<<
>>

Караханиды и бухарские садры

Могущественное духовенство Мавара'аннахра не раз давало Кара-ханидам почувствовать свою силу. Подчас дело доходило до очень серьезных конфликтов, один из которых даже завершился гибелью хана Ахмада б.

Хызра. Одну из важнейших страниц в истории взаимоотношений Караханидов и духовенства составляют их отношения с садрами Бухары.

Первым исследователем истории бухарских садров из рода Бурханидов (Ал-и Бурхан) был В. В. Бартольд. Он установил, что это было семейство наследственных хатибов и ра'исов ханифит-ской общины в Бухаре. Представители этого рода носили титул садр-и джахан «столп мира», название же династии происходит от распространенного в их среде лакаба Бурхан ад-дин, который носил и основатель династии 'Абд ал-'Азиз, назначенный садром до 536/1141 г. Дом Бурханидов пережил не только Караханидов, но и монгольское завоевание. По мнению В.В. Бартольда, садры в своем лице соединяли духовную и светскую власть, были фактическими владетелями Бухары и ее области, где создали своего рода теократическое государство. Временами они признавали верховную власть Караханидов Самарканда, в другие же периоды были политически полностью независимы. И хотя Бурханиды принадлежали к духовенству, некоторые поэты ставили этих «носителей чалмы» выше, чем «носителей венца» [Бартольд, 1963а, с. 389-390, 417-420; 1964в, с. 515518; 19656, с. 387]. [237]

Впоследствии О.Прицак существенно дополнил исследование В.В. Бартольда, в основном по части хронологии и генеалогии Бур-ханидов. Он, в частности, установил, что 'Абд ал-'Азиз I получил от Санджара сан садра вскоре после 495/1102 г. По его мнению, и 'Абд ал-'Азиз, и его преемники были совершенно независимы от Кара-ханидов, которые являлись такими же вассалами Сельджукидов, а затем карахытаев, как и сами бухарские садры, почему О. Прицак [1952, с. 81-96; 1953, с. 50] счел возможным назвать владения Бур-ханидов «государством в государстве». О.Д. Чехович [1979, с. 230, 232], изучая организацию и статус городов Средней Азии феодального периода, выявила немногочисленные примеры, когда города достигали независимости и самоуправления. К числу именно таких городов она отнесла и Бухару при садрах в XII в.

Других специальных исследований о Бурханидах, насколько известно, не было. Писавшие о них авторы в основном следовали В.В. Бартольду, отчасти О. Прицаку, в частности, в оценке самостоятельности бухарских садров. Дальше всех в этом отношении пошли авторы коллективной монографии «История Бухары», где утверждается, будто династия садров зародилась в Бухаре «после падения Караханидов» [История Бухары, 1976, с. 94]; это следует понимать в том смысле, что с момента зарождения династии власть Караханидов на Бухару уже вовсе не распространялась.

При изучении истории Бурханидов и их взаимоотношений с Караханидами нумизматические материалы фактически не привлекались. Отчасти это и понятно: до недавнего времени бухарский чекан XII — начала XIII в. почти не был известен. Теперь положение изменилось к лучшему. Это и позволило нам по-новому рассмотреть взаимоотношения Караханидов и бухарских садров в специальной статье [Кочнев, 19856, с. 104-112], основные положения которой излагаются ниже.

От Мухаммада б. Сулаймана, при котором возникла династия Бурханидов, дошли бухарские дирхамы 513/1119-20 г.

Кроме того, в 515/1121 г. Мухаммад завершил возведение бухарской соборной мечети, минарет для которой был воздвигнут в 521/1127 г. [Бар-тольд, 1963а, с. 161]. Бухарский чекан следующих западных каганов, Хасана б. Али и Махмуда б. Мухаммада, неизвестен, но те монеты Хасана, что до нас дошли, имеют ферганское происхождение. [238]

