<<
>>

Сатрапии или народы

Геродот — наш единственный хороший источник по провинциальной организации Ахеменидской державы (Геродот. Ш.89 слл.) — рассказывает, как Дарий разделил царство на двадцать провинций, или сатрапий, каждая со своим наместником (древнеперсидское xsagapavan = сатрап = «защитник царства/царствования») и со своей обязанностью ежегодно выплачивать фиксированную подать или дань (см.

табл. 1). На первый взгляд, складывается впечатление — и в литературе высказывались аргументы в пользу его истинности, — что некоторые древнеперсидские надписи также дают нам перечни провинций (табл. 2), но можно сказать почти наверняка, что данные каталоги являлись, скорее, списками некоторых подвластных народов, которых царь считал достаточно значимыми, чтобы назвать их в качестве типичных представителей многонационального государственного организма, в котором сам он был Царем Царей[182]. Это не были перечни официальных административных единиц. Таким образом, мы можем без особого риска пренебречь как усердными попытками согласовать информацию Геродота с древнеперсидскими источниками, так и с неизменным стремлением доказать, что постоянные перемены в древнеперсидских списках свидетельствуют о якобы непрерывно происходившей реорганизации провинциального деления империи[183].

Понятно, что в то время как сатрапии были основными административными единицами державной организации, не все народы, обязанные изъявлять верность царю и даже, возможно, являвшиеся «объектами» его

Податные округа согласно Геродоту (Ш.89-

Таблица 7

-97)

[Состав округа]

[No округа]

Центральная часть державы Персы Угии И МИКИ

Исключены

14

Экбатаны и остальная часть Мидии [парикании вместе с орто- карибантиями]

Каспии, павсики, пантимафы, даригы Саки, каспии

Матиены, саспиры, алародии Сузы и остальная часть страны Киссии Юго-восток

10

11

15

18

8

Таманеи, сарангии, сагартии, острова в Персидском заливе Парикании и азиатские эфиопы Северо-восток

14

17

Парфяне, хорезмийцы, согдийцы, арии Народы от бактрийцев до эглов Бассейн Инда

16

12

Саттагиды, гандарии, дадики, апариты Индийцы Юго-запад

7

20

Вавилон и остальная часть Ассирии Вся Финикия, Филистимлянская Сирия, Кипр Египет.

Ливийцы, Кирена, Барка Северо-запад

9

5

6

[Пактиика,] Армения и соседние народы до Черного моря Мосхи, тибарены, макроны, моссиники, мары Киликийцы

13

19

4

Эллины на Геллеспонте, фригийць1, азиатские фракийцы, па- флагоны, мариандины, сирийцы

Мисийцы, лидийцы, ласонцы, кабалии, гитенны

3

2

Ионийцы, азиатские магнеты, эолийцы, карийцы, ликийць1, милии, памфилы

1

Адаптировано из: Toynbee A.J. A Study of History. УП. Table V.

Таблица 2

Списки народов в ахеменидских царских надписях

(цифры указывают местонахождение упоминания указанного слева народа в тексте, поименованном в заголовке колонки)

DB

DPe

DSab

DSe

DNa

XPh

Центральная часть империи

Parsa

1

1

1

1

1

1

Mada

10

3

2

2

2

2

Uvjiya

2

2

3

3

3

3

Юго-восток

Harauvatiya

22

22

8

10

10

4

Zraka

14

16

9

9

9

6

Asagartiya

/>14

Mayiya

23

26

23

12

29

20

Северо-восток

Parthava

13

15

5

4

4

7

Daha

25

Uvarazmiya

16

20

11

8

8

11

Haraiva

15

17

4

5

5

8

Bakhtrish

17

18

6

6

6

9

Sugda

18

19

7

7

7

10

Saka

20

25

Saka haumavarga

15

14

26

Saka tigrakhauda

16

15

27

Saka болот, saka равнин

12

Бассейн Инда

Gadariya

19

24

13

12

22

Thatagudiya

21

21

10

11

11

14

Hiduya

23

24

14

13

23

Babiruviya

3

4

13

17

16

12

Athuriya

4

6

18

18

17

13

Arabaya

5

5

19

19

.18

21

Mudraya

6

7

20

20

19

16

Putaya

21

28

27

30

Kushiya

22

29

28

32

Северо-запад

Arminiya

11

8

14

21

20

5

Akaufachiya

29

/>Katpatuka

12

9

16

22

21

24

Spardiya

8

10

15

23

22

15

Yauna

9

11

24

23

17

Karka

30

30

31

Yauna takabara (те, которые в море)

7

12

25

26

18

Saka за морем (те, которые за морем)

13

26

24

19

Skudra

17

27

25

28

Адаптировано и переработано из: Toynbee A.J. A Study of History.

