<<
>>

§ 67 Слово «Dasein

»

Слово Dasein впервые становится интересным для нас как определенная веха в творческом пути Хайдеггера. Существенным обстоятельством является то, что термин «Dasein» в лекциях 1919-1920 гг.

в терминологическом смысле не употребляется вообще. Если, далее, он и фигурирует в лекциях летнего семестра 1920 г. - как конкретное историческое человеческое бытие, актуальное человеческое бытие - то подразумевается под этим, скорее, «конкретный человек» 351, и «Dasein» может еще переводиться (по традиции его употребления в немецком философском языке) как «существование». Смысл «Dasein» не выделен - проблема истории ведет «просто» к человеку «в его конкретном, индивидуальном человеческом существовании» 352. В противовес разрабатываемой Риккертом и

Виндельбантом проблеме «Аргіогі», в рамках которой «конкретный человек кажется исчезающим», Хайдеггер пытается открыть перспективу на «конкретную изначальную экзистенцию» 353, но пока мало что говорит о том, что «экзистенция» приобретет то толкование, которым она известна по «Бытию и времени». «Человеческое существование» (Dasein) 354 не всегда отделяется Хайдеггером от «человеческой жизни» (Leben), и эти выражения часто используются как синонимы. Лишь в 1923 году Хайдеггер окончательно разграничивает термин «Dasein» и понятие «человека» 355«Dasein» появляется с того времени в его лекциях уже как самостоятельная категория, практически полностью вытесняя «жизнь».

Каким образом Хайдеггер переходит от «жизни» и «фактической жизни» к «Dasein»? Каков смысл этого изменения терминологии - если оно вообще значительно? Какими обстоятельствами оно сопровождается? Проблема того, как следует толковать перемену в философской ориентации Хайдеггера, связанную со «словом Dasein», будет обсуждаться далее 356. Прежде необходимы замечания относительно предыстории термина.

Первое обстоятельство, определяющее все последующие размышления о том, как следует толковать (а соответственно и переводить) термин Dasein, заключается в следующем: «Dasein» является немецким переводом латинского термина existentia.

Потому наш перевод «Dasein» на русский язык является - чисто формально - переводом перевода. И является логичным переводить «Dasein» как «существование». Воспроизведем основную схему, присущую этой традиционной - латиноязычной - средневековой проблематике для того, чтобы последующие рассуждения были более понятны.

Одной из центральных проблем средневековой философии являлась проблема различения бытия (esse) и сущего (existentia). Сущность предшествует существованию, в «сущности» любой сотворенной'Богом вещи (а также человека) не заложено необходимости существования. Предикат существования необходимо принадлежит лишь самому Богу. Забегая вперед, отметим, что у Хайдеггера в «Бытии и временю), (а впоследствии и во французском экзистенциализме 357), наоборот, «существование» получает преимущество перед «сущностью»: «Сущность Dasein, - говорит Хайдеггер, - лежит в его экзистенции» 358. По отношению к человеку это значит: не так обстоит дело, что сначала «есть» некая вневременная «сущность» человека, которая может реализовываться в том или ином конкретно существующем человеке. Наоборот, «сущность» есть именно то, что формируется, становится в существовании, «экзистенции», человека. Казалось бы, это толкование, принадлежащее самому Хайдеггеру, говорит в пользу того, чтобы видеть в хайдеггеровском Dasein именно «существо- вание», которое пока что нет причин считать не совпадающим с «экзистенцией». На первый взгляд, в пользу такого понимания говорит и история вхождения этого термина в немецкий философский язык 43.

«Первоначально этот термин, составленный из ''da" и "sein", не является специфически философским термином. Он - субстантивированный инфинитив глагола dasein. Пример того, что в первую очередь речь идет именно о глаголе, дает, кстати одно выражение Гегеля, которое цитирует Хайдеггер на С. 435 «Бытия и времени»: «существующее понятие» - «der daseiende Begriff». Слово Dasein, появившееся в XVII веке, поначалу означало присутствие (Anwesenheit), и этот смысл, который сохранился и по настоящее время приводится в любом словаре.

Однако в XVIII в. оно приобрело также и свое основное - философское - значение. Именно тогда Dasein используется для перевод латинского existentia и французского existence. Это - та эпоха (1650-1750), когда во всей Европе центром дискуссий становится декартово доказательство «бытия Бога» («existence de Dieu»). Так получается, что термин existentia, берущий свое начало в средневековой схоластике, входит в немецкий философский язык. В 1763 г. Кант использует его немецкий эквивалент в названии своей работы «Единственно возможная доказательная основа для демонстрации существования (Dasein) Бога». «Существование Бога», о котором говорит Кант, явно соответствует латинскому выражению existentia Dei, как оно встречается в «Медитациях» (1641) Декарта. Потому является совершенно естественным переводить «Dasein» как «существование», поскольку перевод перевода следует ориентировать на начальный термин в цепочке. Начиная с Канта «Dasein» является привычным эквивалентом «existentia», - точно так же, как немецкое «Wesen» передает латинский термин «essentia». Одним среди бесчисленного количества других примеров является следующий: в выражении Гегеля, которое Хайдеггер цитирует на С. 433, слово «Dasein» имеет онтологическое значение, которое, как отмечает Хайдеггер в примечании к С. 7, стало классическим или обычным («gewohnlich»). Однако сам Хайдеггер использует этот «обычный» смысл не так часто - С. 203, слл., где говорит о проблеме идеалистической философии: «существования вещей вне нас». Именно там Хайдеггер использует «Dasein» в духе традиции, идущей от Канта; «Dasein» означает: «действительное наличное присутствие (Anwesenheit) в мире» 359.

