<<
>>

в) Синкретизм мировоззрения Сайфи Сараи.

«Гулистан бит-тюрки» написан в период глубоко зашедшего кризиса Золотой Орды, когда даже сам С.Сараи, патриот своей родины, вынужден был покинуть ее и создавать свое крупнейшее творение далеко за ее пределами34.
Возможно, это изгнание было связано с его политической деятельностью.

К сожалению, до сих пор не обнаружены списки «Гулистан бит- тюрки» на родине поэта, хотя, как полагают исследователи, это отнюдь не исключает возможости их бытования среди тюрко-татарского населения Поволжья и Приуралья (130; 9).

И пока трудно говорить о непосредственной роли поэмы в общественной мысли региона, тем более, что рубеж XIV-XV вв. был далеко не благоприятным для традиционных культурных связей с мамлюкским Египтом, где была создана поэма35. Однако ранее созданные произведения С.Сараи вполне могли распространяться на его родине и позже, косвенным подтверждением чему служит обнаруженный сравнительно недавно другой памятник, содержащий сочинения С.Сараи и его современников - «Ядкэрнамэ» - «Книга памяти».

«Гулистан бит-тюрки», несомненно, крупнейшее творческое достижение золотоордынского поэта, его лебединая песня. Это видно и из вступления к поэме, в котором автор рассказывает о том, как родился ее замысел. Когда на одном из ученых меджлисов один из собеседников обратился к С.Сараи с предложением переложить на тюркский язык «Гулистан» великого персидского поэта XIII века М.Саади, он так мотивирует свою идею: «Если бы (ты ) перевел на тюрки «Гулистан» шейха Саади, чтобы этим поэтическим памятником оставить свое имя в мире как создателя такого богатства...» (34; ч.1, 7).

Это предложение воспринимается и как дань уважения и признания поэтического дара С.Сараи, достойного, по мнению его просвещен- ных собеседников, ценителей поэзии, такой трудной и почетной зада- чи36 и одновременно как косвенное указание на то, что предшествующее творчество С.Сараи подобной высоты не достигло37.

С точки зрения интеллектуального потенциала общественной мысли в Золотой Орде перевод «Гулистана», причем, как показывают литературоведы, не просто перевод, а «назира» - своего рода авторизованное переложение оригинала, творческое соревнование с его автором (в данной случае это касается поэтической части поэмы)38 говорит о широкой эрудиции и высокой культуре ее лучших представителей. Ибо решиться на состязание с одним из титанов мировой литературы можно было, лишь сознавая собственные силы, талант и знания. В этом смысле, независимо от того, распространилось ли данное конкретное сочинение на родине его автора, или нет, оно отражает уровень культуры соответствующего общества, степень приобщения его к передовой мировой культуре. Это замечание целиком относится и к «Хосров-Ширин хикаяты» Кутба.

Что касается мировоззрения С.Сараи, то многое в этом отношении объясняет сам выбор объекта творческого состязания. Не будь система взглядов на общество, мир в целом автора персидского «Гулистана» близка его тюркскому подражателю, не было бы по-видимому и этого выбора. Если, как мы видим на примере «Хосров-Ширин хикаяты» Кутба, отдельные расхождения во взглядах и имеются, они вполне объяснимы различием общественных условий, идеологических императивов современной «переводчикам» действительности, но не носят принципиального характера. Так обстоит дело и в данном случае. Некоторые из встречающихся различий мы покажем при освещении социально-этического содержания «Гулистан бит-тюрки». Это следствие различия эпохи (условий жизни, политической и идейной борьбы, задач общественного развития) в Персии ХІІІ века и Золотой Орде конца ХІУ века. Впрочем, детальный сравнительный анализ двух сочинений, будь то филологический или историко-философский - задача монографического исследования. Для нас главное - проследить на примере «Гулис- тан бит-тюрки» проявление закономерностей и региональных особенностей развития общественной мысли в ее узловых моментах.

Отмечая общую светскую направленность поэмы С.Сараи, не будем забывать, что образцом для подражания золотоордынский поэт выбрал поэму художника-суфия и что суфийские мотивы «Гулистана» М.Са- ади нашли отражение и в его тюркской версии.