VII. Table V; фрагментированные иероглифические свидетельства из DZd были заменены полными вариантами из DSab.

власти, были включены в отдельную сатрапию. Эфиопы и арабы, например, регулярно преподносили «дары» (эвфемизм для дани?), но, по всей видимости, не учитывались в качестве плательщиков подати внутри провинции[184]. Впрочем, их вовлеченность в дела державы была такова, что в 480 г. до н. э. оба эти народа поставили воинские контингенты для армии Ксеркса, а также вошли в древнеперсидские списки народов в составе империи. Имелись также государства, номинально самостоятельные, но находившиеся в клиентской зависимости, такие как Киликия, которые, судя по всему, не имели никаких обязанностей податного или воинского характера перед империей, но с которыми Великий Царь должен был иметь рабочие отношения определенного рода.

Хотя Геродот говорит, что создателем этой провинциальной организации стал Дарий и что сделал он это ради введения точного метода сбора податей, всё же система как таковая должна быть датирована по меньшей мере временем правления Кира (см. выше, гл. 1). Вполне вероятно, что отец Дария, Гистасп, являлся сатрапом Парфии при Кире, а в период великой смуты при Дарии центральная власть обратилась за военной помощью к некоторым из сатрапов. Впрочем, не исключено, что Дарий осуществил масштабную реорганизацию и укрепление уже существовавшей структуры. Такая работа по переустройству сатрапий была бы логичным продолжением усилий царя, направленных на достижение более прочного контроля над обширной державой, которую он построил с таким трудом.

По всей вероятности, сатрапии зачастую и географически определялись не особенно четко и не являлись вполне смежными областями, так что вся эта структура, как кажется, отличалась в то время отсутствием четко маркированных внутренних границ между провинциями, что было бы неприемлемо для современной политической географии. Сатрап, в роли которого часто выступал один из близких царских родственников, в лучшие времена назначался и смещался личным решением государя.

Такой наместник был центральной фигурой провинциального двора, моделировавшегося по образцу двора Великого Царя. Сатрап, несомненно, контролировал царские запасы, или запасы центрального правительства, хранившиеся в пределах сатрапии; однако, поскольку наместник обычно и сам был весьма состоятельным человеком и мог свободно распоряжаться большими средствами, он, как правило, использовал свои собственные ресурсы для лучшего исполнения управленческих функций. В литературе утверждалось, что контроль со стороны центрального двора за действиями сатрапа обеспечивался в основном благодаря разделению военной и гражданской власти внутри сатрапии. Но следует иметь в виду, что, хотя дело обстояло именно так в случае с важными крепостями, чьи коменданты, по всей видимости, отчитывались напрямую перед царем, а не перед местными сатрапами, всё же существует достаточное количество очевидных примеров, когда наместники сами командовали вооруженными силами как внутри, так и за пределами своих сатрапий. Данное обстоятельство заставляет прийти к выводу, что разделение властей (военной и гражданской) не являлось твердой установкой Ахеменидов в отношении наместников. Впрочем, центральное руководство всё же имело в своих руках разнообразные средства независимого отслеживания всех действий сатрапов. Мы знаем о «царских писцах», которых посылали в ту или иную область с заданием предоставить двору отчет о том, как обстоят дела на месте; хорошо известные, хотя и с трудом обнаруживаемые в источниках агенты, именуемые «царским оком» и «царскими ушами», обеспечивали центральное правительство еще одним средством контроля за ситуацией в провинциях[185].

Хотя не вызывает сомнений, что прославленная сеть царских дорог, которую Геродот вполне обоснованно считал столь замечательной, была развита в большой степени для хозяйственных и торговых целей, она также выполняла жизненно важную роль в деле функционирования провинциальной системы и в управлении последней. Ясная картина того, как эта дорожная сеть работала, обнаруживается в текстах из Персеполя.

