<<
>>

§ 67 Слово «Dasein

»

Слово Dasein впервые становится интересным для нас как определенная веха в творческом пути Хайдеггера. Существенным обстоятельством является то, что термин «Dasein» в лекциях 1919-1920 гг. в терминологическом смысле не употребляется вообще.

Если, далее, он и фигурирует в лекциях летнего семестра 1920 г. - как конкретное историческое человеческое бытие, актуальное человеческое бытие - то подразумевается под этим, скорее, «конкретный человек» 351, и «Dasein» может еще переводиться (по традиции его употребления в немецком философском языке) как «существование». Смысл «Dasein» не выделен - проблема истории ведет «просто» к человеку «в его конкретном, индивидуальном человеческом существовании» 352. В противовес разрабатываемой Риккертом и

Виндельбантом проблеме «Аргіогі», в рамках которой «конкретный человек кажется исчезающим», Хайдеггер пытается открыть перспективу на «конкретную изначальную экзистенцию» 353, но пока мало что говорит о том, что «экзистенция» приобретет то толкование, которым она известна по «Бытию и времени». «Человеческое существование» (Dasein) 354 не всегда отделяется Хайдеггером от «человеческой жизни» (Leben), и эти выражения часто используются как синонимы. Лишь в 1923 году Хайдеггер окончательно разграничивает термин «Dasein» и понятие «человека» 355«Dasein» появляется с того времени в его лекциях уже как самостоятельная категория, практически полностью вытесняя «жизнь».

Каким образом Хайдеггер переходит от «жизни» и «фактической жизни» к «Dasein»? Каков смысл этого изменения терминологии - если оно вообще значительно? Какими обстоятельствами оно сопровождается? Проблема того, как следует толковать перемену в философской ориентации Хайдеггера, связанную со «словом Dasein», будет обсуждаться далее 356. Прежде необходимы замечания относительно предыстории термина.

Первое обстоятельство, определяющее все последующие размышления о том, как следует толковать (а соответственно и переводить) термин Dasein, заключается в следующем: «Dasein» является немецким переводом латинского термина existentia. Потому наш перевод «Dasein» на русский язык является - чисто формально - переводом перевода. И является логичным переводить «Dasein» как «существование». Воспроизведем основную схему, присущую этой традиционной - латиноязычной - средневековой проблематике для того, чтобы последующие рассуждения были более понятны.

Одной из центральных проблем средневековой философии являлась проблема различения бытия (esse) и сущего (existentia). Сущность предшествует существованию, в «сущности» любой сотворенной'Богом вещи (а также человека) не заложено необходимости существования. Предикат существования необходимо принадлежит лишь самому Богу. Забегая вперед, отметим, что у Хайдеггера в «Бытии и временю), (а впоследствии и во французском экзистенциализме 357), наоборот, «существование» получает преимущество перед «сущностью»: «Сущность Dasein, - говорит Хайдеггер, - лежит в его экзистенции» 358. По отношению к человеку это значит: не так обстоит дело, что сначала «есть» некая вневременная «сущность» человека, которая может реализовываться в том или ином конкретно существующем человеке. Наоборот, «сущность» есть именно то, что формируется, становится в существовании, «экзистенции», человека.

Казалось бы, это толкование, принадлежащее самому Хайдеггеру, говорит в пользу того, чтобы видеть в хайдеггеровском Dasein именно «существо- вание», которое пока что нет причин считать не совпадающим с «экзистенцией». На первый взгляд, в пользу такого понимания говорит и история вхождения этого термина в немецкий философский язык 43.

«Первоначально этот термин, составленный из ''da" и "sein", не является специфически философским термином. Он - субстантивированный инфинитив глагола dasein. Пример того, что в первую очередь речь идет именно о глаголе, дает, кстати одно выражение Гегеля, которое цитирует Хайдеггер на С. 435 «Бытия и времени»: «существующее понятие» - «der daseiende Begriff». Слово Dasein, появившееся в XVII веке, поначалу означало присутствие (Anwesenheit), и этот смысл, который сохранился и по настоящее время приводится в любом словаре. Однако в XVIII в. оно приобрело также и свое основное - философское - значение. Именно тогда Dasein используется для перевод латинского existentia и французского existence. Это - та эпоха (1650-1750), когда во всей Европе центром дискуссий становится декартово доказательство «бытия Бога» («existence de Dieu»). Так получается, что термин existentia, берущий свое начало в средневековой схоластике, входит в немецкий философский язык. В 1763 г. Кант использует его немецкий эквивалент в названии своей работы «Единственно возможная доказательная основа для демонстрации существования (Dasein) Бога». «Существование Бога», о котором говорит Кант, явно соответствует латинскому выражению existentia Dei, как оно встречается в «Медитациях» (1641) Декарта. Потому является совершенно естественным переводить «Dasein» как «существование», поскольку перевод перевода следует ориентировать на начальный термин в цепочке. Начиная с Канта «Dasein» является привычным эквивалентом «existentia», - точно так же, как немецкое «Wesen» передает латинский термин «essentia». Одним среди бесчисленного количества других примеров является следующий: в выражении Гегеля, которое Хайдеггер цитирует на С. 433, слово «Dasein» имеет онтологическое значение, которое, как отмечает Хайдеггер в примечании к С. 7, стало классическим или обычным («gewohnlich»). Однако сам Хайдеггер использует этот «обычный» смысл не так часто - С. 203, слл., где говорит о проблеме идеалистической философии: «существования вещей вне нас». Именно там Хайдеггер использует «Dasein» в духе традиции, идущей от Канта; «Dasein» означает: «действительное наличное присутствие (Anwesenheit) в мире» 359.

