<<
>>

Гаман. Гердер. Якоби

Поэтому подобный подход неверен и «физиология человеческого познания» должна признать постепенный переход данных противоположностей друг в друга и сделать своим принципом их единство. Эта задача, однако, ко времени выхода «Метакритики» уже была решена другими мыслителями и

совершенно другим путем.

Еще слабее оказалось гердеровское опровержение

21

эстетики Канта в сочинении «Каллигона» .

Более определенными и меткими были возражения против кантовской теории познания, выдвинутые в сочинении «Давид Юм о вере, Или идеализм и реализм» Ф. Г. Якоби. Впоследствии в работе «О попытке критицизма

понять сущность разума» и во «Введении в полное собрание философских

22

сочинений» он распространил эти возражения на весь послекантовский идеализм. Якоби отчасти предвидел развитие этого течения. Энергия, с которой он обрушился на самое слабое место критической теории познания, лучше всего доказывает то, как глубоко он постиг антагонизм различных направлений мысли у Канта: это слабое место было понятие вещи в себе. Прежде всего Якоби показывает, что Кант в своем определении чувственности исходит из наивной предпосылки существования вещей в себе, между тем как последующее развитие мыслей основателя критической философии не только подвергает сомнению эту предпосылку, но самим этим сомнением прямо-таки упраздняет понятие чувственности. Чувственность — это «способность аффицироваться (возбуждаться) чем-либо», и аффицироваться она должна именно вещами в себе. Но ведь понятие «аффицирования чем-либо» обозначает в любом случае причинное отношение, а трансцендентальная аналитика воспрещает применять какие- либо категории, следовательно, и категорию причинности к вещам в себе. «Критика чистого разума» учит, что весь мир наших представлений должен рассматриваться помимо их отношений к вещам в себе, и в то же время она начинает с того, что выводит все содержание нашего представления из воздействия именно этих вещей. В учение Канта нельзя проникнуть без предпосылки реализма, а с этой предпосылкой нельзя в нем оставаться. Поэтому трансцендентальный идеализм должен будет иметь мужество признать самый крайний идеализм, какой только когда-либо утверждался, то есть должен будет отбросить понятие вещи в себе. Это было предвосхищением учения Фихте.

196

Но в таком случае весь мир представлений превращается в бессмысленный сон. В двух волшебных областях, называемых пространством и временем, накапливаются явления, посредством которых однако ничего не проявляется. Кант говорит о явлениях и утверждает, что в них не проявляется ничего истинно действительного и действительно истинного. Душа имеет представления, но не самой себя или других вещей, а представления того, что не есть ни она сама, ни другие вещи. Кантовский разум воспринимает только сам себя, как глаз, который видел бы, или ухо, которое слышало бы только сам (само) себя. Познавательная способность витает между проблематичными «х» субъекта и не менее проблематичными «х» объекта. Чувственность не имеет ничего перед собой, рассудок не имеет ничего за собой. Так неутомимо подбирает Якоби остроумные антитезы для того, чтобы оттенить противоречия этого «позитивного незнания».

Эти возражения, хотя и не прошли бесследно для будущего философского развития, однако в первое время не остановили победоносного шествия кантовского учения. Раз проложив себе дорогу, оно неуклонно овладевало молодым поколением и в последнем десятилетии XVIII века мало-помалу завоевало почти все немецкие кафедры, так что в каждом университете имело своих усердных последователей. Последователи этой кантовской школы, имена которых сохранились в учебниках, конечно, в большинстве случаев не были способны следовать за учителем в самую сокровенную глубь его размышлений, что они скоро и доказали, когда толпами перешли на сторону Рейнгольда, придавшего кантовскому учению более грубую и популярную форму. Тем не менее их преподавательская деятельность способствовала тому, что принципы новой философии постепенно проникали в общее сознание. Не в меньшей степени этому содействовала и их «работа ломовиков» («Karrnerarbeit»), состоящая в издании многочисленных сочинений, в которых они излагали, объясняли и защищали Канта, а также периодических изданий, основанных с такими же целями в противовес антикантовским (таких, например, как «Новый философский иллюстрированный журнал по разъяснению системы Канта», который издавали Абихт и переводчик «Критики чистого разума» на латинский язык Бори, или журнал «Анналы философии и философского духа», выходивший

23

в Галле под редакцией Якоба ). 197

<< | >>
Источник: Виндельбанд В.. От Канта до Ницше: История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками/пер. с нем. Введенский А.И.; М.: КАНОН-пресс, Кучково поле,.- 496 с. (Канон философии).. 1998

Еще по теме Гаман. Гердер. Якоби:

  1. Гердер
  2. 3. "СПОР О ПАНТЕИЗМЕ". ГЕРДЕР
  3. Якоби. Знание и вера
  4. 5 (40) КАНТ — ГЕРДЕРУ
  5. Иррационалистические системы. Якоби
  6. Якоби. Непосредственное и опосредованное познание
  7. Якоби. Шеллинг. Философия и религия
  8. §13 (69). Иррационализм Якоби, Шеллинг, Шопенгауэр, Фейербах.
  9. Арсений Гулыга. Немецкая классическая философия, 1996
  10. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН
  11. Друзья и враги
  12. 91 (255). ГЕГЕЛЬ - НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 23 ноября 1815 г.
  13. О преподавании философии в гимназиях
  14. 48 (111). ГЕГЕЛЬ — НИТХАММЕРУ Бамберг, 23 декабря 1807 г.
  15. Фридрих Шлегель. Культ гениальности. Мораль гениев