<<
>>

Раздел второй. Об обращении суждений 129.

Согласно Аристотелю, обращение есть превращение одного суждения в другое. Весь субъект первого суждения становится предикатом второго суждения и весь субъект второго суждения становится предикатом первого.
Говоря более кратко, это необходимое следование, возникающее из-за перестановки терминов, то есть предиката на место субъекта и субъекта на место предиката. Первое суждение, подлежащее обращению, называется обращенное, второе суждение, которое следует из первого, называется обращающим. Например: "Ни одно животное не есть растение, следовательно, ни одно растение не есть животное" 130.

Что касается обращения, то оно делится на три вида. Первое простое обращение, когда сохраняется количество и качество суждения, а субъект меняется местом с предикатом, как мы только что показали. Второе обращение с ограничением (peraecideris), когда сохраняется то же самое качество, но не количество при перестановке крайних членов. Например: "Каждый человек есть животное, следовательно, некоторое животное есть человек" Несмотря на это не имеет силы следующее обращение: "Каждый мертвый был живым, следовательно, некоторый живой был мертвым" Ибо в этом случае налицо разделение (свойство термина). Но следующее обращение имеет силу: "Каждый мертвый был живым, следовательно, некоторый бывший живым, теперь мертвый" Третий вид обращения бывает по противополаганию (per contrapositionem). Это случается тогда, когда при сохранении качества и количества, перестановленные крайние члены становятся неограниченными. Например: "Каждый человек есть животное, следовательно, каждое не-животное есть не-человек"

Толет утверждает, что в общеупотребительных суждениях при противоположении неограниченным должен быть лишь субъект, а связка должна одновременно отрицаться. Таким образом: "Каждая добродетель есть благо, следовательно, каждое не-благо не есть добродетель" Арриага учит, что не следует полагать субъект и предикат неограниченными при не подвергающейся изменению связке.

Но следует лишь субъект полагать неограниченным, а перед связкой ставить отрицание, если второе суждение окажется утвердительным, и убирать отрицание, если второе суждение окажется отрицательным. Он приводит такое основание: поистине, если я скажу: "Каждый человек есть сущее" то следует лишь: "то, что не есть сущее, не есть человек" И никак нельзя допустить следование: "следовательно, что не есть сущее есть нечто другое, но нечеловек" Поэтому он отвергает это обращение. Гуртадо, раздел 4, отдел 17: "Антихрист не есть благой, следовательно, некое не-благо есть не-Антихрист", потому что отрицательное суждение не равносильно утвердительному. Арриага делает такое обращение: "следовательно, некое не-благо не есть Антихрист"

131. Законы обращения для каждого суждения заключены в двустишии

Simplicier /Ее/ con vert іш г EvA per Лее і

AstO per contra si fit con vers io tot a

В этих стихах следует обратить внимание на четыре гласные буквы А, Е, I, О, в трех словах заключающиеся. Они обозначают целые суждения, их количество и качество. А обозначает общеутвердительное суждение, Е — общеотрицательное, I - частноутвер- дительное, О — частноотрицательное согласно вот этому:

Assent A, negat Е, sed и пі versa liter ambae

Assent /, negat O, sed particulariter ambae

Почему говорится просто, во-первых, fEcl. Здесь такой смысл - общеотрицательное суждение и частноутвердительное суждения, обозначаемые гласными Е и I в слове feci, должны подвергаться простому обращению. Почему говорится, во-вторых, EvA per Acci. Смысл такой - общеотрицательное и общеутвердительное обращаются с ограничением. Почему говорится, в-третьих, AstO per contra. Смысл такой - общеутвердительное и частноотрицательное обращаются по противоположению.

132. Так, как предыдущее стихотворение не показывает, в каких именно суждениях должно происходить обращение, то мы приводим для этой цели следующий стишок:

Ессе tibi simpliciter, Arm і gems Acci, Armabonost (cont)

Здесь связанные между собой пары гласных обозначают обращенное и обращающее суждения.

Когда говорится Ессе tibi simpliciter, то смысл такой — обшеотрицательные и частноутвер- дительные суждения следует обращать без ограничения. Armigeros Acci - общеутвердительное обращается с ограничением в частноутвердительное, а общеотрицательное в частноотрицательное. Armabonost - то есть общеутвердительное обращается в общеутвердительное и частноутвердительное по противоположению. Там, где ты заметишь общеутвердительное суждение, ты можешь его обращать двумя способами, то есть через ограничение и по противоположению. Общеотрицательное также двумя способами - просто и с ограничением. Основание того, почему общеутвердительное не обращается просто: в общеутвердительном суждении предикат не распределен, так как частица "каждый" распределяет лишь субъект. Напротив, предикат в обращающем суждении, становящийся на место субъекта, распределяется посредством "каждый" Таким образом, получается переход от нераспределенного термина к распределенному. Отсюда такое обращение: "Каждый человек есть способный смеяться, следовательно, все способное смеяться есть человек" правильно относительно материи, но неверно в отношении формы. Ибо это не потому все способное смеяться есть человек, что каждый человек способен смеяться (тогда из того, что каждый человек животное следовало бы, что каждое животное есть человек). Но потому, что обращаемый термин "способный смеяться" обладает тем же объемом (поп latius patet), что и термин "человек" 133.