Ибрахим 6. Мухаммад оставил бухарские дирхамы 541, 543, 545 гг.х. и без даты, а также фалсы 54х г.х. Монеты Али б. Хасана вовсе неизвестны, по данным же рукописных источников он был владетелем Самарканда и Бухары [Бартольд, 1963а, с. 397; Давидович, 19776, с. 181]. Среди немногочисленных монет Махмуда 6. Хусай-на есть бухарский динар без даты. Чекан Мас'уда б. Хасана представлен только самаркандской продукцией, тем не менее, власть его распространялась и на Бухару: по данным продолжателя Нар-шахи, в 560/1165 г. Мас'уд восстановил там городские стены. Его сын и преемник Мухаммад в 574 г.х. выпускал в Бухаре динары. 'Абд ал-Халик б. Хусайн правил всего несколько месяцев. От его брата Ибрахима дошли бухарские динары 574, 582, 590, 597 и 589 или 599 гг.х., дирхамы 587 или 589 г.х., фалсы 590 г.х., а также ряд динаров и дирхамов с утраченными датами. Ибрахиму и его сыну 'Усману посвятил свои стихи садр "Умар б. Мас'уд [Прицак, 1952, с. 90]. Бухарские монеты 'Усмана не известны, но Ибн ал-Асир под 604/1207-08 г. упоминает тогдашнего владетеля Мавара'аннахра (т.е. 'Усмана) как «султана Самарканда и Бухары» и «господина» «жителей Бухары и Самарканда» [МИКК, с. 73-74].

Из приведенных данных следует, что в XII — начале XIII в. владетелями центрального Мавара'аннахра были, по крайней мере, 11 ханов. Быть может, со временем, благодаря новым монетным находкам, список этих владетелей будет подправлен и дополнен, хотя едва ли такое дополнение будет существенным; скорее всего, это будут одно или несколько имен, чьи носители могли занимать самаркандский престол самое короткое время. Итак, из одиннадцати известных владетелей Самарканда пятеро чеканили монету в Бухаре. Из остальных шести четверо правили очень недолго, чем, видимо, объясняется отсутствие (по крайней мере, ныне) их бухарских монет. Кроме того, надо учитывать и тот факт, что производство монет в Западном каганате в XII — начале XIII в. было централизовано и сосредоточено главным образом в столичном Самарканде, тогда как чекан в Бухаре не мог быть столь же регулярным.

Чисто теоретически можно было бы допустить, что в Бухаре чеканка монет с упоминанием Караханидов являлась простой формальностью, отнюдь не отражавшей действительного положения вещей, и вовсе не свидетельствует о реальном подчинении [239] Бухары Караханидам. Однако в 3 случаях из 5 показания монет и рукописных источников совпадают, что побуждает признать достоверными и нарративные данные. А это значит, что власть по крайней мере 7 из 11 самаркандских Караханидов признавалась в Бухаре. Остальные же, за исключением Махмуда б. Мухаммада, царствовали недолго, и даже их самаркандские монеты составляют исключительную редкость. Всё это дает право заключить: почти все (а скорее всего, просто все) Караханиды Самарканда XII — начала XIII в. распространяли свою власть и на Бухару.

Чрезвычайно показательно, что не известно ни одной монеты Бурханидов, тогда как караханидские монеты Бухары представлены многими именами, типами и датами во всех традиционных номиналах (динары, дирхамы, фалсы). Коль скоро бухарские садры ни разу не реализовали неотъемлемое право всякого суверенного мусульманского государя на собственную монетную чеканку (сикка), то, по крайней мере, с формальной точки зрения, они и не могли считаться суверенными правителями. Суверенами Бухары выступали в этом плане Караханиды.

Таким образом, верховная власть большинства (а вполне возможно, и всех) караханидских владетелей Мавара'аннахра XII — начала XIII в. признавалась в Бухаре, бухарские же садры, начиная с момента возникновения династии Бурханидов и вплоть до захвата Бухары Мухаммадом б. Текишем (604/1207 г.), подчинялись Караханидам. Надо полагать, реальная власть в Бухаре в течение всего этого периода была сосредоточена в руках садров, и всё же они находились в зависимости от владетелей Самарканда. На разных этапах степень этой зависимости была различной: временами (как явствует из рукописных источников) почти не ощутимой, иногда же довольно значительной.