Эти мотивы играют в поэме роль своего рода баланса, не дающего читателю забыть о том, что в конечном счете каждому предстоит держать ответ перед высшим судией о своих делах. Идейное содержание «Гулистан бит-тюрки» характеризуется сочетанием светской и суфийской проблематики с перевесом в данном случае первой.

Это опять же конкретно раскрывается в его социально-этическом содержании. Здесь же отметим энциклопедический охват светской проблематики в поэме. Об этом можно судить даже по ее главам («баб»), посвященным разным сторонам государственной, общественной жизни, науке, торговле, искусству, семейной жизни, воспитанию и обучению, и конечно, морали и нравственности. В структуре, просветительском пафосе, как и в мировоззренческой направленности поэмы С.Сараи следует за своим образцом - «Гулистаном» М.Саади. Впрочем, последнее не означает, что мировоззрение С.Сараи, в частности, его естественно-научные знания, идентичны взглядам и знаниям его великого предшественника.

В своей оригинальной поэме «Сухайль и Гульдурсун», дошедшей до нас благодаря упомянутому выше рукописному списку «Ядкярнаме», С.Сараи ставит в тупик исследователей его творчества следующим бейтом, метафорически рисующим эпизод встречи главных героев поэмы:

СеЬэйлне курдейу эйлэнде бер дик

Гэнэж гэрдендэ йергэн мисле йир тик (23; 1972, № 6, 136)

Увидя Сухайля, она обошла вокруг (него)

Подобно Земле, обходящей вокруг Солнца.

Некоторые исследователи, в частности, Х.Миннегулов, видят в этом фрагменте поэмы свидетельство того, что гелиоцентрическая картина мира была достоянием научно-философской мысли Востока задолго до эпохальных открытий европейских ученых Н.Коперника, Дж.Бру- но, Г.Галилея, перевернувших господствовавшие до них представления о строении ближнего космоса. Если согласиться с такой постановкой вопроса, то это означало бы крупное открытие в истории человеческой мысли, в истории науки и философии, но для такого вывода одной строчки литературного произведения, согласимся, явно недостаточно39.

Вообще, говоря, уже в эпоху античности существовали, по крайней мере в качестве гипотезы, и негеоцентрические космологические картины мира, (141; 24), однако ничего конкретного по поводу научной разработки этих гипотез до Коперника современной науке не известно. Сегодня она, как и прежде, отсчитывает крушение аристотелевско-пто- лемеевской космогонии и начало эры гелиоцентризма со времени выхода в свет основного труда Н.Коперника «Об обращении небесных сфер» (1543 г.) (71; 201).

Впрочем, научная литература Востока, ученые которого внесли выдающийся вклад в развитие астрономии и современных представлений о мироздании в целом, наверняка хранит немало тайн, поэтому вопрос о приорететах в этой области человеческого знания остается открытым.

Заключая эти рассуждения, добавим лишь, что самое удивительное в приведенных строках из «Сухайль и Гульдурсун» заключается даже не в содержании, а в форме высказывания. Автор упоминает о вращении Земли вокруг Солнца мимоходом, как об обыденном факте, известном всем и каждому. Согласимся, только широко известное явление, событие, факт могут стать основой поэтической метафоры.

Мировоззрение в древности и средневековье менялось чрезвычайно медленно и полуторатысячелетнее господство геоцентрической системы мира Птолемея тому свидетельство. Мировоззренческая проблематика тюрко-татарской литературы средневековья подтверждает этот тезис. От Кул Гали до Мухаммадьяра мы не найдем сколько-нибудь существенных различий в приципиальных философско-мировоззрен- ческих основах творчества по сравнению с более древней письменной культурой мусульманского мира. И в IX-X и XV-XVI веках мы наблюдаем общее для исламской культуры видение мира и общие подходы к решению стоящих перед обществом социальных проблем.

<< | >>
Источник: Р. М. Лмирханов. Тюрко-татарская философская мысль средневековья (XIII-XVI вв.). Диссертация ... Монография. - Казань: Изд-во «Мас- тер-Лайн». — 262 с.. 2001

Еще по теме в) Синкретизм мировоззрения Сайфи Сараи.:

  1. в) Синкретизм мировоззрения Сайфи Сараи.