<<
>>

§ 33 а Предпосылочностъ, беспредпосылосностъ и проблема практического

Хайдеггер вновь возвращается к обозначенной им в начале лекций проблеме кругового характера нашего вопрошания.

Однако преодолеть эту циркулярность предполагания-обоснования необходимо.

Хайдеггер высказывает предположение, что круговой, циркулярный характер - вообще сущностная черта области теоретического, причем свойственная только ему. Само это выражение - круговой характер - «есть выражение чисто теоретического затруднения» (95). В какой мере проблема циркулярного характера теоретического исследования важна для феноменологии? В той степени, в какой последняя озабочена идеей беспредпосылочной науки. Стремясь вырваться за пределы «циркулярного» характера сфера теоретического, Хайдеггер делает допущение, что, возможно, существует не-теоретическая наука о начале, которая не будет связана с необходимостью быть предпосылочной.

К этому Хайдеггера побуждает следующее размышление. Образцом теоретической науки, который он использует в качестве отправного пункта своих исследований, служит феноменология. Феноменология занимается анализом переживаний как элементов сознания. Переживания взяты из жизни. Но, разумеется, наука берет конкретные переживания жизни в ином аспекте. Феноменологические редукции, необходимые для того, чтобы переживание стало предметом научного знания производят от-жив- ление (Ent-lebung) переживаний, в результате чего они предстают в неком ином, трансформированном виде. Но будучи таковыми, они уже являются ставшими, а значит не изначальными, поскольку всякое от-живленное (Ent-lebte) само «является возникшим» (96).

Это размышление - еще один аргумент в пользу более позитивного истолкования феномена практического. Именно он ведет к казалось бы неожиданному следствию, о котором мы упоминали в начале рассказа о военно-экстренном семестре: что тематикой изначальной науки должно стать «не радикально теоретизированное и отживленное, а скорее сущностный момент жизни самой по себе и для себя, который находится в тесной связи с событийным характером переживаний» (116).

То, что Хайдеггер говорит о событийном характере переживаний, чрезвычайно важно. Если те понятия и проблемы, о которых мы вели речь выше позволяют предположить, что уже в 1919 г. Хайдеггер начинает путь к «Бытию и времени» 20°, то опираясь на такую важную формулировку, как «событийный характер», а также на революционную «er-eignet» (свершается) Гадамер даже считает возможным допустить, что и сама основа будущего хайдеггеровского поворота уже заложена в 1919 г.201. § 34 Феноменология и трансцендентальная философия ценностей

Во время Военно-экстренного семестра Хайдеггер «заочно» разыгрывает чрезвычайно интересную полемику Наторпа с Гуссерлем, что демонстрирует его прекрасное знание как неокантианства, так и феноменологии. Неокантианству в большей степени посвящена следующая лекция - «Феноменология и трансцендентальная философия ценностей».

В 1870-1920 гг. неокантианство представляет собой доминирующую школу университетской философии и вообще причисляется к наиболее значительным философским явлениям последних веков. Будучи реакцией на так называемое «падение» гегелевской системы, мышление того времени вновь обращает внимание на Канта как на основателя критического метода. Значение Канта видится в том, что он разработал учение о познании, свободное от метафизики. Два основных течения, против которых направляет свою критику неокантианство - позитивизм и историзм. В противовес позитивизму, видящему самодостаточность конкретного, «позитивного», знания и рассматривающему всякую философию как бесполезный довесок к фактам, неокантианство с еще большей силой, нежели это делал Кант, делает акцент на трансцендентальном субъекте. Вся реальность - как физические, так и исторические факты - имеет свой конститутивный исток в субъективности. Развивая эту мысль, неокантианцы считают необходимым провести радикализацию и самой кантовской философии. В проблематике «вещи в себе» усматривается непоследовательность Канта, уступка критической философии «реализму». «Вещь в себе» перетолковывается в результате таким образом, что обозначает только направление исследований, постоянную задачу непрекращающихся исследования.

Однако обсуждение позиции неокантианцев важно для нас здесь не только в связи с влиятельностью неокантианства в те годы. Для Хайдеггера, бывшего учеником Риккерта, феноменология становится в 1916- 1919 гг. все более привлекательным философским направлением. Помимо того, что неокантианство должно было определенным образом повлиять на рецепцию Хайдеггером философии жизни В. Дильтея 202, представляется интересным следующий вопрос: насколько различны были позиции неокантианства и феноменологии? Иначе: с какими взглядами должен расстаться, а какие - приобрести неокантианец, становящийся феноменологом?

<< | >>
Источник: Михайлов И.Н.. Ранний Хайдеггер Между феномено-логией и философией жизни - М.: Прогресс-Традиция; Дом интеллектуальной книги. - 284 с.. 1999

Еще по теме § 33 а Предпосылочностъ, беспредпосылосностъ и проблема практического:

  1. § 33 а Предпосылочностъ, беспредпосылосностъ и проблема практического