<<
>>

«РЕВОЛЮЦИЯ В ДОХОДАХ» ИЛИ УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ КОНТРАСТОВ?

Задания семилетнего плана по росту жизненного уровня советских людей произвели громадное впечатление на народы капиталистических стран. Именно поэтому основное внимание идеологов империализма направлено ныне на опровержение марксистско-ленинского учения об относительном и абсолютном обнищании масс при капитализме, на фальсификацию и приукрашивание действительного положения трудящихся.
Более того, американские экономисты пытаются убедить мир, будто «высокое благосостояние масс» стало целью капиталистической Америки, и США якобы обеспечивают достижение этой цели лучше, нежели страны социализма. Эту сугубо антисоциалистическую направленность фальшивого тезиса о «революции в доходах» отмечают и прогрессивные американские экономисты. «Экономика СССР и стран народной демократии, — писал Виктор Перло, — быстро развивается. Вот почему капитализм США, объявивший себя «мировым лидером» в борьбе против социализма, пытается убедить мир, что он практически представляет собой капитализм другого сорта, капитализм без бедности, без резких классовых различий» В попытках буржуазных идеологов дискредитировать идеи социализма домыслам о «революции в доходах» отводится особая роль. Суть этой выдумки сводится к тому, будто в Америке происходит процесс выравнивания доходов всех групп доходополучателей, в результате чего богатый становится беднее, а бедный богаче. Подобный тезис выдвинут американской пропагандой в качестве главного довода за «изменение природы капитализма». Еще в 1953 г., начиная кампанию за поиски новых названий для американского капитализма, «Нью- Йорк Таймс» провозгласила, будто широкие массы населения в США пользуются плодами «величайшего прогресса в истории». Разъясняя это положение, газета лживо утверждала, что доля наиболее богатых групп населения в доходах систематически уменьшается !. Известный американский экономист Сличтер сообщил, что в течение жизни одного -поколения произошла «экономическая и социальная трансформация», в основе которой лежит рост «среднего класса», или, как пишет Сличтер, «класса получателей среднего дохода».
Этот «класс» якобы возник в результате относительного уменьшения самых бедных и самых богатых, создания устойчивого платежеспособного спроса и обеспечения в результате этого «бескризисного развития капиталистической экономики» 2. Аналогичная мысль на все лады перепевалась на упоминавшейся сессии Йельского университета. «Секрет нашей системы, — сообщил профессор Синнот, — состоит в выработке эффективных методов распределения доходов» 3. Вслед за провозглашением имущественного уравнивания было объявлено об «изменении социальной структуры» Америки, названной «открытым обществом». «Идея открытого общества без жестких классовых барьеров, — говорится в выводах сессии, — заключается в том, что каждый имеет реальную надежду на изменение своего статуса, на продвижение вверх, перемену работы» 4 и т. д. Профессор Лэленд Бэч утверждает, будто в США «наиболее значительна средняя по доходу группа, получающая приблизительно половину национального дохода. Особенность американского пути — рост большого среднего класса» 5. Для попыток обоснования этого тезиса написано немало «солидных» монографий, среди которых особую признательность монополий США заслужили книги экономистов С. Кузнеца, К. ГолОрейта и других. В этих книгах в различных формах пропагандируется мысль о том, будто эксплуатация, анализ которой дал 1 «New York Times», May 4, 1953 2 «The New York Times Magazine», December 4, 1955, p. 69. 3 «People’s Capitalism», N.Y. 1956, p. 12. 4 Ibid, p. 18. 6 G. L. Bach. Economics. N.Y. 1957, p. 19. К. Маркс, осталась достоянием капитализма XIX века. «Некоторые уродливые черты капитализма XIX века, — бодро опровергает марксизм социолог Мур, — преодолены современным капитализмом... В Америке и Англии, по мере того, как мы сокращаем экономическое неравенство и привилегии, мы можем также уничтожить источники возникновения противоречий и недовольства» *. Профессор Голбрейт и ренегат Браудэр предприняли более широкие попытки в этом направлении. В новой книге Голбрейта «Общество изобилия» в развернутой «теоретической» форме излагается концепция «современного капитализма».
