<<
>>

§ 34 б Хайдеггер и неокантианство

В первую очередь важным для Хайдеггера становится развитие Э. Ласком 211 проблемы ценности фрабургской школы212. В последние годы своей жизни (1913-1915), в которые Ласк был близок к Лукачу, под влиянием американского прагматизма он совершает анти-идеалистиче- ский поворот (толкуемый иногда также как «субъективный»), В связи с этим мышление Ласка создает предпосылки для трактовки проблемы «окружающего мира» (Umwelt), созвучной Лукачу и Хайдеггеру.
Ключевая идея Ласка, являющаяся его новацией в неокантианстве - теория об изначальном отношении (Urverhaltnis) между материей и категориальной формой. Эта идея сущностной «иррациональности» материи, данной мышлению, находилась в оппозиции к гегелевскому панлогизму и была близка философии жизни: (Ласк перенимает также противопоставление естественных и гуманитарных наук Дильтея). Кроме того, при обсуждении философии Фихте Ласк использует ставший впоследствии важным термин «фактичность». Еще в 1912-1914 гг. Ласк ведет полемику со своим учителем Риккертом. Свою новую концепцию взаимоотношения формы и содержания Ласк строил, основываясь на теории «категориального созерцания», представленную во втором томе «Логических исследований» Гуссерля. Он старался расширить трансцендентальную логику Канта, не был удовлетворен также Аристотелем (по его мнению категории Аристотеля не составляют всей тотальности категорий, но только особый их класс - реальных категорий). Для того, чтобы стать объектами знания, категории сами должны иметь некие мета-категории, полагает Ласк. Такие «категории категорий» (или: «формы форм») требуют некоего до-теоретического момента, предшествующего (категориальному) познанию мира213. В этот до-теоретический момент изначальные формы представляют себя в качестве просто данных, во всех их «логической наготе», они переживаются, прежде чем оказываются познанными. Категории охватывают (но не поглощают) материал.
Формы сущностно нуждаются в наполнении («Erfullungsbedurfitig»)214, они требуют реализации своей полноты. Тем самым Ласк предлагает оригинальную интерпретацию не только теории ценностей неокантианства, но и интенциональности: если форма не может быть отделена от своего материала, «нуждается» в нем, то сущность формы можно определить как «указывание-на-» (Hinweisen), «бытие- значимым-для-» (Hingelten) - для своей материи. Тогда категории являются ничем иным как отношением, «направленностью-на-». В этом смысле область первичных форм (категорий или логического) есть совокупность направленных отношений, проливающих свет на свое множественное «нечто». Ласк претендует на создание «логики логики» или «логики философии». Если различные области бытия имеют свою логику, - так обосновывает эту программу Ласк, - то должна иметься и логика, которая бы объединяла их, и эта логика будет,[свою очередь, иметь[ев©^ категории. Они будут «последними», за их пределы мы не можем проникнуть. Поскольку такая трактовка перекликается с пониманием «жизни» у Дильтея, то «логика логики» и материальная обусловленность форм создают предпосылки для того, чтобы проблема категорий сначала была более тесно увязана с реальным суждение и субъектом (в габилитации Хайдеггера). Следующие размышления Ласк выражают эту связь еще более отчетливо: я знаю материю только благодаря тому, что живу в форме, посредством которой я нечто знаю 215. Форма становится достоянием непосредственного опыта, но не познается. Я живу в категориях как в связях, в которых и посредством которых я знаю вещи. Но если мы «уже» живем во всеохватывающих формах, уже обнаруживаем себя в них, работая через них с гетерогенной материей, то, во-первых, становится излишним вопрос о «применении» категорий и, во-вторых, создается возмож- ность заговорить о самой этой жизни-в-категориях (ср.: «бытие-в-мире»). Такая концепция создает благоприятные возможности для того, чтобы объяснить, как ценности реализуются в деятельности человека: ценность или значимое имеет сущностную необходимость в «значении-к» (Hingeltung-auf) - таков формальный характер, свойственный значимости вообще (ср.: «значимость не есть, но значит» Риккерта).
Тогда значение (Bedeutung) не есть нечто, отделенное от его «исполнения» (Гуссерль), а плод единства формы и материи. Сущность значения лежит также не в референции (Фреге), - та представляет собой частный, более низкий случай «чистой» значимости ценности. Чисто логическая дедукция категорий (Кант) невозможна: начало категорий находится в а-логическом, они подчиняются своей, «материальной» логике. Если, далее, способ взаимосвязи первичных категорий не имеет логической природы, то индивидуальные формы не связаны взаимными логическими отношениями (против Гегеля). По Ласку, возможен не только непосредственный опыт т.н. «чувственных» данных, но и «нечувственных» - как опыт «до-теоретического Нечто», в котором мы просто живем до того, как познаем его. Потому наш первый опыт категорий таков, что мы «потеряны» в них в «чистой поглощенности» (Absorption) - как, напр., в эстетическом, этическом и религиозном отвержении себя («Hingabe»).

Эти идеи Ласка помогают понять, что именно предположение о возможности «категорий категорий» руководит хайдеггеровскими поисками «изначальной до-теоретической науки» во время Военно-экстренного семестра. Понятийное творчество Хайдеггера, сделавшее его знаменитым (ср. "es wertet", "es weltet") также во многом объясняется влиянием фрайбургской школы неокантианства: у Ласка отношение между ценностью и субъектом является симметричным (Hingeltung-Hingabe); ценность не есть, но «ценноствует» («wertet).

Ласк также помогает Хайдеггеру сохранить позитивное восприятие философии жизни Вильгельма Дильтея, который вполне может представляться ему «наилучшим неокантианцем», поскольку, как отмечает Э- В. Орт, Дильтей «своим проектом "Критики исторического разума" он не только углубил, но и расширил понимание Кантом познания и открыл таким образом путь к перефомулировке кантианского и неокантианского понятия субъекта, ведущий к Dasein» 216. Можно было бы также сказать: Дильтей открыл путь, который должен был привести к понятию субъекта, понятого нетрадиционным образом.

<< | >>
Источник: Михайлов И.Н.. Ранний Хайдеггер Между феномено-логией и философией жизни - М.: Прогресс-Традиция; Дом интеллектуальной книги. - 284 с.. 1999

Еще по теме § 34 б Хайдеггер и неокантианство:

  1. § 2. Эпистемологический релятивизм — неотъемлемое свойство научного знания и познавательной деятельности
  2. СЛОВАРЬ
  3. 1.1. Проблема оснований всеобщности субъекта в современной философии
  4. ТЕОРИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО ПОЗНАНИЯ Р. Ю. ВИППЕРА
  5. ВВЕДЕНИЕ
  6. § 1. Вера без онтологии: метафизика веры в русском кантианстве
  7. Б. Т. Григорьян На путях философского познания человека
  8. Предметный указатель
  9. Ранний Хайдеггер и «Бытие и время»: определение временных рамок исследования
  10. § 33 а Предпосылочностъ, беспредпосылосностъ и проблема практического
  11. § 34 а Неокантианство и феноменология Гуссерля
  12. § 34 б Хайдеггер и неокантианство