<<
>>

§ 74 Программа собственной феноменологии

Претензии к феноменологии касаются не ее конкретного воплощения, но самой сути того, как она понимается. Хайдеггер демонстрирует это, представляя свое понимание феноменологии. «Предметы надлежит брать так, как они сами, на самих себе, себя показывают», - начинает он.
С этим не мог бы не согласиться и сам Гуссерль. Но следующей же частью предложения Хайдеггер поясняет: «...т.е. так, как они встречаются для определенного всматривания (wie sie fur ein bestimmtes Hinsehen begegnen)». Тем самым уже совершен важный шаг к обоснованию предпосылочности, условности нашего видения, ибо: «Всматривание произрастает из [определенной] ориентированности в них (в предметах. - И.М.), из уже имеющегося знакомства с сущим». Но такое знакомство чаще всего является «отголоском услышанного» или приобретенного в результате обучения, также и «само-показывание» себя вещами «может быть аспектом, который настолько укоренен в традиции, что последняя уже никак не способна распознать неподлинность этого само-показывания, но, наоборот, будет считать его подлинным». Следовательно, делает вывод Хайдеггер: «То, что просто показывает себя на самом себе вовсе не обязательно должно быть вещью (Sache)».

Почувствовал ли Гуссерль, что нечто окончательно изменилось в его сотрудничестве с Хайдеггером в области феноменологии? В письме Р. Ингардену Гуссерль извиняется за долгое молчание: «Тяжело писать, много тяжелого лежит на душе, хотя privatim я жаловаться не могу...». Нигде дальше не говорится, в чем же заключаются причины столь подавленного состояния. Зато сразу же - словно для утешения - следует перечисление приятных фактов: «Ведь и успех феноменологии у меня уже есть, я все время занимался исследовательской работой, причем никогда мои занятия не были столь плодотворны, как в последние годы. И вовне феноменология оказывает влияние в геометрической прогрессии, на семинаре и лекциях иностранцев присутствует, пожалуй, даже слишком много -

правда, отчасти весьма ценных.

Феноменология начинает овладевать молодым поколением в Америке, Японии, Англии, очень подвижна Россия, и т. д. Неожиданным образом расширилась сфера влияния феноменологии в Германии, и вот я, несмотря на мои 64 года, получил даже приглашение на место Трёлча в Берлин и - отклонил его» 427. «Везде теперь хотят феноменологов», подытоживает он, сообщая о том, что Хайдеггер перебирается в Марбург, а Гайгер - в Гетганген. (Впрочем, в письмах Ин- гардену имя Хайдеггера Гуссерль не будет больше упоминать до 1927 г.). Письмо заканчивается настойчивыми и эмоциональными призывами Ин- гардену - отдать все свои силы напряженной работе над феноменологическими исследованиями (Только в 1925 г. становится ясно: исключительно на Ингардена возлагает сейчас Гуссерль все надежды - как, наверное, уже и в 1923 г., почувствовав, что Хайдеггер слишком далек от «подлинной» феноменологии: «...никто не способен извлечь подлинную пользу из моих результатов более Вас, никто не является более самоотверженным (Ichloser). Только на подлинно чистых и не отягощенных самостью феноменологов я возлагаю серьезные надежды» 533)

§ 75 Герменевтика фактичности как часть более широкого замысла

Ход изложения лекций летнего семестра 1923 г. примечателен в двух отношениях. С одной стороны, за собственно «герменевтической» частью следует вторая часть, посвященная критике феноменологии. При этом не вполне ясно, насколько их внутренняя связь необходима.

С другой стороны, сопоставление «герменевтики фактичности» и курса, начатого Хайдеггером несколько месяцев спустя, в зимнем семестре 1923— 1924 гг. позволяет предполагать наличие у философа уже в к середине 1923 г. некоего достаточно четкого единого замысла, реализация которого запланирована на несколько семестров вперед.

Летом 1923 г. Хайдеггер ставит перед собой задачу: показать, что показывание вещами самих себя возможно имеет свою «историю сокрытия» (75). О том, что такая история действительно существует, Хайдеггер не говорит ничего.

Утверждается только - то, что «просто показывает се- бя-на-себе-самом вовсе не обязательно должно быть вещью (Sache)». Затрагивается важная проблема. С одной стороны, мы должны иметь изначальную веру в возможность очевидности. Причем это не является про-

тирует это событие Хайдеггер в письме к Ясперсу! «Вы наверное знаете, что Гуссерль получил приглашение в Берлин, - пишет Хайдеггер, - он ведет себя хуже приватдоцента, путающего должность ординарного профессора с вечным блаженством. Что происходит, окутано туманом - прежде всего мнят себя Praeceptor Germaniae - Гуссерль совершенно расклеился - если когда-либо был вообще "целым" - что мне в последнее время представляется все более сомнительным - он мечется туда-сюда, говорит такие тривиальности, что вызывает жалость. Он живет миссией "основателя феноменологии", никто не знает, что это такое - кто провел один семестр здесь, видит, что происходит - он начинает догадываться, что люди уже не следуют за ним - он конечно думает, что это слишком сложно - конечно, "математику этического" (новейшее!) не понимает никто - даже если он пошел дальше Хайдеггера, о котором он теперь говорит: да, конечно, он сразу должен был читать свои лекции, и потому не мог посещать мои, а то пошел бы дальше - вот это должно сегодня спасти мир в Берлине». (Письмо от 14 июля 1923 г.).

