<<
>>

§ 22 Протестантизм как парадигма последних столетий

«...открытие Колумба было протестантское открытие»

Куно Фишер

Как в феноменологии Гуссерля, так и в философии Хайдеггера 19191928 гг. многое (хайдеггеровские лекции по феноменологи религии, его «переход» из католицизма в протестантизм) будет понято не до конца, если мы хотя бы в общих чертах не обозначим ту роль, которую сыграла в мировой культуре Реформация.

Историю протестантства обыкновенно начинают с Лютера.

Одним из внешних событий, которые внесли серьезный раскол в церковные ряды стала проповедническая деятельность Лютера. При всем обилии «еретических» мыслей, содержавшихся в его проповедях, одна из его идей оказалась особенно крамольной. Толкуя текст Священного Писания Лютер особенно настаивал на оправдании религиозного человека преимущественно верой, а не соблюдением им внешних церковных ритуалов 53. Церковь понималась Лютером не столько в институциональном смысле, сколько толковалась как сообщество христиан, живущих благодатью Бога. Священники отличаются от прочих христиан лишь тем, что им вверено проповедовать Слово Божье. Против отпущения грехов - традиционной практики католической церкви того времени - Лютер 31 октября 1517 г.

догматического католицизма. Он вскоре сделал все выводы, и отрезал себе путь к верной и быстрой карьере "философа католического мировоззрения" - бескомпромиссно, энергично, и тем не менее довольно тактично. За последние два года он мой наиболее ценный философский сотрудник, о нем как о преподавателе у меня наилучшие впечатления, и я возлагаю на него большие надежды. Его семинарские занятия столь же посещаемы, что и мои, и ему удается привлечь одновременно как начинающих, так и старших. Его лекции, о которых много говорят, совершенные по форме, и вместе с тем глубокие, также привлекают большое число слушателей (около 100). С огромной энергией он вработался в феноменологию и вообще ищет наиболее прочные основы для своего философского мышления.

Его ученость обширна. Достойная личность». - Письмо Наторпу от 11 февр. 1920. {Briefe V, 137-138). 52

О возможной связи всех этих событий с будущей политической ангажированности мыслителя в 1933 году см.: Мотроишлова 1991, 10-14. 53

Теологические воззрения Лютера были отражены в его переводе Библии на немецкий язык, существенно отличавшемся от предыдущих (особенно это относится к посланиям ап. Павла к Римлянам, ср. Рим. 1:17, 4:1; 5:1).

опубликовал 95 «тезисов», в которых эта практика осуждалась как «нехристианская». Любой без исключение христианин - если он действительно раскаивается - получит прощение своего греха и без всяких индульгенций. Свое понимание религии, веры и Священного Писания Лютер проповедовал достаточно широко и успешно. Несмотря на то, что его «тезисы» были составлены на латинском языке и предназначались не для широкой общественности, а главным образом для теологов, они тут же были переведены на немецкий язык и вскоре стали известны по всей Германии.

Неудивительно, что католическая церковь предприняла все усилия, чтобы с корнями выкорчевать столь опасную ересь. Ведь эта формула наиболее радикально ставила под сомнение авторитет церкви и ее особую - посредническую - роль между Богом и человеком. Однако последовавший раскол и разгоревшиеся конфессиональные войны вряд ли состоялись бы, будь это ересью лишь одного теолога.

Проповеди Лютера были лишь симптомом тех процессов, которые зрели не только в философии и теологии, но практически и во всех других областях человеческой культуры. Философия нового времени все в большей степени мыслила Бога как предпосылку человеческой души, субъективности, а значит все больше руководствовалась в своих изысканиях «человеческим измерением», а не масштабом, в основе которого лежал, как раньше, мир природы. Первые следы этого смещения ориентиров могут быть обнаружены у Августина и Николая Кузанского, господствующей же эта идея становится со времен Декарта. В различных модификациях она может быть прослежена у Лейбница, Фихте, Шеллинга и Гегеля.

Не естественный мир как таковой, а человеческий опыт мира и своего собственного бытия в нем всякий раз становились отправным пунктом в вопросе о действительности Бога5.

В традиционной схоластике это было лишь второстепенной линией аргументации - ведь доводы в пользу бытия Бога можно было выстраивать, основываясь на мировом порядке сущего. Однако тем временем происходили серьезные трансформации в науке. Открытие закона инерции, а позднее - механистической теории возникновения небесных тел, сделало «гипотезу Бога» как первопричины естественных событий не столь необходимой. Процесс развивался, охватывая практически все сферы культуры.

Искусство все более отдалялись от церкви, переставая служить и подчиняться ее интересам. Как считает Куно Фишер, «искусство от веры в святое обратилось к вере в красоту». Но «если святое становится прекрасным, оно перестает быть святым. Вот почему святое искусство никогда не писало прекрасных образов...» 106.

Эмансипировалось от церкви и государство, став религиозно нейтральным. Религиозная тематика начала сужаться до области частной жизни и относящихся к ней институций. Экономика и политика все в меньшей степени определялись религиозными догматами.

Справедливости ради следует заметить, что и в самой теологии - кроме догмата об Иисусе как Богочеловеке - была заложена еще одна предпосылка для перенесения внимания с мира на человека, а значит и для возрастания роли субъективного фактора. Речь идет о проблеме спасения в христианской теологии. По мнению католиков, она приобретает в теологии XIX в. настолько большое значение, что едва ли не превращается в своеобразный «эгоизм спасения» (Heilsegoismus) - термин, впервые сформулированный Эрихом Шредером в 1909 г.107.

