<<
>>

Примечания: 1

Многие корифеи-ученые мусульманского средневековья, сочетавшие в своей деятельности теорию и практику, науку, философию и поэзию, приобрели широчайшую популярность прежде всего как практики (Ибн Сина) или поэты (О^айям). 2

В связи с этим напрашивается одно замечание, немаловажное для оценки роли художественного произведения прошлого в истории национальной общественной мысли.

Чем популярнее то или иное литературное произведение среди народа, чем в большем количестве списков, вариантов, подражаний и т.п. обнаруживается оно среди населения, тем оно репрезентативнее в качестве источника изучения истории общественной мысли данной эпохи, тем больше оснований говорить об общественной значимости отраженных в нем социально-философских проблем. 3

Заметим, что эти и другие аспекты истории зарождения и развития материальной и духовной культуры далеких периодов татарского народа нашли монографическое отражение в работах Ф.Валеева, Г.Валеевой-Сулеймановой, Д.Валеевой, Г.Давлетшина и др. ученых-археологов, историков, искусствоведов. 4

Интересно в этой связи отметить, что даже такой «совершенный» человек как Айтолды кается в своих земных желаниях: Желаний не счесть, глядь - а жизни уж нет (С.111). Эта психологически точная передача чувств смертельно больного Айтолды - в духе реалистических тенденций поэмы. 5

В свою очередь птолемеевская картина мира основывалась на аристотелевском учении о Бытии и космологии. 6

В связи с этим нужно заметить, что идея аналогии микрокосмоса и макрокосмоса применительно к мусульманской философии разработана в сочинении ал-Фараби «Трактат о взглядах жителей добродетельного города». Философ-рационалист сравнивает здесь добродетельный город со здоровым телом, уподобляя иерархию органов тела функциям государственных органов, управляющих жизнедеятельностью общества (3; 310). 7

Сегодня мы наблюдаем своеобразный ренессанс теории двойственной истины в современных исторических и культурологических поисках утраченной гармонии, в переосмыслении роли религии в современном обществе, в новаторском понимании религиозной сферы жизни как особого рода человеческой культуры, человеческой цивилизации. 8

А война, добавляет тут же Баласагуни, крайнее средство решения спорных проблем («Меч - только для тех, кто лишен разуменья»). 9

О мировоззренческой основе этого сочинения, несводимой к перипатетической традиции, речь пойдет ниже. 10

В татарской средневековой литературе эти тенденции, как мы показывали, переплетаются. И направленность этических добродетелей вовне или вовнутрь, на борьбу с внешними неблагоприятными обстоятельствами, на их преодоление, или же на борьбу с собственными слабостями, сомнениями, искушениями - еще один критерий оценки светской или суфийской трактовки автором сочинения идеала личности. Пример переплетения этих критериев - в образе Йусуфа в поэме Кул Гали, который вначале побеждает себя, а уже затем - неблагоприятные внешние обстоятельства. 11

Которое на философском уровне можно рассматривать как способность в многообразии мира явлений увидеть их единую сущность - творца. 12

Джунайд (ум. в 911 г.) - багдадский шейх, стоял у истоков суфийского учения о слиянии человека с богом. 13

Баязид (Абу Язид ал-Бистами, ум.

в 875 или 878 г.), суфий-пантеист, один из теоретиков учения о «Фана» - конечной цели тариката. 14

Мансур Халладж (858-922 гг.) - последователь Баязида, Джунайда, поэт- суфий, развил их учение до идеи богочеловека, через приобщение к божественному духу. «Все стихи Халладжа... представляют собой... беседы его духа с этим божественным Духом (рух натика) о их взаимной любви» (67; 35). 15

Он сравнивает заблуждение Мансура Халладжа с ошибкой человека, который судит по отражению в зеркале об истинном образе отражаемого. Исследователи ал-Газали усматривают в этом сравнении влияние на мусульманского философа платоновской теории идеального мира, который в материальном мире получает свое неистинное, дурное отображение. 16

Разумеется, речь не о том, что вся тюрко-татарская литература ХІІІ-ХУІ вв. в этом плане опиралась лишь на традиции А.Йасави, С.Бакыргани. Источники влияния суфийской концепции любви были разные, особенно сильным было влияние персоязычных поэтов-суфиев Низами, Сагди, Руми, Джами. 17

Суфий Баязид Бистами, по преданию, продавал себя на багдадском базаре в знак самоотречения. 18

В самом деле, если на минуту представить, что «Кысса-и Йусуф» появилось на свет не благодаря, а помимо или даже вопреки исламу, трудно ответить на вопрос, почему же ничего подобного не родила культура окружавших булгар не исламизированных народов. 19

Кстати, эти строки подтверждают неформальный характер вступительных бейтов поэмы о едином, всемогущем творце. 20

Другие авторы, ссылаясь на мусульманских историков религии, называют наряду с цифрой 72 и цифру 73 См., например (99; 96, 103). 21

Вспомним также, что и весь исторический путь развития христианства вплоть до нового времени характеризуется борьбой с языческими культами, их реликтами и рецидивами в образе жизни, верованиях, мифологии европейских народов. Что касается философских корней христианства, то в учении Фомы Аквинского оно просто канонизировало величайшее достижение античного язычества - аристотелианство. 22