Из них мы узнаём о постоянном снабжении продовольствием и о поддержке дорожных станций вдоль главных путей. Мы также встречаем здесь упоминания об «элитных проводниках» и «скороходах». Первые явно представляли собой великолепно знавших державу государственных служащих, в обязанности которых входило сопровождать и обеспечивать продовольствием группы лиц, отправлявшихся в дорогу с официальными целями, например посольства; один из текстов крепостной стены сообщает о таком посольстве, прибывшем в Персеполь из Сард (PF 1404). Геродот рассказывает о государственных курьерах, которые в пределах державы могли в короткий срок доставить царский приказ или вопрос сатрапа царю, независимо от того, на каком расстоянии находился адресат. Не вызывает сомнений, что именно существование такой удивительной системы связи поощряло и делало возможным направление многих вопросов, связанных с управлением сатрапиями, непосредственно царю для принятия им соответствующих решений. Порой мы замечаем, что даже относительно малозначимый вопрос мог решаться не сатрапом, а адресоваться царю, дабы тот вынес по нему суждение. И всё же сатрапы были влиятельными фигурами, обладавшими большими ресурсами, вполне достаточными, чтобы подкрепить свою власть конкретным действием. Мы полагаем, что называемые Геродотом подати, взимавшиеся с каждой сатрапии (если только приводимые им цифры имеют хоть какое-то отношение к действительности), могли представлять лишь такие выплаты, которые провинция обязана была доставлять центральной власти. Если судить по источникам из персепольской сокровищницы, вполне могли существовать также и другие сборы, вносившиеся в это время исключительно в натуральной форме. Они оставались в самих податных округах, где хранились и использовались провинциальными сокровищницами для управленческих, экономических и военных нужд сатрапии, а также для обеспечения исполнения царских указов, касавшихся данной провинции[186]. Аккумулировавшиеся материальные запасы могли стать серьезным искушением для амбициозных провинциальных правителей, поэтому в центре необходим был сильный царь, прекрасно знавший, как нужно действовать, чтобы обеспечить нормальное функционирование всей системы. Конечно, в последние годы существования державы, когда центр был уже очень слаб, восстания сатрапов приобрели характер эпидемии, а крупные наследственные наместничества, такие, например, как дом Фарнака в Даскилии, могли действовать — а порой и действовали — безо всякой оглядки на нужды или требования центральных властей. 
<< | >>
Источник: Под ред. ДЖ. БОРДМЭНА, Н.-ДЖ.-Л. ХЭММОНДА, Д-М. ЛЬЮИСА,М. ОСТВАЛЬДА. КЕМБРИДЖСКАЯИСТОРИЯ ДРЕВНЕГО МИРА ТОМ IV ПЕРСИЯ, ГРЕЦИЯ И ЗАПАДНОЕ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЕОК. 525-479 ГГ. ДО И. Э.. 2011

Еще по теме Сатрапии или народы:

  1. 2.2. Эпоха расцвета древних государств (конец II – конец I тыс. до н.э.)
  2. Реформы Дария I и социальная структура империи Ахеменидов
  3. Общественный и государственный строй Ахеменидской державы.
  4. Гражданско-храмовые общины в западных сатрапиях.
  5. Поход Александра Македонского.
  6. Наследие Александра.
  7. Независимые государства IV—III вв. до н.э.
  8. 1 Создание Персидской державы
  9. Глава III ПРОИСХОЖДЕНИЕ БЮРОКРАТИЧЕСКИХ ПОРЯДКОВ
  10. Сатрапии или народы
  11. Арабы
  12. Глава Зе М.-Дж. Меллинк АНАТОЛИЯ
  13. Экспедиция Дария около 513 г. до н. э.
  14. Организация и влияние персидской власти в Европе
  15. Глава 3g Дж.-Д. Рэй ЕГИПЕТ В ПЕРИОД С 525 ПО 404 Г. ДО Н. Э.
  16. Глава 7d К.              Краай МОНЕТНОЕ ДЕЛО
  17. Ш. Иония и Персия
  18. Персидский плацдарм в Европе