Голбрейт утверждает, что все истины «условны» и верны лишь для небольшого отрезка времени. Так общей фразой зачеркивается анализ капитализма, данный Марксом и подтвержденный всем ходом жизни. Голбрейт, утверждая, будто Маркс не дал ничего нового по сравнению со Смитом и Рикардо, пишет об идеях накопления капитала, зозникших с середины XIX века. Конкуренция,, как социальное отображение естественного отбора, вела к неравенству и противоречиям. «Эта теоретическая модель,—утверждает Голбрейт,— не оставляла места для тех, кто обладал низкой лроизводительностью». «Риск — это добродетель, теряющие должны терять»4, — таков девиз этой концепции. На американской почве она облеклась в форму социального дарвинизма и пропагандировала лозунг Спенсера: «победители живут, побежденные — на съедение львам». Согласно Голбрейту, распространение подобной концепции обеспечило взлет Рокфеллеров, Вандербильдтов и прочих и показало, «как простой человек имеет шансы устроить свою судьбу» 5. Но современный капитализм якобы опроверг эту концепцию, создал «общество изобилия» и ликвидировал социальные антагонизмы. Главным моментом в этом «перерождении», согласно Голбрейту, явилась «нивелировка социальных групп», «рост доходов трудящихся» и «сокращение доходов богатых». Также голословно «опровергает» марксизм и ренегат Браудэр в своей лакейской книжонке «Маркс и Америка». «Америка, — провозглашает он, — не укладывается в рамки марксистской схемы капитализма, о чем наиболее ярко свидетельствуют высокие показатели по заработной плате и жизненному уровню, — факты, которые противоречат доктрине об обнищании как «абсолютном, всеобщем законе капиталистического накопления»6. Браудэр вознамерился ни более, ни менее, как «теоретически» ниспровергнуть марксизм-ленинизм. Грубо извращая экономическую теорию К. Маркса — основу его революционных выводов, Браудэр лживо утверждает, будто коренным пороком учения Маркса и Ленина о положении трудящихся при капитализме было игнорирование традиционного для данной страны жизненного уровня при характеристике движения заработной платы.
Абсурдность этого тезиса очевидна для каждого, знакомого с экономической теорией основоположников научного коммунизма. Величайшим научным достижением марксизма было раскрытие тайны капиталистической эксплуатации. Доказав, что труд как источник стоимости сам стоимости не имеет, т. е. исправив коренную ошибку классиков буржуазной политической экономии, Маркс открыл, что специфическим товаром рабочего является не труд, а его рабочая сила, способность к труду. Именно превращение рабочей силы в товар обусловливает отношение капиталистической эксплуатации, так как рабочий, лишенный средств производства, вынужден систематически продавать свою рабочую силу — единственный товар, каким он обладает,—• капиталисту. Как всякий товар рабочая сила обладает потребительной стоимостью и стоимостью. Но особенность, специфика данного товара по сравнению с другими состоит в том, что в процессе его использования создается стоимость большая, нежели та, которую он сам стоит. Этот излишек стоимости, создаваемый в процессе потребления рабочей силы, над ее стоимостью и является прибавочной стоимостью, целиком присваиваемой капиталистом. В этих условиях оплата рабочего никогда не может превышать величины стоимости его рабочей силы. Раскрыв специфику потребительной стоимости то вара рабочая сила, Маркс показал далее, что и стоимость ее определяется иначе, нежели стоимость других товаров. Помимо стоимости средств существования, необходимых для поддержания физической жизни рабочего и его семьи, т. е. физиологического прожиточного минимума, стоимость раиичеи силы включает в себя «исторический и моральный элемент», т. е. традиционные для данной страны и данного времени потребности, без удовлетворения которых не может осуществляться нормальное воспроизводство рабочей силы. Значение «исторического и морального элемента» в стоимости рабочей силы всегда подчеркивалось марксизмом. Браудэр аоеолютно ничем не может подтвердить свои клеветнические инсинуации. Он грубо фальсифицирует теорию марксизма, голословно утверждая об опровержении ее фактами.
