<<
>>

Шлейермахер. Жизнь и деятельность

И в то самое время, когда Шеллинг был уже готов окончательно впасть в натурализм, которому в стихотворении «Эпикурейский символ веры Ганса

117

Видерпоста» он придал такое величественное, поэтическое и отчасти задорное выражение, Шлейермахер в своих «Речах о религии к

образованным людям, ее презирающим» и в новогоднем подарке к 1800 году,

118

«Монологах» , уже настаивал на том, что всестороннее и гармоничное «образование», к которому стремятся романтики, может получить завершение лишь в религиозной жизни.

Внутреннее единство всех жизненных проявлений, объект стремления романтизма, могло быть найдено, по убеждению Шлейермахера, только в религиозном принципе. Этим он внес в брожение романтических идей тот фермент, который придал этому течению определенное направление. Конечно, результат был иной, чем он ожидал. Так как романтики не могли создать нового религиозного единства всей культурной жизни, они, будучи верными своему историческому духу, стали искать свой идеал в прошлом и идеализировали средние века, подобно тому, как Шиллер в интересах эстетики идеализировал эллинизм. В силу этого немецкий романтизм по чисто теоретическим мотивам образования попал на тот же путь возврата к прошлому, по которому по практическим и политическим причинам с самого начала пошел романтизм французский.

Но никто не был так далек от этих последствий своего собственного влияния, как сам Шлейермахер. Его религиозные убеждения были в это время во всех отношениях внеконфессиональными. По своему характеру они были индивидуалистическими и мистическими. В своей теоретической форме они опирались на учение Спинозы, а по религиозному содержанию примыкали к мировосприятию «объединения братьев» и, тем самым, к древнейшим традициям немецкой мистики. На протяжении всего века Просвещения слышим мы, как звучат робкие отголоски мистики, звучат, подобно едва уловимым обертонам.

Они слышатся повсюду, где умы не удовлетворены ни вероисповедным христианством, ни деизмом: в многочисленных сектах, в первоначальном пиетизме, где сильно заметно влияние практической мистики, наконец, в самой утонченной форме, в «объединении братьев», которое тем сильнее подчеркивало чисто внутреннее значение христианской веры, чем больше проявлялся ортодоксально- конфессиональный характер, приобретаемый пиетизмом. И эти нити мистической жизни, ведущие свое начало с самых ранних времен немецкого умозрения, были вплетены Шлейермахером в развитие послекантовской философии.

298

Но убеждения Шлейермахера привели его к таким противоречиям с протестантской церковью, что в 1802 году он был по распоряжению вышестоящего начальства переведен в Штольпе в качестве придворного проповедника. Из этого изгнания его освободило через два года приглашение занять место экстраординарного профессора философии и теологии в Галле. Когда затем при потрясении испытанном прусской монархией, университет в Галле был закрыт, Шлейермахер отправился в Берлин, и только в 1809 году получил там место проповедника. В этом качестве он оставался до самой смерти, имея все это время огромный успех. Уже в следующем году Шлейермахер был приглашен на должность профессора философии в Берлинский университет, учрежденный по его плану. Здесь результатом его академической деятельности, продолжавшейся вплоть до его смерти в 1834 году, стала значительная богословская школа, называемая по имени своего учителя. Наряду с Шеллингом и Гегелем Шлейермахер является равноправным представителем универсального образования, положенного в основу философской работы того времени. Величайший теолог столетия, с успехом действовавший в пользу протестантской унии, он в то же время был выдающимся филологом и доказал это многочисленными трудами по истории греческой философии и мастерским переводом произведений Платона. Но и в развитии философии он занимает в высшей степени важное и интересное положение. Испытывая в равной мере влияние Канта, Фихте и Шеллинга, он оригинальным образом скомбинировал принципы немецкой философии и обосновал на них свои собственные убеждения в виде религиозного идеализма.

Теоретические основы учения Шлейермахера изложены по преимуществу в сочинении «Диалектика», которое было издано на основании его лекций Л.Джонасом и В.Дильтеем и помещено в третьем философском отделе собрания его сочинений119.

У Шлейермахера исходным пунктом тоже служит знание, но не фактически существующее знание, как у Канта, а идеал знания, как у Фихте. Этот идеал он понимает, соглашаясь с Шеллингом, как абсолютное тождество мышления и бытия. При этом с формальной стороны это тождество соответствует кантовскому понятию априорности, то есть является необходимым и всеобщим. Но такого абсолютного знания нет нигде в эмпирическом сознании людей. Оно — лишь вечная идея знания, которая, по фихтевскому принципу, находится в бесконечном, никогда не заканчивающемся процессе реализации. Поэтому и философия — не наука, а наукоучение.

299

<< | >>
Источник: Виндельбанд В.. От Канта до Ницше: История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками/пер. с нем. Введенский А.И.; М.: КАНОН-пресс, Кучково поле,.- 496 с. (Канон философии).. 1998

Еще по теме Шлейермахер. Жизнь и деятельность:

  1. 3. РОЖДЕНИЕ РОМАНТИЗМА
  2. § 1. Рефлексия и перевод: исторический опыт и современные проблемы этом разделе будут рассмотрены три группы вопросов — о классической и современных формах рефлексии, о переводе как рефлексивной процедуре и, наконец, о формировании в культуре рефлексивной установки, связанной с выработкой концептуального языка. В Рефлексия «классическая» и «неклассическая»
  3. §316 Непрочитанные лекции. Первый опыт феноменологии религии
  4. Жизнь и деятельности Фихте
  5. Шлейермахер. Жизнь и деятельность
  6. Щлейермахер. Диалектика
  7. Шлейермахер. Этика
  8. ПИСЬМА
  9. §5. Генезис идей «философии жизни» в исследованиях Вильгельма Дильтея
  10. Специфика философской деятельности Страхова и самобытность его миропонимания
  11. ФЕНОМЕН ДУХА И КОСМОС МИРЧИ ЭЛИАДЕ
  12. Г ерменевтика как одна из ведущих когнитивных практик
  13. Жизнь как категория философии