямые отчисления зерна, собираемого с земель, числившихся за храмами, в пользу царской администрации для обеспечения возросшего государственного аппарата и воинов. По-видимому, такие отчисления взимались и с других отраслей храмового производства. Наконец, существовала практика отчисления зерна за пределы храмового хозяйства путем непосредственного обеспечения многочисленных воинов раз- личных рангов, а также царских чиновников и других представителей нехрамовой администрации зерном, производимым храмовыми зеледельцами на храмовых землях.

Известно, какие богатства даровались египетскими фараонами XVIII династии многочисленным египетским храмам после каждого успешного иноземного похода, но оказывается, что сами храмовые хозяйства становились немаловажным источником поступления материальных средств в пользу фараона, что в боль- шоп степени и позволяло обеспечивать агрессивную внешнюю политику страны и способствовало укреплению позиций нового служилого социального слоя и его верхушки. Возможно, что со временем контроль над храмами и отчисления в пользу центральной власти возросли, что, естественно, не могло не вызвать недовольство и сопротивление со стороны жречества, и прежде всего наиболее сильного — фиванского жречества. Таким образом, отношения между противоборствующими сторонами ко времени восшествия иа престол Аменхетепа IV накалились до предела; открытая борьба между ними стала неизбежной.

Вначале, однако, ход событий был несколько замедлен; нововведения, оказавшие вскоре огромное влияние на все сферы египетской жизни, нарастали постепенно. Введение нового общегосударственного культа бога Атона110, почитаемого в образе солнечного диска с отходящими от него лучами-руками, дарующими стране все блага жизни, пи в коей мере не означало упразднения древнего египетского многобожия, и первый храм, посвященный новому божеству, был возведен царем в Фивах, вблизи святилищ Амона-Ра.

Однако новый общеегипетский культ Атона, бога, который пользовался особым покровительством царя, провозгласившего себя единственным сыном нового боя^ества, предполагал и огромные строительные работы по возведению его храмов, и дарения ему больших земельных массивов в разных частях Египта, многочисленных пастбищ, скота, охотничьих и рыбных угодий, и обеспечение вновь создаваемого храмового хозяйства рабочей силой, и, наконец, учреждение большого штата высокопоставленных и рядовых жрецов — служителей нового культа. Они, как ото видно из памятников той поры, были в основном представителями новой служилой зпати. На практике все это означало значительное перераспределение материальных и людских ресурсов в пользу нового божества и в ущерб жрецам старых традиционных египетских богов (и прежде всего Амона-Ра), основным противникам царя-реформатора и его сторонников.

По-видимому, па 6-м году царствования Аменхетепа IV борьба резко обостряется и вскоре достигает апогея. Царь вместе со своим двором покидает ненавистные и враждебные ему Фивы и в 300 км к северу от этого центра почитания Амона-Ра приказывает основать новую столицу — Ахет-Атон («Горизонт Атона», т. е. место, где восходит над миром солнечный диск; ныне городище Телль-Амарпа). Несколько раньше, борясь теперь уже с самим именем бога Амона, входящим в состав его собственного личного имени (Аменхетеп значит «Амон доволен»), царь переименовывает себя в Эхнатона111 («Полезный для Атона»). Новые личные имена получают члены его семьи, его сановники, если в состав их имен входило имя Амона или некоторых других старых египетских богов. Теперь имена божеств, противных Атону, безжалостно уничтожаются па всех памятниках.

Более десяти лет находился египетский двор во главе с Эх- патопом в новой столице, построенной в невероятно короткий срок и ставшей большим городом с величественными царскими дворцами, огромным храмом в честь Атона, обширными садами и особняками царских сановников, похвалявшихся в надписях своих роскошных гробниц своим незнатным происхождением.