Однако напрасно было бы искать в его писаниях хоть единственный факт или мало-мальски обоснованный аргумент. Здесь он предпочитает отговариваться тем, что факты «общеизвестны», и прятаться за спину буржуазных экономистов С. Кузнеца, К. Гол- брейта и других, которые попытались для обоснования «теории» об имущественном уравнивании апеллировать к статистике. Таким образом, мы видим, что попытки опровергнуть марксистско-ленинское учение об обнищании масс при капитализме и «доказать» рост имущественной нивелировки в США занимают главное место в новейших. концепциях американского капитализма. Но сама капиталистическая действительность восстает против своих апологетов, факты полностью опровергают этот*новый буржуазный вымысел. Вывод о «революции в доходах» сделан апологетами монополий в результате антинаучного метода изучения фактического материала, фальсифицирующего действительное положение вещей. Казалось бы, что при рассмотрении вопроса о том, уменьшается ли имущественное неравенство между богатыми и бедными, необходимо проанализировать положение основных классов капиталистического общества, прежде всего — рабочих и капиталистов. Но буржуазные фальсификаторы, зная, что такой научный метод анализа исключит необходимые для них выводы, предпочитают идти по другому пути. Этот путь был впервые указан и «обоснован» С. Кузнецом. Заключается он в том. что все капитали стическое общество рассматривается как однородная масса доходополучателей. При этом всякое различие между капиталистом и наемным рабочим исчезает, отношения эксплуатации, устанавливающиеся в капиталистическом производстве и лишь проявляющиеся в сфере распределения, полностью затушевываются. С этой точки зрения, все лица обладают общим свойством—они получают доход, различия же между ними состоят лишь и величине получаемого дохода. Отталкиваясь от этой бессодержательной абстракции, Кузнец и другие строят среднюю шкалу доходов данного общества — от самого низкого до самого высокого. ?атем шкала условно делится на две части — 95 процентов и 5 процентов (иногда — 90 и 10 процентов).
Все доходополучатели, благодаря этому насилию над статис- стикой, попавшие в 95-процентную часть шкалы, именуются «группой получателей низких доходов». Доходополучатели, вошедшие в 5-процентную часть шкалы, названы «получателями высоких доходов». Из них выделен 1 процент лиц с наивысшими доходами. Подменив реально существующие классы капиталистического общества этим произвольным делением на процентные группы доходополучателей, горе теоретики пытаются доказать снижение дохода высших и повышение дохода низших групп. На этом иллюзорном основании делается выеод о превращении США в страну «среднего класса», о его постоянном росте, о том. что в недалеком будущем якобы и та небольшая верхушка, которая представлена еще пятью процентами получателей высоких доходов, сольется со «средним классом». Внешне — наукообразно, по существу — абсурдно. Так вместо реальных общественных классов, характеризующихся их отношением к собственности на средства производства, местом в системе общественного производства и лишь затем характером получаемого дохода, — буржуазные апологеты конструируют мифические «процентные группы» доходополучателей. Затем в дело пускаются цифры официальной статистики, которые, будучи должным образом препарированы, позволяют идеологам монополий объявить о том, что доход «высших однопроцентной и пятипроцентной групп» несколько снизился, а доход «низшей 95-процентной» группы несколько повысился. Выводы С. Кузнеца особенно показательны. Он 16 вывел уменьшение доли высшей 1-процентной группы всех доходополучателей в общей массе доходов с 13,4 процентов в 1919—1928 гг. до 9,9 процентов в 1939— 1948 гг. и еще более низкого уровня в некоторые последующие годы *. Движение же доходов в «низшей 95-процентной группе» он не рассматривал. Однако «предположив», что уменьшение доходов высших групп означает автоматическое повышение доходов лиц низшей группы, он торжественно объявляет о том, что в США совершилась «революция в доходах». Но вот что показательно. Даже антинаучная методология буржуазных теоретиков не помогает им обосновать свои апологетические выводы, и они вынуждены дополнять их фальсификацией конкретных данных. Правильный анализ фактического материала показывает, что невозможно не только доказать снижение доходов класса капиталистов, но и уменьшение в общем доходе населения США доли «высших 1- и 5-процент- ных» групп доходополучателей. В качестве источника цифрового материала о размере доходов различных лиц С. Кузнец пользуется так называемыми «налоговыми отчетами», представляемыми в департамент торговли США практически всеми лицами, получающими денежный доход. Но эти