Между тем, в немецком философском языке используется и «онемеченное» лат. слово «Existenz», правда используется реже, нежели Dasein. Начиная с XIX в. «Dasein» постепенно начинает использоваться для обозначения человеческой жизни. Примечательным примером этого является выражение «Борьба за существование» (буквально: «Борьба за жизнь» - «Kampf ums Dasein» (1860), переводящее на немецкий язык выражение Дарвина «struggle for life». В конечном счете Dasein все чаще обозначает человеческую жизнь, существование (Existenz) человека. На это оказывают влияние такие два философские течения как философия жизни (Дильтей) и экзистенциализм (Киркегор). Как было показано выше, в этом же смысле - «Dasein» как «человеческая жизнь» - использует понятие в 1920 г. сам Хайдеггер. Даже в 1926 г., в «Бытии и времени», Dasein еще встречается в этом значении 360.

Итак, вполне можно было бы считать, что традиция использования слова «Dasein» в немецкой культуре, позволяющая переводить его как «существование», остается значимой и для Хайдеггера. Если он все чаще использует этот термин, то, вероятно, это происходит потому, что для него по каким-то причинам оказалось важным сделать акцент на экзистенциальном аспекте «жизни». Логическое продолжение такого намерения можно было бы усмотреть в «экзистенциальной аналитике» Dasein «Бытия и времени» 361 где, как мы уже говорили, Хайдеггер утверждает, что «сущность» человеческого существования заключена в его «экзистенции» 362. Но как в «Бытии и времени», так и в лекциях 1921-22 гг. экзистенция, существование человека, анализ фактичности его бытия в мире не являются главными целями Хайдеггера. Экзистенциальная аналитика Dasein только подготавливает постановку вопроса о смысле бытия. В «Бытии и времени» автор тут же заявляет, что «всякое определенное бытие (So-sein) этого сущего есть первично бытие» 363. Во «Введении к Аристотелю» «бытие» также неотступно сопровождает «Dasein». «Dasein» появляется впервые тогда и там, где Хайдеггер впервые выходит из «жизни» как таковой и ставит вопрос о «подлинном и последнем принципиальном характере» обращения познающего поведения к сущему - который оказывается «бытием, смыслом быия» 364.

Итак, вывод, который мы должны сделать: Хайдеггер всерьез порывает с традицией этого термина. Он придает ему новый - онтологический - смысл. Причем, для того, чтобы сделать этот вывод, необязательно ссылаться на «Бытие и время» - это ясно уже из центрального для «Феноменологических интерпретаций к Аристотелю» тезиса: «Жизнь - транзитивна: Dasein = в и через жизнь быть»

Итак, именно в лекциях з.с. 1921-1922 гг. мы находим первое свидетельство того, что «Dasein» превращается у Хайдеггера в самостоягель- ную категорию. Переход от «размытости» понятия «жизнь» к «определенности» термина «Dasein» не остался незамеченным 365. Заметно также, что вторая часть лекций об Аристотеле в значительно большей мере, нежели первая, является онтологически ориентированной366

Каким образом Хайдеггер переходит от «жизни» и «фактической жизни» к «Dasein»? Каков смысл этого изменения терминологии - если оно вообще значительно?

<< | >>
Источник: Михайлов И.Н.. Ранний Хайдеггер Между феномено-логией и философией жизни - М.: Прогресс-Традиция; Дом интеллектуальной книги. - 284 с.. 1999

Еще по теме § 67 Слово «Dasein:

  1. Глава первая. Феноменологические интерпретации Аристотеля От «жизни» к «человеческому бытию» («Dasein»)
  2. МОЛИТВЕННОЕ СЛОВО
  3. ЗАГОВОРНОЕ СЛОВО
  4. ЗАКЛИНАТЕЛЬНОЕ СЛОВО
  5. ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО
  6. ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО
  7. ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО
  8. ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО
  9. ВВОДНОЕ СЛОВО
  10. Вступительное слово
  11. Вступительное слово
  12. ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ СЛОВО
  13. СЛОВО ПАМЯТИ
  14. § 12. Слово пророка