533 Briefe III, 229. извольным утверждением или догматической верой в то, что изначальный доступ к сущему действительно возможен. Если вообще и должно быть возможным какое-либо знание о мире, о существующем, то оно должно основываться на неком изначальном показывании сущим самого себя, явлением его для нас. «Идея само-предоставления себя сущим (Selbstgebung des Seinenden) есть условие возможности знания вообще» 534. Поэтому вполне оправданно говорить, показывании вещами самих себя.

Но Хайдеггер задумывается над одной опасной возможностью: что, если, говоря о самоданности вещей, мы имеем дело с неким аспектом нашего восприятия их, «который так укоренился в традиции, что эта [его] неподлинность уже более не узнается, но принимается за подлинность» (75)? По Хайдеггеру, одна только эта возможность представляет серьезную угрозу, и потому необходимо проследить философскую традицию вплоть до первоистоков ее проблем (Sachquellen), что возможно только посредством «основательной исторической критики» (75).

Этой задаче и посвящает Хайдеггер следующий курс лекций, о котором уже летом 1923 г. известно, что он начнется с рассмотрения философии Аристоте-

535

ля

Уже летом Хайдеггер высказывает в виде гипотезы мысль, что неоднозначность характера «показывания» себя вещами (заключающаяся в «способности» вещей показывать себе в качестве неистинных) может иметь и более глубокое основание: возможно «к бытийному характеру бытия может принадлежать: бытийствоватъ в характере скрывания-себя и себя-вуалирования» (76). Следует обратить внимание на это предположение как на одну из наиболее ранних формулировок проблемы «забвения бытия» 536

Главный интерес Хайдеггера сосредотачивается на трех узловых моментах: 1)

«сознании» как тематической области феноменологии, относительно которой у Хайдеггера уже возникли серьезные сомнения; 2)

проблеме очевидности; 3)

понятии «феномена», толкование которого переходит в вопрос: что следует считать «самими вещами».

Эти три позиции обозначают программу исследований, к реализации которой он перейдет спустя несколько месяцев. 534

Fink 1939, 247. 535

Очевидно это происходит под влиянием работы над Аристотелем, в которую втянулся Хайдеггер. (Подробнее см. . Михайлов И. 1995, 285-287; 292-

С обсуждения вопроса о забвении бытия (как забвении вопроса о нем) начинаются самые первые страницы «Бытия и времени». (Ср.: Heidegger 1927,

<< | >>
Источник: Михайлов И.Н.. Ранний Хайдеггер Между феномено-логией и философией жизни - М.: Прогресс-Традиция; Дом интеллектуальной книги. - 284 с.. 1999

Еще по теме § 74 Программа собственной феноменологии:

  1. 2. ФИХТЕ. БЕРЛИНСКИЙ ПЕРИОД
  2. СЛОВАРЬ
  3. Т. А. Кузьмина ловеческое бытие и А ть у Фрейда и Сартра
  4. §316 Непрочитанные лекции. Первый опыт феноменологии религии
  5. § 34 а Неокантианство и феноменология Гуссерля
  6. § 38 Феноменология для Хайдеггера в 1919-1920 гг.
  7. § 74 Программа собственной феноменологии
  8. 9. Шесть «входов» в мир философской рефлексии
  9. КУЛЬТУРНАЯ СУЩНОСТЬ СЕМЕЙСТВА ИНДУИСТСКИХ «ВОЗЗРЕНИЙ»
  10. ПОЛИТИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ ГЕГЕЛЯ: СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ
  11. ГЕГЕЛЬ. ВЕХИ ТВОРЧЕСКОГО ПУТИ
  12. §16. Мартин Хайдеггер и фундаментальная онтология человека
  13. ПОНЯТИЕ АУТЕНТИЧНОСТИ В ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ ОНТОЛОГИИ М. ХАЙДЕГГЕРА М.Б. Завадский
  14. Гл а в а 18 КУЛЬТУРНАЯ ГЕОГРАФИЯ
  15. Общее представление о предмете психологии
  16. Лекция 2. ПРЕДСТАВЛЕНИЕ О ДЕЯТЕЛЬНОСТИ КАК ПРЕДЕЛЬНОЙ ОНТОЛОГИИ