налоговые отчеты не отражают действительного уровня доходов богатых, так как громадные части капиталистических доходов скрываются от налогообложения (напротив,. налоговые отчеты трудящихся очень близки к действительности, так как налоги изымаются из заработной платы еще до ее выплаты рабочим и служащим). Прежде всего, из суммы личных доходов капиталистов вычитаются доходы от игры на курсе акций, хотя это немалый источник обогащения финансовых акул. Неправомерность исключения из личных доходов богатых доходов от игры на Kvpce акций подчеркивали и некоторые буржуазные экономисты. Так, профессор П. Стрейер отмечал, что выводы Кузнеца об уменьшении доли высшей 1-процентной группы доходополучателей между 1939 и 1946 г. неверны, ибо исключение «доходов от игры на курсе акций снижает доход этой высшей 1-процентной . 7 S. Kuznets Shares of Upper Income Groups in Income and Savings. N.Y. 1953, p. 40. группы почти наполовину, а высшей 5-процентной груп* пы — на одну треть» К Другим способом уменьшения доходов финансовых чмагнатов является создание различных фондов, как правило, вообще освобожденных от налогообложения. В 1936 г. был создан — «фонд Форда» (фонд пожертвований на культурные нужды). После смерти Э. Форда в 1943 г. и Генри Форда в 1947 г. по завещанию большинство их акций было передано фонду, достояние которого освобождено от уплаты имущественных налогов. В результате этой махинации на руках у семьи Форда осталось лишь 5 процентов акций, о дивидендах с которых и сообщается как о доходе. Фактически же семья Фордов полностью распоряжается и доходом с 95 процентов акций, переданных фонду. Наконец, громадная часть личных доходов богачей прямо укрывается от налогообложения. В США практически нет лиц, не уплачивающих личного подоходного налога. Между тем отчеты о налогах охватывают 70,2% всей суммы личных доходов. Следовательно, 29,8% полученных доходов скрывались от налогообложения. Совершенно очевидно, что скрывают доходы наиболее богатые лица. Никто из честных экономистов США не делает из этого секрета. Даже сторонник мифа о «революции в доходах», финансовый обозреватель газеты «Нью- Йорк Пост» С. Портер вынуждена была признать, что бюджетный дефицит 1953 г. в сумме 9,4 млрд. долларов образовался в основном за счет уклонения от налогов богатых лиц и корпораций. Детальные подсчеты размеров сокрытия различных доходов от налогообложения для 1946 г. произвела официальный статистик Селма Голдсмит. Она указывала на то, «что налоговые отчеты о доходах учитывали 95% заработной платы и жалований, 66—71% предпринимательского дохода, фермерского и нефермерского вместе; 54—68% ссудного процента, дивидендов и попечительского дохода, 44—45% рент, исключая доход от сдачи комнат в наем»8. Ее подсчеты показывают, что в 1946 г. от налогообложения было скрыто 63 процента ссудного процента на капитал, 55 процентов ренты, 29 процентов предпринимательского дохода, 24 процента дивидендов и... 5 процентов заработной платы и жалований 9. Следовательно, не доходы вообще, а именно доходы ст капиталистической собственности, т. е. доходы высших групп, по терминологии Кузнеца, оказываются в налоговых отчетах значительно преуменьшенными. Кузнец, далее, исключает нераспределенные прибыли корпораций при подсчете доходов высших групп на том основании, что невозможно точно распределить эту часть прибылей по различным процентным группам доходопо- лучатслей10. Естественно, что если бы он исследовал распределение доходов между различными классами обществ, ему пришлось бы присоединить сумму нераспределенных прибылей к доходам капиталистических собственников. Оперирование средними «единицами» и «процентными группами» позволяет С. Кузнецу исключить из подсчетов немалую часть фактических доходов класса капиталистов, преуменьшив на эту сумму доли высших по доходу групп. Следует подчеркнуть, что в связи с увеличением налогов суммы нераспределенных прибылей (свободных от налогообложений) в рассматри?аемый Кузнецом период значительно возросли. Если в !929 г. корпорации после внесения налога выплатили в виде дивидендов 5,8 млрд. долларов, оставив нераспределенными 2,5 млрд. долларов прибылей, то в 1948 г. в виде дивидендов выплачено 7,2 млрд. долларов, а сохранено в корпорациях 13,5 млрд. долларов11. Дивиденды за этот период (с 1939 по 1945 гг.) возросли только на 40 процентов. Однако общие прибыли как распределенные, так и нераспределенные увеличились с 8,4 млрд. долларов в 1929 г. до 20,7 млрд. долларов в 1948 г., или возросли почти на 150 процентов12. Нижеследующая таблица наглядно подтверждает тот факт, что суммы нераспределенных прибылей после 1929—1939 гг. значительно возросли, как правило, находясь на уровне выплаченных дивидендов, иногда нееколь- ко уступая им, а в отдельные годы — значительно пре вышая их: (В млрд. ЛОЛЛ.)1 Годы Прибыли корпораций после выплаты налогов Выплаченные дивиденды Нераспределенные прибыли 192^ 8,4 5,8 2.6 1939 5,0 3,8 1.2 1945 8.3 4,7 3 6 1918 20,7 7,2 13,5 1949 15,5 7,5 8.3 1950 22,1 9,2 12,9 1951 18.7 9,1 9,6 195? 