<<
>>

§29. Софистическая этика и риторика

Если не существует общеобязательной истины, то не может существовать и общеобязательного закона; если для каждого истинно то, что кажется ему истинным, то для каждого и справедливо то, что ему нравится.
Первое поколение софистов еще не сдёлало этого вывода из своих посылок.54 Если они выступали как учителя добродетели, то «и под добродетелью понимали в существенном то же самое, что все іривьікли понимать под нею. Как «Геракл» и другие моральные іекции П р о д и к а,55 так и советы, которые Г и п п и й вкладывал в ус- а Нестора, конечно, не встретили бы такого одобрения, если бы они (ротиворечили нравственным воззрениям своего времени. В диалоге Ілатона Pratagoras, 320 С и сл. Протагор говорит речь, которую ш можем считать в существенных чертах воспроизведением речи, действительно произнесенной софистом, а может быть и письменно опубликованной им; в этой речи он в мифологической форме разъясняет, что чувство права и обязанности есть дар богов, присущий всем людям; он, следовательно, признает естественное право, которого еще не отличает, как Гиппий (см. ниже), от положительного. Горгий писывает добродетель мужчины, женщины, ребенка, раба и т. д. в ухе обычного воззрения (Платон, Мепоп, 71 D и сл,: Аристот. эШ. I, 13. 1260 а 27); и этому воззрению соответствуют еще моральные рагменты Антифона. Но все-таки уже у софистов первого поколения шаруживаются некоторые из практических последствий их ;ептицизма. Протагор не без оснований шокировал греков, когда і своим обещанием «делать слабейшую сторону сильнейшей» (TOV ітсо A.oyov крє(тто) noiziv) рекомендовал свою риторику именно со гороны возможного злоупотребления ею; а Гиппий устанавливает А. е п о р h. Memor. IV, 14 и сл. Plat. Prot. 337 С) ту противоположность между законом и природой, которая позднее образует руководящую идею софистического искусства жизни. Платон вкладывает в уста Фрасимах а, Пола и Калликла воззрение, широкое распространение которого в софистических кругах подтверждает и Аристотель (Top.
IX, 12, 173 а 7): естественное право есть только право сильнейшего, все положительные законы суть лишь произвольные установления, утвержденные каждым данным властителем в его собственных интересах; если справедливость всеми восхваляется, то это происходит лишь от того, что масса народа находит ее полезной для себя, тогда как тот, кто чувствует в себе силу игнорировать законы, имеет и право на это. Гиппий сомневается в противоестественности брака между родителями и детьми; по-видимому также, уже в 5-ом веке в софистических кругах было много людей, восхвалявших общность жен. Но что, с другой стороны, различение между законом и природой могло содействовать освобождению от национальных предрассудков, — об этом свидетельствуют основанные на нем возражения против естественности рабства, которые упоминает Аристотель (Polit. I, 3. 6).

К человеческим установлениям принадлежала также вера в богов и почитание богов, ибо это казалось вытекающим из многообразия религий. «О богах, — писал Протагор, — я ничего не знаю, существуют ли они, или не существуют, и какую имеют природу». П р о д и к видел в богах олицетворения небесных тел, стихий, плодов земли, вообще полезных для человека вещей. В «Сизифе» К р и т и я вера в богов изображалась как изобретение политика, который с помощью страха хотел удержать людей от преступлений.

Но чем более человеческая воля освобождалась от преград, которые ставили ей доселе вера, традиция и закон, тем выше росла ценность тех средств, с помощью которых можно было склонить на свою сторону и подчинить себе эту всемогущую волю. И все эти средства объединялись для софистов в искусство речи, сила которого при тогдашних условиях действительно была совершенно исключительной и к тому же еще преувеличивалась теми, кто были обязаны этому искусству всем своим влиянием. И действительно, об огромном большинстве софистов нам определенно сообщают, что они выступали в качестве учителей красноречия, составляли руководства ораторского искусства, произносили и писали образцовые речи и даже заставляли своих учеников учить их наизусть.

Весь характер софистического преподавания требовал того, чтобы при этом наибольшее значение придавалось техническим средствам языка и изложения, а не логической и реальной правильности содержания. Речи софистов изготовлялись напоказ, и прежде всего стремились производить впечатление искусным выбором своей темы, неожиданными оборотами, многообразием выражений, изысканным, изящным и цветущим языком. Прежде всего Г о р г и й был обязан этим качествам блестящим успехом своих речей, которые, правда, более зрелому вкусу, уже и в древности, казались во многих отношениях слишком вычурными и холодными. Но некоторые из этих софистических риторов, как напр. в особенности Фрасимах, имели действительные заслуги в разработке ораторского искусства и его техники; и именно в их среде возникли также первые филологические изыскания. Протагор, по-видимому, первый различил роды имен существительных и прилагательных, времена глаголов и виды предложений; Г и п п и й дал правила о размере слогов и о благозвучии; а П роди к своим различением синонимических слов, которому он, правда, придавал преувеличенное значение, положил начало лексическим исследованиям и развитию научной терминологии.
<< | >>
Источник: ЭДУАРД ЦЕЛЛЕР. ОЧЕРК ИСТОРИИ ГРЕЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ. 1996

Еще по теме §29. Софистическая этика и риторика:

  1. 6. Этика благодати как этика свободы. Ее проблема в современной философии
  2. § 72 Этика Хайдеггера и этика Гуссерля
  3. Основы риторики
  4. СОФИСТИКА И РИТОРИКА В АФИНАХ
  5. Риторика. Филология. Литература
  6. §63. Риторика и учение об искусстве. Отношение Аристотеля к религии
  7. Введенская Л. А.. Риторика и культура речи, 2012
  8. Расцвет риторики; первые софисты
  9. Зверев С. Э.. Военная риторика Новейшего времени. Гражданская война в России., 2012
  10. О.З. Муштук. ОСНОВЫ ОБЩЕЙ РИТОРИКИ: Учебнометодический комплекс., 2008
  11. Риторика этой экономической науки248 Дейдра Макклоски
  12. ДЕЛОВАЯ ЭТИКА
  13. Глава 8 Этика