О последнем свидетельствуют фалсы Бухары и Самарканда 590/1193-94 г., которые являют один и тот же тип: они не различаются ни содержанием и размещением легенд, ни оформлением, даже украшение в поле л.ст. у них совершенно одинаковое; единственная разница — в наименовании монетного двора. Примеры предшествующего периода показывают, что единый тип медной разменной монеты в Западном каганате в конце XI — начале XII в. устанавливался централизованно. [240]

Однотипность фалсов Бухары и Самарканда 590 г.х. тоже следует считать результатом единой монетной политики и фактического, а не номинального подчинения Бухары Ибрахиму б. Хусайну. Чрезвычайно показательно, что в период его правления даже тип медной разменной монеты для Бухары утверждался центральной властью, т.е. даже на этом, в общем, невысоком уровне Бухара не могла проявить свою самостоятельность.

В.В. Бартольд полагал, что временами караханидские государи распространяли власть на Бухару, временами же садры были совершенно независимы. Так, по его мнению, в 560/1165 г. власть в Бухаре принадлежала Тафгач-хану Мас'уду, затем садрам, но потом Ибрахим б. Хусайн «восстановил» здесь власть самаркандских ханов [Бартольд, 1963а, с. 418-419]. Вывод о переходе Бухары к садрам покоится на том, что автор сокращенной редакции истории Наршахи Мухаммад б.

Зуфар в 574 г.х. посвятил свой труд садру Бурхан ад-дину 'Абд ал-'Азизу. Сам по себе этот факт отнюдь не говорит об утрате Караханидами власти над Бухарой: Вабкентский минарет был выстроен в 593-595/1196-99 гг. от имени того же са-дра [Нильсен, 1956, с. 94-95], хотя, как показывают бухарские монеты 590 и 597 гг.х., в Бухаре в это время признавали власть Ибра-хима б. Хусайна. Против выводов В.В. Бартольда свидетельствует и караханидский динар, битый в Бухаре в 574 г.х. преемником Мас'уда и предшественником Ибрахима Мухаммадом.

Приведенные данные отнюдь не опровергают главного тезиса В.В. Бартольда и О. Прицака о самостоятельности бухарских садров. Но о полной их независимости, пусть даже на отдельных этапах, теперь, по нашему мнению, говорить не приходится. В свете новых материалов едва ли приемлемо и данное В.В. Бартольд-ом определение Бухары при Бурханидах как «теократического государства», во всяком случае, во второй его части; правильнее будет считать ее «владением» в системе Западного каганата.

Как показано выше, на протяжении XII — начала XIII в. шло постепенное дробление каганата с отпочкованием всё новых ханств, в том числе сравнительно небольших. Правители всех этих ханств чеканили собственную монету и были независимы от главы Западного каганата, сидевшего в Самарканде. Иное дело — садры. Конечно, зависимость садров Бухары от правителей [241] Самарканда на каких-то этапах могла быть достаточно формальной, и всё же это была зависимость, выражавшаяся, в частности, в отсутствии собственного монетного чекана Бурханидов. И хотя садров можно было сравнить «только с самыми великими господами и высочайшими владетелями» [Насави, 1996, с. 63], их официальный политический статус был ниже статуса любого мелкого хана, осуществлявшего самостоятельный чекан. Каждый из этих ханов стоял во главе самостоятельного государственного образования, обладавшего определенным суверенитетом, тогда как Бухара до начала XIII вв. оставалась владением в составе одного из таких государств, хотя и важнейшего из них.

Итак, политическая зависимость Бурханидов от Караханидов Самарканда несомненна. Сопровождалась ли она также экономической зависимостью? Стремясь доказать полную независимость садров, обычно ссылаются на Ибн ал-Асира, который сообщает, что они сами собирали для карахытаев дань с Бухары [Прицак, 1952, с. 88]. Однако, во-первых, это сообщение относится к последним годам существования каганата, когда в Самарканде сидел еще совсем юный хан 'Усман, почему связи Бухары со столицей могли ослабеть; не известно, была ли подобная практика обычной и для XII в. Во-вторых, из сообщения Ибн ал-Асира вовсе не следует, будто из собранных с Бухары налогов в Самарканд не поступало ничего. Прямых свидетельств по этому вопросу в рукописных источниках нет, однако можно высказать некоторые косвенные соображения. Известно, что садр Мухаммад б. 'Умар обратился за помощью против карлуков к владетелю Самарканда Чагры-хану 'Али, который сумел их разгромить. Позднее, в 560/ 1164-65 г., Кылыч Тафгач-хан Мас'уд восстановил стены Бухары. Как можно заключить из этих примеров, Караханиды Самарканда защищали Бухару, тратили средства на ее оборону, т.е., защищая бухарцев, выполняли одну из обязанностей государя по отношению к своим подданным, которые, в свою очередь, были обязаны выплачивать ему подати. Наконец, сама монетная регалия предполагает определенные права, привилегии и, как правило, доходы, причем не только от денежной чеканки. Объем этих прав и привилегий монетные надписи, разумеется, не раскрывают, но самый факт выпуска Караханидами монет в Бухаре позволяет [242] предполагать, что какая-то часть бухарской подати поступала в самаркандскую казну.