16,1 9.0 7,1 1053 16.7 9,3 7.4 1954 16.4 10,0 6,4 1955 21,1 11,2 9.9 1956 21,5 12,0 9,5 Исключение нераспределенных прибылей из доходов класса капиталистов ничем не оправдано. Наоборот, их учет позволяет включить в реальный доход акционеров большую часть доходов от игры на курсе акций. В то же время нераспределенные прибыли, остающиеся в бюджете корпораций для расширения производства, создания резервных фондов и т. д., будучи освобождены от налогообложения, являются важной частью капиталистических доходов, так как они в значительной степени усиливают власть капитала над наемным трудом. Важным моментом в определении доходов рысших групп являются суммы, получаемые капиталистами в виде компенсаций за занимаемые ими административные должности. Значительная часть этих сумм пе^указывает- ся в налоговых отчетах, а следовательно, не учитывается Кузнецом при вычислении доли различных «доходо- получателей». В настоящее время в США из каждого одного доллара, выплаченного в виде жалования за высокие административные посты в корпопациях, 12 центов отчисляются в пенсионные фонды, свободные от налога, и 40 центов уплачиваются в виде бон (вознагражде ние в порядке участия в прибылях), которые облагаются налогами лишь частично. Следовательно, как подсчитал Перло, «жалованье» лиц в высших по доходу группах, являющееся, по существу, одной из форм капиталистического дохопп, должно быть увеличено не менее чем на 12 процентов. Точно так же в целях сокрытия дохода от налогообложения немалая часть прибылей выплачивается под видом служебных расходов, которые увеличивают номинальное «жалованье» капиталистов минимум на 10 процентов. Наконец, весьма важным способом, при помощи которого капиталисты преуменьшают свои доходы, является распределение доходов между всеми членами семьи и иждивенцами. Вместо одного крупного дохода в налоговых отчетах фигурируют несколько «умеренных» доходов. Крупные имущества разделяются на несколько средних н-е только путем распределения между «родственным кланом», но и путем создания различных фондов, пожертвований в фонды и т. п. Кузнец, раздробляя групповые отчеты и подсчитывая доход каждой «единицы» отдельно, делает вид, что эти «единицы» являются самостоятельными доходополучателями. Такой метод обусловливает исключение многих крупнейших капиталистов в США из группы не только высших (1 процент) получателей доходов, но часто и из группы высших 5 процентов. Например, семья Дюпонов владеет 35 процентами акций «Дюпон де Немур энд компани». Однако эти акции распределены между 117 членами семьи, включая стариков, женщин и детей. В 1948 г. выплаченные Дюпонам дивиденды составили сумму в 42 млн. долларов, а в 1950 г. — около 100 млн. долларов. Эта сумма превысила сведения о дивидендах, сообщенные в 3-х самых крупных отчетах лиц из верхней (1 процент) группы дохо- дополучателей. Однако распределение акций Дюпонов между 117 членами семьи повело к тому, что большинство «единиц» этого «клана» оказались не включенными в группу высших доходополучателей! Широкое распространение «расщепления доходов» иллюстрируется сведениями о количестве крупнейших отчетов в 1929 и 1948 гг.13. Группа доходов Количество отче- TOU 1929 1948 Свыше 1 млн. лолл. . . . 513 149 Свыше 100 тыс. долл. . . 14816 16 280 Свыше 10 тыс. долл. . . . 374 и32 1 212285 Нет никаких сомнений в том, что уменьшение (согласно отчетам) в 1948 г. крупнейших состояний отражает не действительное положение вещей, а рост расщепления этих состояний между всем кланом того или иного капиталистического магната. Резкое увеличение числа отчетов о доходах, свыше 10 тыс. долларов, бесспорно доказывает это положение. Для опровержения цифр Кузнеца В. Перло провел самостоятельные расчеты, учитывающие основную массу капиталистических доходов, исключенных Кузнецом при составлении долей высших (1 и 5 процентов) групп доходополучателей. Он учел суммы несообщенного дохода, скрытого от налогообложения. Обобщив данные американской статистики, В. Перло доказал, что доли высших процентных групп Кузнеца в национальном доходе США преуменьшены почти вдвое. Приведем соответствующие цифры14: Годы Высшая группа (1%) Высшая группа (5%) 1929 19 2 33,9 1939 16.6 32,1 1915 16,4 33,0 1948 17,2 32,6 Незначительное уменьшение доли высших групп на I—2 процента в 1948 г. по сравнению с 1929 г. находится в /пределах обычной статистической неточности и ни в коей мере не может