<<
>>

Чистое и абсолютное «я». Метафизика Фихте

Перенос метафизической точки зрения с теоретического на практический разум проведен настолько полно, что последний рассматривается как первопричина всей деятельности. Одновременно с этим анализ необходимой деятельности разума считается не просто анализом, а метафизическим познанием.
Наукоучение есть не только теория познания, но в то же время и метафизика, так как одним из первых ее принципов является утверждение, что вещи в себе вообще немыслимы и что не может существовать ничего, кроме разума и его необходимых продуктов. Если придерживаться обычного способа рассмотрения, который противопоставляет друг другу бытие и мышление, то выводом из трансцендентального идеализма будет абсолютная тождественность бытия с необходимой деятельностью разума, и в этом смысле то направление, начало которому положил Фихте, принято обозначать философией тождества. По своему отношению к философским наукам оно характеризуется отождествлением логики и метафизики. Основы этого направления заложены еще в кантовской трансцендентальной логике, поскольку уже здесь синтетические формы деятельности мышления признавались определяющими законами объективного мира. Но ограничение, заключавшееся в учении Канта о вещи в себе, исчезло у Фихте и из метафизики явлений получилась опять абсолютная метафизика. Это изменение обнаружилось немедленно, как только определилось отношение Фихте к тому понятию, которое у Канта явилось критерием возможности абсолютной метафизики — к понятию интеллектуальной интуиции. Кант обозначил этим выражением высшее предельное понятие своей «метафизики знания», творческий дух, который вместе с формами своего мышления порождает и его содержание — ноумены, вещи в себе. Для Фихте это значение интеллектуальной интуиции наряду с понятием вещи в себе сделалось беспредметным. Под интеллектуальной интуицией он понимал скорее всего только функцию интеллекта, созерцающего самого себя и свою деятельность, то есть то, в чем, по его мнению, и заключался предмет наукоучения. Но именно это-то самосозерцание сознания открывает в себе те беспричинно свободные, вытекающие из практической задачи «я» действия ощущений, содержание которых составляет эмпирическую действительность. Чем непонятнее оставалось содержание первичной деятельности теоретического «я», тем яснее был смысл и цель самой деятельности перед этим самосозерцанием.

228

И таким образом, рефлексия наукоучения, в которой философствующее сознание созерцает само себя, превратилась в понимание связи вещей, заступив на место тех исследований, которые раньше назывались метафизикой в догматическом смысле слова. Но при этом не следует упускать из виду, что эта новая метафизика, основанная на интеллектуальной интуиции, подобно кантовской критике разума ограничивается, в конце концов, лишь системой форм разума. Фихте никогда не забывал и еще сильнее подчеркивал с течением времени, что его идеалистическая дедукция не может простираться вплоть до отдельного содержания ощущений и опыта. Если он однажды и решился в «Основах естественного права согласно принципам наукоучения»55 представить всю органическую жизнь как средство для выполнения нравственного долга, то тем резче вскоре подчеркнул, что всякое отдельное содержание действительности — как по своему существованию, так и по значению — не может быть определено на основании общих форм разума, а всего лишь « переживается».

Высшая точка в построении форм разума, чистое «я», есть, следовательно, не бытие, не деятельность и даже не бытийная деятельность, а задача — быть деятельностью. Последнее основание всякой действительности лежит в долженствовании. «Я» должно быть бесконечно деятельным. Поэтому оно порождает мир своих представлений как объект этой деятельности. Практическое «я» есть влечение к деятельности. Поэтому для единичной эмпирической личности нравственный закон является лишь сознанием того, что «я» должно быть чистым «я», то есть бесконечной направленной на себя деятельностью, но что оно не таково. Из этого противоречия происходит в вечном порождении действительный мир. Не из сознания действительного мира должна быть выводима потребность деятельности, потому что в этом случае она была бы гетерономна и не нравственна, но, наоборот, влечение к деятельности создает действительный мир. Оно создает его лишь как объект деятельности: природа имеет смысл лишь как материал для исполнения нашего долга. Поэтому в учении Фихте нет натурфилософии в обычном смысле этого слова. Он и не мог бы ее создать, потому что при односторонности его юношеского образования ему, скорее всего, недоставало точных и специальных естественнонаучных сведений. Но и принципы его учения вовсе не допускали никакой натурфилософии.

229

<< | >>
Источник: Виндельбанд В.. От Канта до Ницше: История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками/пер. с нем. Введенский А.И.; М.: КАНОН-пресс, Кучково поле,.- 496 с. (Канон философии).. 1998

Еще по теме Чистое и абсолютное «я». Метафизика Фихте:

  1. Метафизика Фихте. Учение о нравственности
  2. 5. «Позитивное» изложение концепции триединства абсолютного духа88 Общая структура абсолютного духа у Шеллинга
  3. А. ЧИСТОЕ КОЛИЧЕСТВО
  4. ЧИСТОЕ И НЕЧИСТОЕ - ДВУСМЫСЛЕННЫЕ СИЛЫ
  5. Определение приоритетов инвестиционной политики предприятий в рамках программы «Чистое производство»
  6. Модель «чистое производство» и процесс ее поэтапного внедрения на пищевом предприятии (аналитический разбор конкретного опыта)
  7. И.Г. Фихте
  8. Философия религии Фихте
  9. Понятие «я» Фихте.
  10. Философия истории Фихте
  11. ЗАЯВЛЕНИЕ ПО ПОВОДУ НАУКОУЧЕНИЯ ФИХТЕ
  12. Фихте. Неизменная система
  13. Наукоучение Фихте
  14. Система разума Фихте
  15. §7 (63). Этический идеализм Фихте
  16. Жизнь и деятельности Фихте
  17. §11 (67). Религиозный идеализм Фихте и Шлейермахер.
  18. Понятие «я» Фихте. Сигизмунд Бек
  19. 3. ФИХТЕ. ЙЕНСКИЙ ПЕРИОД
  20. 2. ФИХТЕ. БЕРЛИНСКИЙ ПЕРИОД