<<
>>

Гегель. Логика

Провозглашенное Шиллером убеждение в том, что современная культура состоит в объединении и примирении прежних форм жизни человечества, задача, решаемая в наиболее зрелых произведениях гетевской поэзии, приобретает у Гегеля значение главной проблемы философии.
Философия должна понять глубочайший смысл всего того, что породил человеческий дух в своем развитии (направленном именно на нее) посредством всех форм,

в которых проявилась его деятельность. Она должна объединить все это в систему миропознания, понимая все эти продукты как необходимые формы развития мирового духа. Подобно тому, как Шиллер вывел эстетические понятия из философско-исторического построения, Гегель хочет в еще более всеобъемлющем смысле сотворить всю философию из связи исторического развития человеческого духа. Человеческое самосознание — это пришедший к самому себе мировой дух; развитие человеческого духа — это сознательное самопостижение мирового духа. Сущность вещей должна быть понята из того процесса, какой прошел человеческий дух, чтобы постичь свою собственную организацию, а значит, и организацию вселенной. Гегелевская философия рассматривает себя как самосознание общего культурного развития человеческого родового разума, а в нем она видит в то же время самосознание абсолютного духа, развивающегося в виде мира. Вследствие этого философия Гегеля является, с одной стороны, вполне историческим мировоззрением, ас другой — совершенно антропоцентрическим рассмотрением мира, так как усматривает в развитии человеческого духа развитие духа мирового. Таким образом, Гегель выводит самое крайнее следствие из постулата тождества мышления и бытия, признавшего организацию человеческого разума, составляющую для Канта первичный предмет философского познания, организацией мирового разума. Это — самый крайний вывод из разрушения понятия вещи в себе, разрушения, которое удалось осуществить Фихте.

Логика Гегеля осуществляет вышеупомянутое «возвышение субстанции до субъекта» тем, что исходит из абсолютного «бытия», чтобы затем закончиться «идеей» и таким способом с помощью диалектического продвижения вперед развить всю систему понятий.

Но категории являются здесь не связующими формами деятельности рассудка, как у Канта, а скорее объективными образами мировой жизни, в которой идея раскрывается посредством саморазвития.

326

Даже там, где эти связующие формы совпадают с понятиями формальной логики или же с кантовскими трансцендентальными понятиями, они все же считаются, как и у Аристотеля, реальными законами действительного бытия. Таким образом, гегелевская логика становится «царством теней действительности». В движении абстрактной мысли порождаются схемы всякой реальной жизни, и в перипетиях этого превращения понятий с необходимостью откроется изображение общего мирового процесса. Пройдя через элемент абстракции, должны выступить перед умственным взором чистые формы всякого наличного бытия.

Первая часть, или учение о бытии, начинается с этого же самого абстрактного изо всех понятий, превращает его в понятие «ничто» и находит их соединение в том, что одновременно и существует, и еще не существует — в становлении. Из этого последнего через категории наличного бытия, качества, конечности и бесконечности, единства и множества, количества и меры, Гегель получает в конце концов понятие «сущности», развитие которого составляет задачу второй части. На всем протяжении рассмотрения категорий никогда не упускается из виду основная проблема натурфилософии, состоящая в конкретном проведении этих понятий в эмпирической области. Учение о сущности переходит от противоположности между сущностью и видимостью к рефлективным понятиям, посредством которых должна быть снята эта противоположность. В качестве рефлективных понятий выступают тождество, различие, противоречие, основание. Установив отношение между явлением и действительностью, учение о сущности приходит к Абсолюту и, тем самым, к противоположности между необходимостью и случайностью, которая, в свою очередь, приводит к категориям причинности и взаимодействия. Третья часть содержит «субъективную логику». Она начинается с учения о понятии, суждении и умозаключении, затем переходит к категории объективности, развивающейся как механизм, химизм и органическая телеология.

Над ними в процессе жизни, высшими формами которой являются познание и моральность, возвышается идея, находящая затем завершение в абсолютной идее. Невозможно в таком кратком обзоре воспроизвести все переходы, составляющие истинную сущность диалектического продвижения вперед, так как ведь развитие целого обусловливается не столько

327

логической необходимостью, сколько произвольными ассоциациями и постоянно подразумеваемой предпосылкой, по которой эта логика должна

139

уже заключать в себе in писе все содержание философского познания и притом в том же порядке, что и вся система. Вследствие этого Гегель очень часто вынужден прибегать к искусственным промежуточным ступеням, которые могут быть воспроизведены только в их целом и не поддаются краткой формулировке. К этому присоединяется еще и то, что трудный язык Гегеля как раз в этой области абстракции становится окончательно неясным. И только теперь можно порекомендовать читателю с помощью изложения Куно Фишера уяснить во всех подробностях то богатство мыслей, с каким Гегель соткал свою систему категорий. В этом изложении мы имеем перевод гегелевского труда на язык современности, значительно превосходящий все появлявшиеся до сих пор многочисленные попытки иностранных, преимущественно английских, писателей. Надо надеяться, что благодаря этому изложению все больше и больше будут рассеиваться предрассудки, долго тяготевшие над памятью Гегеля. Ведь как бы низко ни ценилось построение целого, тем не менее всякий, усвоивший логику Гегеля, должен признать, что в ней содержится бесконечное множество тончайших оборотов и гениальных сочетаний (нередко, правда, между самыми разнородными вещами), в силу чего она почти всегда проливает неожиданный свет на самые различные области человеческого знания. Именно в этом и состояло оплодотворяющее действие этого труда на остальные науки. Гегелевский принцип, согласно которому логика наряду с формами познания должна развивать и его ценнейшее содержание, еще не является, конечно, той формой, в которую могла бы отлиться «гносеологическая логика», обоснованная трансцендентальной аналитикой Канта.