Далее, при любом обращении следует обращать преимущественное внимание на два обстоятельства. Первое: при обращении содержание предиката (id omne quod se tenet cx parte pradicati) должно переходить в содержание субъекта и наоборот. Поэтому неправильным будет обращение "Петр пишет в школе, следовательно, школа пишет в Петре" Так, как здесь данное условие не выполняется. Обращать же следует иначе: "Следовательно, некоторый пишущий находится в школе, он и есть Петр" Второе: при обращении суппозиции терминов и прочие свойства не подвергаются изменению.

Когда это условие не выполняется, обращение неправильное: "Старик был мальчиком, следовательно, мальчик был стариком. Слепые видят, следовательно, видящие суть слепые" В самом деле, в первом случае не соблюдено разделение, а во втором расширение. Если же их соблюдать, то мы получаем следующее обращение: "Кто был мальчиком, теперь есть старик. Некоторые теперь видящие суть те, кто ранее были слепыми" 134.

Заметь, во-первых, неопределенные суждения обращаются разнообразно в зависимости от содержания. Единичные суждения с единичным субъектом и предикатом должны подвергаться простому обращению. К примеру: "Петр есть этот философ" обращается так: "следовательно, этот философ есть Петр" Если же суждение отрицательное, то мы можем обращать просто и с ограничением. Например: "Петр не есть философ" обращается так: "следовательно, никакой философ не есть Петр" И "следовательно, некоторый философ не есть Петр"

Что касается общих или частных суждений, как утвердительных, так и отрицательных с единичным предикатом, то их следует подвергать простому обращению. Например: "Некоторый человек есть Петр, следовательно, Петр есть некоторый человек" И аналогично: "Ни один человек не есть Петр, следовательно, Петр не есть человек" 135.

Заметь, во-вторых, также и модальные суждения могут обращаться в другие суждения в соответствии с правилами, приведенными нами ранее. Все же об этом надо знать следующее: во-первых, для модусов "необходимо", "возможно", "случайно", употребляемых в том же смысле, что и "возможно", проис- ходит обращение единственно высказывания без изменения модуса, если мы имеем дело с суждениями с необходимым содержанием. Например: "Необходимо есть человек не есть бык, следовательно, необходимо есть никакой бык не есть человек" Суждения с теми же модусами обращаются с изменением последнего, если содержание их случайно или в обращающем или в обращаемом. Например: "Необходимо есть вор есть человек" нельзя обращать так: "следовательно, необходимо есть некоторый человек есть вор", но следующим образом: "следовательно, возможно или случайно есть некоторый человек есть вор"

Модальные суждения с модусом случайности или возможности, где возможность понимается как случайность и, кроме того, высказывание находится в форме будущего времени, обращаются с изменением модуса, если по содержанию это суть суждения необходимости.

Например: "Случается некоторый человек есть вор" Отсюда неправильно обращать: "Случается некоторый вор есть человек" Кроме того, общеутвердительные и обшеотрипательные модальные суждения с модусом "случается" в собственном его употреблении могут обращаться просто, если само высказывание выходит за*пределы модального суждения. Иначе следует обращаться с ограничением, например: "Случается ни один человек не бежит. Следовательно, нечто бегущее не есть человек"

136. Заметь, в-третьих, условные суждения следует обращать так же, как независимые. Тем не менее.в этом случае обращается только обусловленное. Так, это суждение "Если Петр существует, он есть разумное животное" обращается: "Если Петр существует, некоторое разумное животное будет Петром" Заметь, в-четвертых, составные суждения обращаются как простые суждения, из которых они составлены. Отсюда следующее составное суждение: "И человек есть животное, и камень не есть животное" обращаются так: "Следовательно, некоторое животное есть человек и ни одно животное не есть камень" Это обращение иногда возможно для всех простых суждений, а иногда только для одного.

<< | >>
Источник: Феофилакт Лопатинский. Избранные философские произведения /Сост., вступит, ст. и перевод с лат. А.В. Панибратцева. —М. — 219 с.. 1997

Еще по теме Раздел второй. Об обращении суждений 129.:

  1. ПРИМЕЧАНИЯ (к книге С.Максуди «Тюркская история и право») 1.
  2. Теория литературной эволюции
  3. II. ЛОГИЧЕСКИЕ ПРЕДПОСЫЛКИ ВСЯКОЙ МЕТОДОЛОГИИ 54.
  4. 3. АНТИНОМИЯ ЯЗЫКА
  5. VI. ЧЕРТЫ ФЕНОМЕНОЛОГИИ КУЛЬТА
  6. ЭДВАРДУ КЛЭРКУ ИЗ ЧИПЛИ, ЭСКВАЙРУ
  7. Раздел второй. Об обращении суждений 129.
  8. ПРИМЕЧАНИЯ
  9. VII. РУССО
  10. ДВЕ КОНЦЕПЦИИ СИМВОЛА: БЕРГСОН-КАССИРЕР
  11. «ИСКРА» И «ЗАРЯ»
  12. КОММЕНТАРИИ
  13. § 4. Земельные споры и их решение
  14. КОММЕНТАРИЙ ИЗБРАННЫХ МЕСТ КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ
  15. КОММЕНТАРИЙ
  16. Очерк пятый КУЛЬТУРА И ЕЕ ЭТНИЧЕСКИЕ ФУНКЦИИ