Казалось, что динамичные сторонники перемен, возглавляемые самим царем, решительно одерживают верх над своими соперниками. Однако культ Атона не имел корней в традициях и представлениях не только знати, но и всего египетского народа. Замена противоречивых архаичных культов црежпих богов логично продуманным почитанием практически одного лишь Солнечного диска — Атона — не сулила никакого облегчения жизни кому-либо, кроме фараопских ставленников, соперничавших со старым жречеством, не обещала пи реальных благ, ни даже воображаемых — в виде более справедливого загробного воздаяния. Между тем жречество Амона было сильно не только своими материальными богатствами, которые накапливались столетиями, не только давней традицией народных веровании, которые оно відражало, но даже и тем, что еще со времен Среднего царства народные массы привыкли считать именно Амона заступником маленьких людей, прибежищем в их повседневных нуждах. В то же время между знатыо, стоявшей за Амона, и знатью, стоявшей за Атона,— двумя прослойками господствующего класса ?— но было действительно непримиримого классового противоречия. Поэтому за периодом передела власти п богатств неизбежно должен был последовать период соглашения между враждовавшими силами. Итак, нет ничего удивительного в том, что смерть еще нестарого, по, по-видимому, с юных лет болезненного фараона резко изменила дальнейший ход событий. У непосредственных преемников царя-реформатора, Семпехка-Ра и Тутап- хамена, юных и недолговечных супругов его старших дочерей, не было ни авторитета их предшественника, ни его фанатизма и воли, пи самого желания продолжить его дело. Краткая, по бурная борьба вокруг наследия Аменхетепа IV, начавшаяся во вре- мя правления Семпехка-Ра, царствовавшего менее трех лет, явилась периодом глубоких изменений в самом солнцеиоклопниче- ском культе, изменений, которые позволили сначала отказаться от исключительного почитания Атона, какое было свойственно Аменхетепу IV в последние годы его жизни, а затем и восстановить старую иерархию богов. Культ Амона как главного божества Египта был полностью восстановлен, вероятно, в самом начало царствования Тутанхамена, двор которого покидает Ахет-Атон ш возвращается в Фивы.

Естественно, что не достигший еще и десятилетнего возраста мальчик — новый царь пе смог самостоятельно осуществить столь крутой поворот во внутренней жизни страны. За его спиной, несомненно, стояла влиятельная группа бывших приверженцев царя-реформатора, склонных, однако, в изменившейся обстановке к примирению со своими недавними противниками. И не случайно самым влиятельным человеком при дворе юного фараона был Эйе, старый вельможа Амепхетепа IV, начальник его колесничного войска, недавний ревностный почитатель Атоиа, преданность которому он запечатлел на стенах своей заблаговременно возведенной гробницы в Ахет-Атопе.

Умерший после десятилетнего царствования юный, девятнадцатилетний Тутанхамен был погребен на западном берегу Ннла в традиционном месте захоронения египетских царей XVIII династии—«Долине царей» возле Фив. Его скальная гробница, открытая в 1922—1924 гг. английским археологом Говардом Картером, случайно оказалась почти не тронутой древними грабителями, и в ней среди погребальных принадлежностей и утвари было обнаружено множество замечательных произведений искусства той эпохи. Имя владельца этих сокровищ, ничем не примечательного юного египетского царя, стало сразу же широко известным. Тутанхаменом, не имевшим наследника, XVIII династия фактически пресеклась, и престол после неудавшейся попытки пригласить в фараоны хеттского царевича перешел к старому временщику Эйе, возможно родственнику главной жены Амепхетепа IV — Нефертити; а еще через четыре года, после смерти Эйе, в самой середине XIV в. до н. э., египетский трон захватывает могущественный начальник египетского войска Ха- ремхеб, человек, вовсе не состоявший в родстве с правящей династией. Он был провозглашен царем Египта фиванским жречеством на одном из храмовых праздников в честь Амона. Более чем тридцатилетнее царствование Харемхеба — важный послереформениый этап египетской истории, позволяющий в какой-то степени понять конечную судьбу деятельности Амепхетепа IV. С одной стороны, новый фараон ведет ожесточенную' борьбу с самой памятью царя-реформатора, начатую еще его предшественниками. По приказу царя беспощадному уничтожению подвергся Ахет-Атон, город, уже давно покинутый двором и жителями. Храм Атоиа, царские дворцы, а также особняки царских приближенных, хозяйственные службы и скульптурные мастер* ские112 — все было повергнуто в прах. Имя «отступника из Ахет- Атопа» исчезло из официальных документов, а его годы правления в царских хрониках были причислены к годам царствования Харемхеба.

Заинтересованный в поддержке фиванского жречества и стоящих за ним кругов, царь воздвигает грандиозные святилища в честь Амоиа в Карнакском храме, раздает храмам обширные земельные угодья, людей, скот, различную утварь. Создается впечатление, что противники реформ Аменхетепа IV торжествуют полную победу; кажется, что новый царский двор круто изменил свою общественную ориентацию.