Между тем, в немецком философском языке используется и «онемеченное» лат. слово «Existenz», правда используется реже, нежели Dasein. Начиная с XIX в. «Dasein» постепенно начинает использоваться для обозначения человеческой жизни. Примечательным примером этого является выражение «Борьба за существование» (буквально: «Борьба за жизнь» - «Kampf ums Dasein» (1860), переводящее на немецкий язык выражение Дарвина «struggle for life». В конечном счете Dasein все чаще обозначает человеческую жизнь, существование (Existenz) человека. На это оказывают влияние такие два философские течения как философия жизни (Дильтей) и экзистенциализм (Киркегор). Как было показано выше, в этом же смысле - «Dasein» как «человеческая жизнь» - использует понятие в 1920 г. сам Хайдеггер. Даже в 1926 г., в «Бытии и времени», Dasein еще встречается в этом значении 360.

Итак, вполне можно было бы считать, что традиция использования слова «Dasein» в немецкой культуре, позволяющая переводить его как «существование», остается значимой и для Хайдеггера. Если он все чаще использует этот термин, то, вероятно, это происходит потому, что для него по каким-то причинам оказалось важным сделать акцент на экзистенциальном аспекте «жизни». Логическое продолжение такого намерения можно было бы усмотреть в «экзистенциальной аналитике» Dasein «Бытия и времени» 361 где, как мы уже говорили, Хайдеггер утверждает, что «сущность» человеческого существования заключена в его «экзистенции» 362. Но как в «Бытии и времени», так и в лекциях 1921-22 гг. экзистенция, существование человека, анализ фактичности его бытия в мире не являются главными целями Хайдеггера. Экзистенциальная аналитика Dasein только подготавливает постановку вопроса о смысле бытия. В «Бытии и времени» автор тут же заявляет, что «всякое определенное бытие (So-sein) этого сущего есть первично бытие» 363. Во «Введении к Аристотелю» «бытие» также неотступно сопровождает «Dasein». «Dasein» появляется впервые тогда и там, где Хайдеггер впервые выходит из «жизни» как таковой и ставит вопрос о «подлинном и последнем принципиальном характере» обращения познающего поведения к сущему - который оказывается «бытием, смыслом быия» 364.

Итак, вывод, который мы должны сделать: Хайдеггер всерьез порывает с традицией этого термина. Он придает ему новый - онтологический - смысл. Причем, для того, чтобы сделать этот вывод, необязательно ссылаться на «Бытие и время» - это ясно уже из центрального для «Феноменологических интерпретаций к Аристотелю» тезиса: «Жизнь - транзитивна: Dasein = в и через жизнь быть»

Итак, именно в лекциях з.с. 1921-1922 гг. мы находим первое свидетельство того, что «Dasein» превращается у Хайдеггера в самостоягель- ную категорию. Переход от «размытости» понятия «жизнь» к «определенности» термина «Dasein» не остался незамеченным 365. Заметно также, что вторая часть лекций об Аристотеле в значительно большей мере, нежели первая, является онтологически ориентированной366

Каким образом Хайдеггер переходит от «жизни» и «фактической жизни» к «Dasein»? Каков смысл этого изменения терминологии - если оно вообще значительно?

<< | >>
Источник: Михайлов И.Н.. Ранний Хайдеггер Между феномено-логией и философией жизни - М.: Прогресс-Традиция; Дом интеллектуальной книги. - 284 с.. 1999

Еще по теме § 67 Слово «Dasein:

  1. Современная Западная философия
  2. Онтологизация языка (в феноменологии и герменевтике).
  3. § 53 Проблема истории
  4. § 56 Снова Ясперс и Хайдеггер Фактичность
  5. § 64 Религия - история - философия
  6. § 67 Слово «Dasein
  7. § 76 Задачи лекции и ее методическая ориентированность.
  8. Глава пятая. Кассельские доклады (1925)
  9. I
  10. §16. Мартин Хайдеггер и фундаментальная онтология человека
  11. ЛЕКЦИЯ 6 ДЕСТРУКЦИЯ И ДЕКОНСТРУКЦИЯ (М. Хайдеггер и Ж. Деррида об искусстве)
  12. § 3. «Больше одного языка»: междуязычное пространство метаксю (ретар)
  13. Забота о другом человеке Понятие заботы
  14. Г ерменевтика как одна из ведущих когнитивных практик