Но только придерживаясь принципа последней, что все формы мышления имеют смысл лишь в зависимости от задач содержания, логика может сохранить свою связь с живой действительностью познавательной деятельности человека. Несмотря на всю произвольность построения, Гегель по праву может считаться величайшим логиком после Аристотеля и Канта и, подобно им, служит доказательством того, что только тот мыслитель может поистине оригинально и творчески разрабатывать логику, который, обладая богатым научным опытом, приобрел широкий взгляд на всю деятельность человеческого познания.

328

Менее всего оригинален Гегель в своей натурфилософии. В сущности, он следует здесь общей схеме шеллинговского учения, но так как он менее всего знаком с потребностями естествознания, с эмпирическими сведениями, с обычными для этой области приемами исследования, Гегель еще более произволен в своих выводах, еще более злоупотребляет неоправданными построениями, чем даже его предшественник. Тем не менее, глубина его философского усмотрения обнаруживается и в этой области, а именно в том, что он (правда, не прямо, но косвенным образом) резко и точно определил границы рациональной дедукции, которые, будучи верным по своему принципу, он вообще не должен был ставить. Природа — это дух, или идея, в своем инобытии. Этот общий характер природы, а, по-видимому, также и великие формы этого инобытия, можно вывести из гегелевского понимания духа как развивающейся идеи, так как в принципе они уже заложены в нем. Но потому-то в природе повсюду и есть нечто чуждое духу, какая-то особая своеобразность, которая не поддается выведению. То обстоятельство, что дух вообще превращается в нечто внешнее по отношению к себе самому, лежит, по учению Гегеля, в самом его понятии. Но каково это внешнее в разных частных случаях — это уже не вытекает из сущности духа. Гегелевское учение, руководясь предпосылкой, что все действительное разумно и, в качестве такового, познаваемо, является по своему принципу самым крайним панлогизмом, какой когда-либо был представлен в философии, и все же оно усматривает границы своей дедукции в самой же природе.

Самое большее, что оно может вывести из абсолютного разума — это общие формы и законы. Гегель должен признать, что в действительной природе повсюду остается нечто, восстающее против такого выведения и остающееся необъяснимым фактом, совершенно так же, как необъяснимыми остаются «аффицирование» чувств вещами в себе у Канта (по другому его выражению, «спецификация природы») и «беспричинные» действия самоограничения «я» у Фихте. Со своей точки зрения Гегель выражает это так: природа бессильна и слишком слаба, чтобы всего только абстрактно получать определения понятий, поэтому он называет ее царством случайности. Употребление этого термина снова указывает на тесное внутреннее родство Гегеля с аристотелевским воззрением на природу. Ведь и в этой величайшей системе античной философии логическое отношение между существенным и случайным тоже было истолковано в смысле метафизической зависимости.

329

<< | >>
Источник: Виндельбанд В.. От Канта до Ницше: История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками/пер. с нем. Введенский А.И.; М.: КАНОН-пресс, Кучково поле,.- 496 с. (Канон философии).. 1998

Еще по теме Гегель. Логика:

  1. Философская методология: диалектическая логика.
  2. Гегель. Логика
  3. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
  4. ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. HAVKA ЛОГИКИ ТОМ 1, 1970
  5. «НАУКА ЛОГИКИ» ГЕГЕЛЯ И МАРКСИСТСКАЯ НАУКА ЛОГИКИ
  6. ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. HAУKA ЛОГИКИ ТОМ 2, М., «Мысль», 1971
  7. ГЕОРГ ВИЛЬГЕЛЬМ ФРИДРИХ ГЕГЕЛЬ. HAУKA ЛОГИКИ ТОМ 3, М., «Мысль», 1972
  8. ГЕГЕЛЬ. ВЕХИ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ
  9. 73 (196). ГЕГЕЛЬ — НИТХАММЕРУ Нюрнберг, 10 октября 1811 г.
  10. К КРИТИКЕ ФИЛОСОФИИ ГЕГЕЛЯ
  11. Очерк 3 ЛОГИКА И ДИАЛЕКТИКА
  12. Очерк 4 ПРИНЦИП ПОСТРОЕНИЯ ЛОГИКИ
  13. Очерк 5 ДИАЛЕКТИКА КАК ЛОГИКА
  14. Очерк 9 О СОВПАДЕНИИ ЛОГИКИ С ДИАЛЕКТИКОЙ И ТЕОРИЕЙ ПОЗНАНИЯ МАТЕРИАЛИЗМА
  15. §5. Основные этапы развития логики
  16. Категориальный строй мышления(категориальная логика)
  17. ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