Однако памятники времени Харемхеба вскрывают и другую сторону его деятельности, позволяющую уяснить, что оп ие обделил своим вниманием и тот слой египетского общества, на который в недалеком прошлом опирался царь-реформатор. Свидетельством тому служит указ Харемхеба, выбитый на каменных плитах во многих городах Египта. Царь грозит суровым наказанием (отрезанием носа и ссылкой в пограничную пустынную крепость Чару) тем должностным лицам, которые совершат акты произвола по отношению к немху, провозглашаются меры по укреплению правосудия во всей стране, нарушение которого карается смертью. Защита среднего служилого слоя, и особенно воинов, объявляется постоянной заботой фараона, а их материальное обеспечение гарантируется всем достоянием дворца и его житницы.

Интересно, что при царском дворе по-прежнему многие высшие должности занимают выходцы из среды мелкого и среднего служилого люда, чиновники, не связанные со старой потомственной служилой зпатыо, местом средоточия которой, как и раньше, являются Фивы. Но египетские цари послереформепного времени не склонны подолгу задерживаться в Фивах. Уже двор Тутанхамепа пребывает в основном на севере, в Мемфисе, а не в южных Фивах. Сразу же после коронации па север отправляется и Харемхеб, и эту традицию продолжают фараоны следующей, XIX династии.

Все это наводит на мысль, что длительпое противоборство фиванского жречества и старой служилой знати, с одной стороны, и нового служилого слоя, возникшего на заре XVIII династии и постепенно усиливавшего свои позиции,— с другой, после открытого столкновения при Аменхетепе IV с его смертью завершилось некоторым временным компромиссом, проявившимся и в определенном территориальном размежевании. На юге страны все заметнее возрастает влияние фиванского жречества, на севере же, где теперь почти постоянно находится царский двор и располагается большая часть египетского войска, сильны пози- ции средних слоев служилого населения — немху. Именно с этих пор Нижний Египет, раньше занимавший второстепенное экономическое и политическое место в жизни страны, вступает в период бурного расцвета, причем значение его особенно возрастает в связи с возобновлением широких военных операций Египта в Передней Азии, которые после долгого перерыва, вызванного внутриполитической борьбой, были вновь начаты фараонами XIX династии, пришедшей к власти после смерти Харемхеба*

<< | >>
Источник: Дьяконов И.М., Неронова В.Д., Свенцицкая И.С.. История Древнего мира. Изд. 3-е, исправленное и дополненное. М.: Наука: Главная редакция восточной литературы издательства. Ранняя древность.—470 с. с карт.. 1989

Еще по теме 3. РЕЛИГИОЗНАЯ РЕФОРМА АМЕНХЕТЕПА IV II КОНЕЦ XVIII ДИНАСТИИ:

  1. Конец династии Меровингов
  2. 5. ЕГИПЕТ В ПЕРИОД XX ДИНАСТИИ II КОНЕЦ НОВОГО ЦАРСТВА
  3. 2. ЕГИПЕТСКАЯ ВОЕННАЯ ДЕРЖАВА ВРЕМЕНИ XVIII ДИНАСТИИ
  4. Реформы Ван Мана и крушение первой династии Хань
  5. ТРЕТИЙ ПЕРИОД РЕЛИГИОЗНЫХ ВОЙН. КАТОЛИКИ И ПАРИЖ ПРОТИВ ДИНАСТИИ
  6. ТЕМА 6. эПОХА ПЕТРОВСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ (конец XVII — первая четверть XVIII века)
  7. РЕФОРМЫ ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВЕКА
  8. 9.2. КУЛЬТУРА РОССИИ НОВОГО ВРЕМЕНИ (XVIII - КОНЕЦ XIX ВЕКОВ)
  9. Реформы первой четверти XVIII ст.
  10. РОЛЬ КУЛЬТУРНОГО ИЗМЕРЕНИЯ ПРОЦЕССОВ МОДЕРНИЗАЦИИ В ВОСТОЧНОЕВРОПЕЙСКОМ РЕГИОНЕ (XVIII - КОНЕЦ ХХ В.) С.В. Донских
  11. ЭЛИТЫ, ЦЕРКОВНАЯ АВТОНОМИЯ И РЕЛИГИОЗНАЯ РЕФОРМА
  12. Государственные реформы первой четверти XVIII в.
  13. ГОСУДАРСТВО И ПРАВО РОССИИ В ПЕРИОД УТВЕРЖДЕНИЯ АБСОЛЮТИЗМА (конец XVII — первая четверть XVIII вв.)
  14. Феофан Прокопович: религиозный философ и идеолог петровских реформ
  15. Глава 28. КУЛЬТУРА РОССИИ XVIII ВЕКА: ОТ РЕФОРМ ПЕТРА I К «ПРОСВЕЩЕННОМУ АБСОЛЮТИЗМУ» ЕКАТЕРИНЫ II