служить свидетельством падения долей высших групп доходополучателей в США и повышения доли низших групп. Помимо В. Перло, выводы Кузнеца подвергнуты широкой критике со стороны Д. Сирса и Р. Лэмпмэна, которые указывали на то, что Кузнец значительно переоценил «тенденцию к равенству», так как 1) рост цен оказывает гораздо большее влияние на низшие по уровню доходов группы, нежели на высшие; 2) доходы, сообщенные в налоговых отчетах, не отражают всей суммы «нетрудовых доходов» и 3) исключение доходов от игры на курсе акций и нераспределенных прибылей, будучи ничем не оправданным, способствует Кузнецу в провозглашении его выводов К Тем не менее американские экономисты всячески пытаются реабилитировать Кузнеца. В 1958 г. в новом сборнике «Изучение дохода и богатства» Томас Р. Эткинсон из Федерального резервного банка объявляет, что критика в адрес Кузнеца «направлена не столько против его выводов, сколько против определения понятия дохода»15. Однако весьма показательно, что Эткинсон вынужден согласиться с тем фактом, что «распределение национального дохода (в большей степени чем личного дохода) показало бы уменьшение концентрации в высших по уровню доходов группах с середины 30-х годов до 1950 г.» 16. Об этом же упоминают Голдсмит, Кэйтс, Ли- бенберг и другие. Тем не менее Эткинсон стремится доказать, что для экономики США определяющее значение имеет не распределение всего национального дохода, а распределение личных доходов между населением. Итак, даже оставаясь на почве порочной методологии буржуазных экономистов, мы видим, что вывод о «революции в доходах» — всего лишь пустая выдумка. Рассмотрение же распределения национального дохода США между основными классами капиталистического общества неизбежно доказывает рост относительного обнищания трудящихся, углубление социальных контрастов между наемным трудом и капиталом. Необходимо особо подчеркнуть, что Кузнец пытается запутать основной вопрос — вопрос о связи распределения доходов с капиталистической частной собственностью. Но он не в состоянии скрыть факты, свидетельствующие о том, что основным источником доходов высших групп является эксплуатация рабочего класса, обусловленная частной капиталистической собственностью. Цифры в таблицах С. Кузнеца тщательно препарированы в нужном ему направлении, но из них все же видно, что основную часть доходов высших групп составляют дивиденды, процент и рента, т. е. доходы от капиталистической частной собственности. «Как в течение межвоенных десятилетий, — упоминает он, — так и в последние годы доли высших групп в общем доходе населения страны были наибольшими в доходе от собственности, особенно в дивидендах»17. Это весьма важное признание Кузнец делает лишь мимоходом, оно является одним из второстепенных выводов его «анализа» распределения доходов. Автор преследует цель запутать вопрос о причинах неравенства в распределении доходов различных классов капиталистического общества. Он понимает, что рядового американца трудно уверить в равном распределении доходов в США, поэтому начинает с признания того, что «распределение дохода среди групп населения, определенное размером дохода каждого получателя, неизбежно подчеркивает различия дохода»18. И через всю книгу красной нитью проходит попытка объяснить это различие не закономерностями капиталистического способа производства, а случайными факторами, одинаково влияющими на американцев, независимо от их места в системе общественного производства и отношения к капиталистической собственности. «Неравенство в распределении богатства, — заявляет Кузнец, — и, следовательно, доходов от собственности часто представляют как основную причину неравенства в распределении всего дохода»19. С этим «заблуждением» и борется С. Кузнец в своей книге. По его мнению, распределение собственности не является главной причиной неравенства в распределении доходов. Согласно Кузнецу, ключом, открывающим тайну не- равного распределения доходов, являются такие факторы, как «пол, возраст, образование, промышленное членство, место жительства (район и размер общины) и другие признаки, характеризующие высшие по уровню доходов группы населения...» *. Но совершенно очевидно, что попытки сослаться на личные качества людей не могут скрыть эксплуататорской природы капитализма. Анализ распределения доходов между основными классами капиталистического общества показывает, что «революция в доходах» — фикция, а относительное обнищание, обусловленное господством отношений частной собственности — бесспорный факт. Если суммировать официальные данные, можно подсчитать доход капиталистов (доходы от собственности, в том числе высокие жалованья корпоративных управляющих) и доход трудящихся масс. Нижеследующая таблица ярко иллюстрирует процесс снижения доли трудящих- ся в национальном доходе США (в млрд. долл.)2: 1929—40 rrJ 1941—52 гг. 1 1 Заработная плата и жа лованье (за исключе нием высоких жалова ний корпоративных уп равляющих, отнесен ных к доходам от соб ственности) . . . . 