Все это приводит к тому, что если раньше казалось, что человек способен понять себя самого в своем отношении к миру, лишь полагая Бога как всеобщего гаранта себя и самого, и своего мира, то вскоре он все больше сознает себя независимым от всякой посторонней силы и сам желает определять свое бытие. Иначе говоря: произвести мир, сообразный со своей сущностью. Именно этот принцип и выражен Лютером в его «еретическом» тезисе: «человек оправдывается только верой».

Этот принцип радикально меняет нормативный религиозный идеал. Теперь недостаточно благих дел в мирской и религиозной жизни, участия в делах церкви. Ведь спасает только вера.

Но когда спасение становится зависимым от веры, внутреннего религиозного чувства, истинным бытием оказывается бытие внутреннее. Теперь оно - центр мироздания. Будучи центром, мыслящий дух не должен подчиняться чему-то, что не освоено им самим. И вот только на этой основе, только в эпоху, когда уже состоялась предварительно необходимая эмансипация религиозной жизни от церковных догматов, стал вообще возможным радикальный скептицизм Декарта.

Отличие «нового» скептицизма от скептицизма античного заключается в том, что первый сущностно нацелен на трансцендирование самого себя и может стать точкой, отправным пунктом нового начала философии, тогда как античный скептицизм «успокаивается на сомнении как на последнем решении» 108. Куно Фишер удачно реконструирует процесс, в котором от радикального сомнения субъект переходит к абсолютизации своей субъективности и провозглашению себя высшим принципом познания.

«В этом абсолютном сомнении, что остается для духа единым и единственным? Ничего не остается, кроме самого сомнения, т.е. энергии мышления. Таким образом, ум отрицает всякое бытие, которое не соответствует мышлению и не следует из него непосредственно. Для него нет другого бытия кроме мышления. Как реформатор религиозного протестантизма говорил: моя вера есть мое бытие, так и первый мыслитель нового времени выскажет философский протестантизм: мое мышление есть мое бытие, то есть я мыслю, следовательно я существую»109.

Но если человек вдруг обнаруживает подлинный мир внутри себя, то с необходимостью меняется его отношение к миру внешнему: последний выступает для него теперь не как свой, знакомый мир, а как мир, который предстоит обосновать и открыть заново. И не следует думать, что дух первых мореплавателей-первооткрывателей находится вне этой общей парадигмы.

Именно это обстоятельство позволяет К.

Фишеру говорить о «протестантизме» Колумба.

«Новый дух, протестуя против Рима и против мирообладающей церкви, покидает и жилище, занимаемое римской властью, т.е. он отказывается от географической сцены прежней культуры, от средства сообщения тогдашних образованных народов - Средиземного моря; он пускается в океан и открывает новый мир. Открытие, сделанное Колумбом, было протестантское открытие, хотя оно и произошло под покровительством католической королевы» 110.

Протестантское мировоззрение следует рассматривать как универсальную парадигму понимания мира и человека, а не как имеющее отношение к одним только церковным спорам. Признав свою первоначальность, дух затем преобразует мир в соответствии с ним, т.е. он «реформирует действительность» 111. Реформация становится необходимым следствием протестантского принципа.

Но что происходит, когда разум максимально полно реализует свой принцип радикального сомнения? Разум считает «предубеждением» все, что не прошло предварительную проверку самостоятельным суждением. Итак, разум отказывается от всяких предрассудков. «Что же остается для мыслящего духа, когда удалены все предрассудки? С одной стороны, только самоведущий дух и с другой стороны - действительный мир». Теперь дух не принимает предметы за то, чем они ему представляются, но исследует их (что К. Фишер называет «опытом»).

Далее Фишер показывает, что и как становится для духа предметом, методом познания, и как субъект приходит к осознанию себя принципом познания и источником истины. Одна из важных особенностей, которую он выделяет в протестантски ориентированной философии нового времени - ограниченность радикального сомнения, у двух его родоначальников, Декарта и Бэкона: они «сомневались во всем, но не сомневались в самой познавательной способности человека» 112. Почти тот же упрек позднее выскажет Хайдеггер в адрес Декарта и, в первую очередь, в адрес Гуссерля.

В какой мере протестантская традиция оказала влияние на немецкую философию - вопрос, на который сложно дать исчерпывающий ответ. Однако судить о масштабе этого влияния, по крайней мере приблизительно, можно уже по тому обстоятельству, что к протестантской традиции в широком смысле относятся такие мыслители как Кант, Гегель, Шлейермахер, Дильтей и др.61.

<< | >>
Источник: Михайлов И.Н.. Ранний Хайдеггер Между феномено-логией и философией жизни - М.: Прогресс-Традиция; Дом интеллектуальной книги. - 284 с.. 1999

Еще по теме § 22 Протестантизм как парадигма последних столетий:

  1. Методология религиоведения второй половины Х1Х - начала ХХ века
  2. Религия и генезис культуры
  3. § 22 Протестантизм как парадигма последних столетий
  4. МОДЕРНИЗАЦИЯ И КУЛЬТУРА
  5. 6.4. СИМВОЛИЧЕСКИЙ КАПИТАЛ КУЛЬТУРЫ В ВИРТУАЛЬНОЙ БОРЬБЕ ЗА ПРОСТРАНСТВО
  6. Примеры развития социокультурных систем