Вспомним также, что философы-перипатетики (Ибн Сина) отнюдь не отрицали мудрости суфиев-арифов, а ал-Газали вообще предпринял попытку синтеза «рационализма, традиционализма и мистицизма» в создании системы монотеистического суфизма (1; 85-86). 23

Например, в поэме «Юсуф и Зулейха» великого поэта-суфия А.Джами совершенно отсутствуют сюжеты, связанные со встречей Йусуфа с братьями, их приездом в Египет, воссоединением с Йакубом и т.д. Наказание братьев, их раскаяние остается за рамками повествования. 24

О сходстве суфийской философии с философской доктриной неоплато- низма см.67; 28. 25

То есть в опытном знании. 26

Другими словами, богословская ученость без божественного света истины тоже немногого стоит. 27

Что свидетельствует об актуальности этой темы и в эпоху Золотой Орды, когда процесс исламизации охватывал все новые и новые слои его кочевого населения. 28

Имеются в виду Солнце и Луна. Переводчик поэмы на русский язык А.Старостин указывает в примечании, что две жемчужины означают вещественную и духовную сущность мира. Однако сущности не могут придаваться миру как нечто внешнее по отношению к нему, и потом вещественная сущность не может наряду с духовной, характеризовываться эпитетом «светлый». 29

Фундаментальный труд Птолемея, на многие столетия ставший мировым учебником астрономии. 30

Об авторитете астрономии говорит следующий любопытный факт. Начиная с V в. н.э. церковь вела ожесточенную борьбу с астрологией как реликтом язычества в мировоззрении христиан, преследуя и казня ее сторонников. В то же самое время римские папы и христианские короли тайно содержали при своих дворцах астрологов и руководствовались в большой политике их предсказаниями (см.71; 175-176). Что касается ислама, то он не был столь агрессивен по отношению к астрологии, рассматривавшейся в мусульманских странах как практическое приложение астрономии, весьма почитавшейся и высоко развитой на Востоке науки. 31

То есть человек, созданный позже первоначала, не может судить о том, что предшествовало ему. 32

То есть, такие догадки высказывались и ранее. 33

То есть сам человек, несущий в себе божественное начало как его творение. 34

В одном из стихотворений С.Сараи жалуется на свою судьбу изгнанника и восклицает с горечью: «Я был верным сыном своей страны» (6; 173). 35

Поэтому слишком оптимистично, на наш взгляд, звучит утверждение узбекского исследователя Л.Максумовой о том, что « ... переводы Сайфи Сараи и Кутба... с любовью читались населением Татарии» (см.121; 15). 36

Как справедливо отмечает Х.Миннегулов, «Гулистан» М.Саади является одним из этапных сочинений на магистральном пути развития литературы Востока как по содержанию, так и по совершенству художественной формы. Для нас особенно интересно то обстоятельство, что одним из идейных источников творчества Саади (как в свое время и для Кул Гали) явилось наследие

Ансари, что еще раз свидетельствует о значении этого мыслителя-суфия в истории тюрко-татарской средневековой литературы. Можно добавить, что развитие тюрко-татарской общественной мысли и культуры шло по этому магистральному пути, используя в качестве оригинала, образца для подражания и творческого состязания сочинения корифеев мусульманского Востока А.Фирдоуси, М.Саади, Низами, А.Джами, А.Навои. 37

Кроме того, это указание на то, что до С.Сараи переводов «Гулистана» на тюркский язык не было. 38

В прозаической части С.Сараи, как указывают Х.Усман и Х.Миннегу- лов, следует в основном оригиналу. 39

Тем более, что, как мы видели, для мыслителей средневековья, в том числе великих мусульманских астрономов и математиков, геоцентрическая система мира Аристотеля /Птолемея являлась научной теорией, подкрепленной авторитетом религиозного моноцентризма.

<< | >>
Источник: Р. М. Лмирханов. Тюрко-татарская философская мысль средневековья (XIII-XVI вв.). Диссертация ... Монография. - Казань: Изд-во «Мас- тер-Лайн». — 262 с.. 2001

Еще по теме Примечания: 1:

  1. ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛИ ПРИМЕЧАНИЯ
  2. ПРИМЕЧАНИЯ
  3. ПРИМЕЧАНИЯ
  4. ПРИМЕЧАНИЯ
  5. ПРИМЕЧАНИЯ
  6. ПРИМЕЧАНИЯ
  7. ПРИМЕЧАНИЯ
  8. Примечания
  9. ПРИМЕЧАНИЯ
  10. ПРИМЕЧАНИЯ
  11. ПРИМЕЧАНИЯ
  12. ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛИ
  13. ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛИ
  14. ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛИ
  15. ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛИ
  16. ПРИМЕЧАНИЯ И КОММЕНТАРИИ
  17. ПРИМЕЧАНИЯ УКАЗАТЕЛ
  18. УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН ПРИМЕЧАНИЯ
  19. ПРИМЕЧАНИЯ Уильям Джеймс