318,4 944,8 Доходы от собственно сти 347,8 1129,8 Процент дохода от соб ственности к заработ ной плате и жало ванью . 109,2 119,6 1 S. Kuznets. Shares of Upper Income Groups in Income and Savings. N.Y. 1953, p. 141. * V. Perlo. The Income «Revolution». N.Y. 1954, p. 52. Следовательно, даже правильная оценка официальных данных Департамента торговли США неоспоримо свидетельствует о безусловном процессе относительного обнищания масс при капитализме, в том числе и в богатейшей стране современного капитализма — Америке. Эта оценка, далее, свидетельствует не об уменьшении, а об увеличении относительного обнищания трудящихся масс в процессе развития современного капитализма. Если в течение 1929—1940 гг. прибыли капиталистов в национальном доходе США превышали доходы трудящихся на 9,2 процента, то за период с 1941 по 1952 г. этот разрыв не сократился, а увеличился, так как соответствующее превышение составило 19,6 процента. Данные последнего времени вновь отказываются служить защитникам капитализма. Они свидетельствуют о том, что социальная нищета в США является грозной ре альностью. Буржуазная система статистики не позволя ет абсолютно точно выделить долю трудящихся и долю капиталистических собственников в национальном доходе США, так как американские экономисты в рубрик) «заработная плата и жалованье» включают значительную часть предпринимательской прибыли, огромные оклады высших чиновников корпораций, доходы мелких капиталистов и так далее. Но объективный анализ цифровых материалов дает картину явного углубления со циальных контрастов. Один из американских профсоюзных деятелей Л. Хаберман пытался проанализировать распределение личных доходов в США в 1957 г. Его данные не позволяют строго разграничивать доходы трудящихся и доходы капиталистических собственников, но и они свидетельствуют о громадном социальном неравенстве. 14 процентов доходополучателей США имели в 1957 г. доход до 2 тыс. долларов в год, а 22 процента — до 4 тыс. долларов. Даже по признанию ведущей газеты американских монополий «Нью-Йорк Таймс», такой доход для США в 1957 г. означал прямую нищету, плохие жилищные условия, недоедание и т. п. Еще 25 процентов американских доходополучателей имели годовой доход ниже 6 тыс. долларов, т. е. меньше прожиточного минимума, вычисленного извест* ьым комитетом Геллера для этого года. В целом же 61 процент американских доходополучателей, представляю щих собой основную массу трудящихся США, получили всего 34 процента совокупного национального дохода. В то же время 13 процентов доходополучателей с доходом свыше 10 тыс. долларов в год, т. е. капиталистические, преимущественно крупные, собственники, также получили 34 процента национального дохода. С учетом дохода мелких предпринимателей, высокооплачиваемых служащих и рабочей аристократии доля дохода капиталистов и их прихлебателей в национальном доходе США за 1957 г. составила 66 процентов К О росте относительного обнищания трудящихся в США неоспоримо свидетельствует также следующее обстоятельство. За последние десятилетия производительность труда в США значительно увеличилась. Однако реальная заработная плата трудящихся намного отставала от роста производительности труда. А раз это так, то, следовательно, доля рабочего класса в национальном доходе страны систематически уменьшается. Это видно, например, из данных о соотношении движения реальной заработной платы и выработки по обрабатывающей промышленности США 20. Период Рост среднегодовой выработки рабочего (в%) Рост реальной среднегодовой заработной платы с учетом потерь от безработицы (в %) 1889—1909 гг. +28 + 1 19 9-1939 гг. 463 —3 1914—1956 гг. +26 +4 Данные, приведенные в таблице, вопреки теоретическим измышлениям буржуазных апологетов, показывают, что при капитализме от роста производительности труда выигрывают только капиталистические собственники. Даже в том случае, когда реальная заработная плата повышается, норма ее увеличения намного отста ет от роста производительности труда, а следовательно, доля рабочего класса в общем национальном доходе остается ниже доли капиталистов. Буржуазные теоретики и ревизионисты лживо утверждают, будто в условиях современного капитализма в росте производительности труда заинтересованы все классы общества, будто повышение производительности труда автоматически влечет за собой увеличение реальной заработной платы. Фактически же дело обстоит совершенно иначе. Непосредственной причиной связи между