Таким образом, садры Бухары из рода Бурханидов были зависимы от Караханидов Самарканда не только в политическом, но, вероятно, и в экономическом отношении.

<< | >>
Источник: Кочнев Борис Дмитриевич. Нумизматическая история Караханидского каганата (991-1209 гг.). Часть I. Источниковедческое исследование / Ответ. редактор В. Н. Настич —344с.. 2006

Еще по теме Караханиды и бухарские садры:

  1. Караханиды и Гуриды
  2. СРЕДНЯЯ АЗИЯ ПРИ КАРАХАНИДАХ
  3. Караханиды и карахытаи
  4. Караханиды и Сельджукиды
  5. Караханиды и Ануштегиниды
  6. № 515 ДОГОВОР МЕЖДУ РСФСР И БУХАРСКОЙ НАРОДНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ 6 ноября 1920 Г.
  7. ПРИКАЗ КОМАНДУЮЩЕГО БУХАРСКОЙ ГРУППОЙ ВОЙСК ТУРКЕСТАНСКОГО ФРОНТА ОБ ОХРАНЕ НАРОДНОГО БОГАТСТВА 6 сентября 1«920 I,
  8. ТЕЛЕГРАММА ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ТУРККОМИССИИ В ЦК РКП(б) О ПРИНЯТЫХ МЕРАХ В СВЯЗИ С НАЧАЛОМ БУХАРСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ 26 августа 1920 і
  9. 512 ВРЕМЕННОЕ ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ МЕЖДУ РСФСР И БУХАРСКОЙ НАРОДНОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКОЙ Октябрь 1920 г.
  10. № 480 ТЕЛЕГРАММА М. В. ФРУНЗЕ В. И. ЛЕНИНУ В СВЯЗИ С ГОТОВЯЩИМСЯ НАПАДЕНИЕМ БУХАРСКОГО ЭМИРА НА СОВЕТСКИЙ ТУРКЕСТАН Не позднее 1 августа 1920 г.407
  11. № 477 ИЗ ПИСЬМА БУХАРСКИХ ГРАЖДАН НА ИМЯ ЦК БКП ОБ ИХ ТЯЖЕЛОЙ ПОДНЕВОЛЬНОЙ ЖИЗНИ В ЭМИРСКОЙ БУХАРЕ406 27 июля 1920 r.**J
  12. № 492 ТЕЛЕГРАММА КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ТУРКЕСТАНСКОГО ФРОНТА М. В. ФРУНЗЕ В. И. ЛЕНИНУ О ПАДЕНИИ ВЛАСТИ БУХАРСКОГО ЭМИРА416 ( амарканд 2 сентября 1920 г.
  13. ИНСТРУКЦИЯ ДЛЯ ЧРЕЗВЫЧАЙНОЙ ПОЛНОМОЧНОЙ ДЕЛЕГАЦИИ БУХАРСКОЙ СОВЕТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ, НАПРАВЛЕННОЙ К ПРАВИТЕЛЬСТВУ РСФСР В МОСКВУ422 22 октября 1920 г. 1.
  14. ВОССТАНИЕ МАХМУДА ТАРАБИ
  15. ПАДЕНИЕ САМАНИДСКОГО ГОСУДАРСТВА. ВОЗНИКНОВЕНИЕ УЗБЕКСКОЙ НАРОДНОСТИ