<<
>>

§ 87. Платоники первых веков после P. X.

Главным местопребыванием эклектизма продолжала по-прежнему быть платоновская школа. Ее наиболее известные члены из первых двух веков нашей эры суть: египтянин Аммоний, который преподавал в Афинах около 60—70 гг.
после P. X.; его ученик Плутарх из Херонеи, известный философ и биограф, жизнь которого приходится, по-видимому, приблизительно между 48 и 125 гг. после P. X.; Гай, Кальвисий Тавр (ученик Плутарха), Те он из Смирны, которые преподавали при Адриане и Антонине Пии; Альбин, ученик Гая, которого Гален слушал около 152 года в Смирне, и его современники Нигрин, Максим из Тира и А п у л е й из Мадавры; Аттик, который так же, как Ну мен и й, Кроний, известный противник христианства Ц е л ь с и вероятно также Север, принадлежит к эпохе правления Марка Аврелия; в общении с этим императором жил ученик Аттика Гарпократион. Часть этих платоников протестовала против смешения подлинного платонизма с чужеродными элементами; и борьбе с этими примесями должно было содействовать то обстоятельство, что и академики со времени Плутарха, а может быть и ранее, по примеру перипатетиков с усиленным вниманием стали изучать сочинения своего основателя (ср. стр. 26). Так, Тавр писал не только против стоиков, но также и о различии между платоновским и аристотелевским учением, а А т т и к был страстным противником Аристотеля. Но тем не менее, тот же Тавр отрицал возникновение мира во времени; и если Аттик в этом пункте, как и в остальных, возражал Аристотелю, то он, с другой стороны, сближался со стоиками в своем утверждении самодовлеющего значения добродетели и в своем односторонне практическом понимании философии. Но большинство академиков продолжало следовать эклектическому направлению Антиоха; но только к этому эклектизму все более примешивались те неопифагорейские умозрения, которые встретятся нам у Плутарха, Максима, Апулея, Нумения, Цельса и других (§ 92).
Образец эклектизма школы представляет, наряду с вышеназванными лицами, в особенности Альбин,* написавший очерк учения Платона,165 который представляет замечательное смешение платоновских, перипатетических и стоических теорий. Но Альбин при этом только следовал своему учителю Гаю. По тому же пути, насколько нам известно, идет и С е в е р, и, таким образом, нельзя сомневаться в преобладании этого образа мыслей в платоновской школе.

§ 88. Дион, Лукиан и Гален

Ни к какой определенной философской школе не причисляли себя Дион, Лукиан и Гален, но все же все они хотели быть философами. Это название мы должны признать скорее всего приложимым к Га- лену. Вифинский ритор Диониз Пруссы, по прозванию Хризостом (Златоуст),166 изгнанный Домицианом из Рима и ценимый Траяном, выступал со времени своего изгнания в одежде кинических философов; его «философия», однако, не выходит за пределы популярной морали, которая по своему содержанию не вполне ничтожна, но лишена научного характера и примыкает к древнекиническим произведениям и к стоическим учениям. Товарищ Диона по профессии Лукиан из Самосаты, плодотворная литературная деятельность которого приблизительно совпадает со второй половиной 2-го века, является противником всякой школьной философии и в особенности преследует своей сатирой киников; то, что он сам называет философией, есть собрание моральных предписаний, которыми он ограничивается уже потому, что считает все богословские вопросы неразрешимыми. Гораздо более основательно занимался философией знаменитый врач Клавдий Гален из Пергама (131—201 после P. X.); он написал много произведений по философии, значительная часть которых потеряна. Будучи противником Эпикура и скептицизма, более всего ценя Аристотеля, но не удовлетворенный и им, он сочетает с перипатетическим учением некоторые стоические определения, и в меньшей мере — элементы платонизма. Наряду с чувствами, достоверность которых защищает Гален, он усматривает второй источник познания в истинах, которые непосредственно достоверны для разума. Он решительно утверждает целесообразность мироустройства; однако о более глубоких умозрительных вопросах Гален высказывается довольно неуверенно и не придает им большого значения, так как они не особенно важны для жизни и поведения. Но и его этика, насколько

она нам известна, содержит лишь старые учения, заимствованные из разных школ.

<< | >>
Источник: ЭДУАРД ЦЕЛЛЕР. ОЧЕРК ИСТОРИИ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ. 1996

Еще по теме § 87. Платоники первых веков после P. X.:

  1. § 1. Генезис метафизики сверхсущего и трансцендентного начала в античности
  2. § 87. Платоники первых веков после P. X.
  3. КОММЕНТАРИИ
  4. 28. Раннехристианская традиция о переселении душ
  5. 33. Эзотерика в раннем христианстве
  6. ОЧЕРК ИСТОРИИ КИНИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ
  7. Т. Ю. БОРОДАЙ СИМПЛИКИЙ И ЕГО КОММЕНТАРИЙ
  8. ПЕРВАЯ КНИГА Глава 8
  9. IV. ГЕРМАНСКИЙ ОБРАЗ ИНДИИ
  10. ГЛАВА 1 Г.Шаймухамбетова О проблемах историографии средневековой арабской философии
  11. I БОЛЬШАЯ ПРЕЛЮДИЯ ВРЕМЯ И ОПЫТ НИЧТО
  12. IV Научиться чтению
  13. ИСТОРИЯ мысли, эллинизм И РИМ
  14. Мои книги и исследования [§§§§§]
  15. АФИНЫ И ИЕРУСАЛИМ
  16. эпоха комментариев
  17. Эллинское язычество и византийское православие
  18. Глава 2 Имя на устах
  19. Демон аналогии
  20. Глава первая Семья, воспитание и образование