производительностью труда и заработной платой при капитализме нет и быть не может. Заработная плата — превращенная форма стоимости товара рабочая сила. Использование же этого товара — способности рабочего к труду — принадлежит собственнику капитала. Рост производительности труда в этих условиях ведет к тому, что уменьшается необходимое рабочее время, в течение которого рабочий воспроизводит стоимость своей рабочей силы, и увеличивается прибавочное рабочее время, безвозмездный труд на капиталиста, создающий прибавочную стоимость. Следовательно, с ростом производительности труда растет норма эксплуатации рабочих, доля капиталистов в национальном доходе увеличивается», относительное обнищание трудящихся усиливается. Рост производительности общественного труда снижает стоимость рабочей силы, а значит и заработную плату. Некоторое повышение реальной заработной платы, которого в отдельные периоды рабочие добиваются в упорной борьбе, отражает лишь влияние на стоимость рабочей силы «морального и исторического элементов», общественного закона «возвышения потребностей», необходимость включения в величину стоимости рабочей силы традиционных для страны и данного времени потребностей. При социализме, напротив, рост производительности труда непосредственно влечет за собой повышение жизненного уровня трудящихся. Тем не менее, вопреки фактам, буржуазные идеологи продолжают пропагандировать лживый тезис о «революции в доходах». Профессор Голбрейт попытался акцентировать внимание на роли буржуазного правительства, которое якобы ограничивает власть богатых с помощью налоговой политики и социального обеспечения. 28 Он даже объявил эту политику средством, с помощью которого «общество изобилия» дает всем «минимум дохода, необходимого для обеспечения приличной жизни и комфорта» 21. Причина же социальных контрастов, с точки зрения Голбрейта, коренится лишь в том, что американцы не научились создавать потребностей в благах, «которые еще не производятся». И это говорится об обществе, где нищенское положение фермеров и безработных исключает удовлетворение их даже самых насущных потребностей! Апологеты монополий в других странах, с завистью взирающие на США, объявляют, будто «революция в доходах» произошла во всех крупных капиталистических странах. Профессор Кембриджского университета Д. Робертсон в «Лекциях об экономических принципах» считает, что Англия даже опередила США в выравнивании доходов. Французский экономист Тульман заявляет о «все большем сокращении доходов ог капитала и росте доходов от труда»22. Но эти апологетические выводы не более как желаемое, выдаваемое за действительность. Даже в США доходы значительной массы трудящихся ниже официальных прожиточных минимумов, о чем вынуждена упоминать и буржуазная печать. Например, в книге американских экономистов Хешна, Миллера и Студдарта «Динамика американской экономики» приводятся данные о том, что в США в 1954 г. годовой доход 33 процентов семей был ниже 3 тыс. долларов, хотя для обеспечения прожиточного минимума требовалось не менее 4,5 тыс. долларов. Действительность властно опровергает буржуазные выдумки о ликвидации социальных контрастов, нивелировке положения капиталистов и трудящихся. Систематический рост жизненного уровня людей стран социалистического лагеря показывает народам всего мира, что лишь социализм может обеспечить ликвидацию эксплуатации, действительное равенство и подъем материального благосостояния всех членов общества.
<< | >>
Источник: Геннадий Борисович Хромушин. «ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ГУМАНИЗМ», ИЛИ НОВЫЕ ВАРИАЦИИ НА ТЕМУ О «НАРОДНОМ КАПИТАЛИЗМЕ». 1961

Еще по теме «РЕВОЛЮЦИЯ В ДОХОДАХ» ИЛИ УГЛУБЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ КОНТРАСТОВ?:

  1. 10.2. Великая французская революция
  2. Особенности научных революций в социально-гуманитарном познании
  3. Социальная структура и её динамика.
  4. РАЗДЕЛ 5. Тенденции изменения дифференциации доходов
  5. 1. Система экономико-математических моделей, используемых в прогнозировании синтетических показателей экономического и социального развития Грузинской ССР
  6. § 1. Причины и условия формирования социального государства
  7. СОЦИАЛЬНО-КЛАССОВАЯ ПРИРОДА СИОНИЗМА
  8. 3.5.3. ВИДЫ СТАНОВЛЕНИЯ: ЭВОЛЮЦИЯ И РЕВОЛЮЦИЯ
  9. ВРЕМЯ КАК ИСТОЧНИК МНОГОВЕКТОРНОГО СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ И ПЕРСПЕКТИВ ЖИЗНЕДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЛИЧНОСТИ В КОНТЕКСТЕ МИРОВОЙ И НАЦИОНАЛЬНОЙ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ О.А. Левко
  10. Революционное народничество 70—80-х годов XIX века.
  11. 1. Расстановка политических сил и социально-политическая обстановка в стране после Февральской революции.